В. Шапока: «Раