В Европарламенте – о судьбе русских СМИ в странах Балтии и Украине

Фото автора

В Европарламенте состоялись слушания «Настоящее и будущее русских СМИ в Литве, Латвии, Эстонии и на Украине». Инициатором этого обсуждения, в котором приняли участие журналисты из стран Балтии и Украины, стала европарламентарий от Латвии Татьяна Жданок.

СМИ как опора русской идентичности

Сама Татьяна Аркадьевна не смогла присутствовать на парламентских слушаниях, поскольку находилась в командировке в Шри-Ланке, однако она направила видеообращение к участникам: «Выживут ли русские средства массовой информации, находящиеся за пределами Российской Федерации? Эта тема очень важна, поскольку в Европейском союзе проживают 7 миллионов человек, для которых русский язык является родным. И в первую очередь судьба русских СМИ важна для жителей стран Восточного партнерства».

Модератором слушаний евродепутат попросила стать сопредседателя Русского союза Латвии, депутата Европарламента прошлого созыва Мирослава Митрофанова. «Для русского и русскоязычного человека существует несколько опор, которые поддерживают нашу идентичность. Это, конечно же, семья, школа, в некоторых случаях – церковь. И, безусловно, средства массовой информации: пресса и в более широком смысле то, что мы называем масс-медиа – телевидение, радио, социальные сети и т.д. Благодаря взаимодействию этих четырех факторов русский язык и русская культура продолжают жить на постсоветском пространстве и спустя 30 лет после распада Советского Союза», – сказал М.Митрофанов, открывая обсуждение.

Самым золотым временем для русских СМИ, по его мнению, были 90-е годы, когда рыночная экономика только развивалась, открывая массу возможностей для финансирования. Процветали газеты, неплохо себя чувствовали телевидение и радио. Сейчас рыночные условия меняются и становятся неблагоприятны для русских СМИ за пределами России. Причин тому много. И в первую очередь это депопуляция традиционных печатных изданий и ТВ, чью аудиторию все активнее забирает себе интернет. Государственное регулирование русских СМИ осуществляется не впрямую, а опосредованно – через ту же рыночную экономику, когда частной корпорации давать рекламу в русскую газету или тем более финансировать ее становится невыгодно.

Эстония: «Мы потеряли читателей и профессионализм»

О положении дел в русских СМИ Эстонии рассказал главный редактор интернет-портала «Трибуна» и журнала «Красивая жизнь» Родион Денисов. Он был последним редактором самой популярной в стране газеты «Молодежь Эстонии», пока ее не довели до банкротства в 2010 году. С тех пор в Эстонии не осталось ни одной ежедневной газеты на русском языке. «Фактически для русской общины свободным местом выражения своих идей остаются лишь социальные сети, еженедельник «МК Эстония», портал «Трибуна» и еще несколько небольших интернет-изданий. Есть еще муниципальные СМИ и заказные передачи на Первом Балтийском канале, но они выполняют чисто пропагандистские функции. После крымских событий в Эстонии в качестве инструмента борьбы с «российской пропагандой» был создан русскоязычный общественно-правовой телеканал ETV. У него есть определенные политические цели, он и создан для того, чтобы способствовать изменению русской идентичности, ассимиляции русских в Эстонии», – утверждал Р. Денисов.

Он также упомянул о пришедшем в Эстонию два года назад российском информационном агентстве «Спутник», которое эстонские власти используют «как пугало для национально ушибленного электората». Банковские счета «Спутника» в Эстонии арестованы, сотрудников и людей, осмелившихся дать агентству комментарий или информацию, вызывают в местные спецслужбы.

Депутат Европарламента Яна Тоом, много лет отдавшая журналистике, обратила внимание на другое – на низкий уровень профессионализма в СМИ: «Я не знаю, регулирует ли рынок существование русской прессы. Но в 1994 году тираж нашей газеты «Молодежь Эстонии», которую читали даже на Камчатке, составлял 300 тыс. экземпляров. Сегодня в стране остался только один еженедельник на русском. И в нем, и в так называемых «кликовых» СМИ (интернет-издания, блоги. – Ред.) русский язык безграмотный, качество изложения ужасающее. Такое впечатление, что корректоры, выпускающие редакторы просто вымерли. Потому что образование плохое. Маргинализация русской общины в Эстонии очевидна, и власти этому способствуют. Мы потеряли читателей, потеряли профессионализм. Когда это произошло? Мы и сами не заметили, как это случилось».

По мнению евродепутата, причиной бедственного положения русских печатных изданий является не только отсутствие финансирования и уход читателей в интернет. И привела вселяющий оптимизм пример: в маленьком городке Нарва на северо-востоке Эстонии имеется пять русских газет. А им как удается выживать?

Латвия: информационное поле формирует… смартфон

Журналист интернет-портала «Спутник Латвия» Владимир Дорофеев разделил озабоченность депутата Европарламента по поводу низкого качества материалов в русских СМИ. «За 10 лет из пяти русских ежедневных газет выжила только одна. И это при том, что в Латвии проживает 37% русских. Упало качество, все меньше авторских материалов. Журналисты либо уходят в интернет, либо работают на российские издания, а то и вовсе уезжают из страны», – рассказал он.

Социологический опрос, проведенный среди русских жителей Латвии летом 2018 года, выявил следующую картину. Печатными СМИ интересуются чуть больше половины опрошенных, и в основном это люди старшего поколения. Молодежь в возрасте до 34 лет предпочитает интернет-СМИ, 18-24-летние вообще не берут в руки газеты и журналы, 90% из них черпают новости в интернете.

«Но что интересно: обращаясь за информацией через смартфон, молодой человек тем самым раскрывает свои предпочтения, и в последующем аппарат сам решает за владельца, какие новости ему следует знать. Таким образом тот получает неполную или даже искаженную картину мира, сформированную для него искусственным интеллектом, и это тревожный знак», — считает журналист.

Уже после парламентских слушаний стало известно, что латвийские власти отключили в стране 9 российских телеканалов. Причина: их конечным бенефициаром является Ю. Ковальчук, который находится в санкционном списке.

Литва: трудно быть русским изданием

В Литве тоже то и дело отключают российские телеканалы, но причины другие — политико-идеологические. Эти каналы смотрят в основном люди старшего поколения с вполне сформировавшимся мировоззрением, и их уже не нужно, как несмышленышей, оберегать от «российской пропаганды». Единственная новостная передача на русском языке «Литовское время», выходившая в Литве на Первом Балтийском канале, закрылась еще в январе 2018 года в силу экономической составляющей. Зато правительство А. Кубилюса намеревалось открыть несколько польских телеканалов, чтобы «оттянуть» поляков от просмотра российского ТВ, что и было сделано.

Чтобы был понятен ландшафт потребителей русского контента в Литве, следует привести такие цифры: в стране проживают люди 154 национальностей, нацменьшинства составляют 14% всех жителей, из них 6% – поляки, 5% – русские. Это многонациональное меньшинство объединяет русский язык. На нем они привыкли смотреть телевизор, слушать радио и читать газеты. Информационно-развлекательное «Русское радио» любят слушать и литовцы, частенько заказывая там музыкальные подарки.

В Литве, как и у соседей, уже давно нет ежедневных газет на русском. Есть четыре еженедельника, содержать которые финансово становится все труднее. Особенно после событий на украинском Майдане, когда, словно по чьему-то мановению, от русских изданий стали отворачиваться рекламодатели. Но финансовые трудности испытывают и литовские печатные издания – одна республиканская газета закрылась, другая перешла на еженедельный формат.

Среди русских журналистов очень мало молодежи. Может быть, в этом причина того, что в Литве скудно с интернет-СМИ.

Фото автора

Украина: все намного страшнее

Украинские СМИ на европарламентских слушаниях представляли журналисты Дмитрий Василец и Павел Волков. Оба за свою профессиональную деятельность уже успели побывать за решеткой и потому говорили не столько о русских СМИ в своей стране, сколько о преследовании властями неугодных журналистов.

«После Евромайдана на Украине началось ограничение свободы слова, открытое физическое насилие в отношении оппозиционных журналистов и блогеров. За нападения на них практически никто не наказан. Принят дискриминационный языковой закон, по которому 90% телевизионного контента должно быть украиноязычным, хотя в стране проживает более 40% русских людей. СМИ, получающие гранты от Евросоюза, сознательно замалчивают их проблемы и выдают лишь негативную информацию про Крым и Донбасс. Власти законодательно ограничили для населения информационное пространство, в том числе и в социальных сетях», – перечислил Д. Василец.

Дмитрий 820 дней провел в следственном изоляторе, где условия гораздо хуже, чем в тюрьме. СБУ обвинило его в «информационном терроризме» – якобы он своими материалами помогал «террористам» Донбасса. Суд первой инстанции вынес ему приговор – 9 лет лишения свободы.

«СБУ сфабриковало дело против меня, не предоставив суду никаких веских доказательств. Но эта история получила широкую огласку, на мою защиту встала общественность, адвокатское сообщество предоставило мне бесплатно  защиту. Десятки людей приезжали из Киева в Житомир на мой суд. Требование освободить меня подписали 25 евродепутатов. Властям пришлось меня выпустить, отменив приговор. Но прокуратура вернула это фейковое дело в суд первой инстанции. За 20 месяцев уже состоялось 8 судебных заседаний, скоро будет девятое. Когда все это закончится – вопрос к политэлите», — рассказал Дмитрий «Литовскому курьеру» после слушаний.

Провластные, так называемые «грантовые» СМИ Украины, сказал он, не только молчат о репрессиях против своих же коллег, но и вообще  делают вид, что в стране нет политзаключенных, утаивая эту информацию от международного журналистского сообщества. «Но на Украине есть честные журналисты, которые не боятся громко говорить об этом. Они, например, подробно освещали в своих газетах и на ТВ ход моего дела, что и вызвало такой большой резонанс», — добавил Д. Василец.

Павел Волков говорил о политике этноцида в отношении русского населения Украины. «Уничтожается их национальная идентичность, проводится принудительная ассимиляция с помощью дискриминационных законов. С 2020 года на Украине не останется русских школ, хотя в Конституции есть статья о свободном использовании и всестороннем развитии русского языка. Прямое физическое насилие со стороны  неонацистов не пресекается властями, запуганные ими люди вынуждены либо молчать, либо уезжать из страны», — свидетельствовал украинский журналист.

Сам Павел отсидел полтора года за то, что выступал в защиту русского языка. Прокурор расценил это как посягательство на территориальную целостность Украины и требовал для него пожизненного срока, потом 15 лет. Но суд оправдал журналиста спустя два года после ареста. Его жена Валерия рассказала, что 30-летний Павел еще не восстановился после пережитого и теперь живет на таблетках, ему предстоит операция на порванных сухожилиях плеча.

Смелость и неравнодушие, нетерпимость к несправедливости – вот что отличает этих молодых ребят с Украины, профессионально и честно выполняющих свой журналистский долг. Мы у себя, в сытых европах, уже и забыли об этих прекрасных качествах. «Я бы так не смог, свалил бы оттуда», – признался один их коллега из Латвии. А они, эти прекрасно образованные парни, никуда из своей страны бежать не собираются. После слушаний к ним подходили правозащитники, депутаты, общественные деятели, студенты из разных стран, пожимали руку.

Русским СМИ – финансовую помощь Евросоюза

«Дать людям возможность говорить на своем родном языке, общаться на нем, развивать и использовать во всех аспектах жизни – это проявление культуры и демократичности общества. Наша группа (Европейские объединенные левые силы Севера.-Ред.) будет защищать это право, а также их право участвовать в политической и экономической жизни общества», – сказал на слушаниях европарламентарий от Германии Гельмут Шольц.

Евродепутат от Словакии Мирослав Радочевский, порадовавшись, что ему впервые предоставилась возможность говорить в Европарламенте на русском языке, внес конструктивное предложение: «Для поддержания русских СМИ в странах Вышеградской четверки нужно привлечь финансирование Евросоюза. Я полагаю, что этот вопрос следует поднять в Европарламенте».

Кстати, кое-что в этом направлении уже сделано. Благодаря евродепутату Яне Игоревне Тоом журналистам русских СМИ в прошлом году Еврокомиссия выделила 500 тысяч евро на повышение профессиональной квалификации, предусматривающее стажировки в крупнейших европейских СМИ. «Я четыре года добивалась в Европарламенте этого финансирования. И сколько же журналистов отправилось в прошлом году на эту стажировку? Ни одного. Почему – вразумительного объяснения я так и не получила. Потеряли не только профессионализм, но и интерес к жизни», – возмущенная леностью и равнодушием бывших коллег, поведала Я. Тоом.

Елена ЛИСТОПАД

Оставьте свой комментарий

avatar
600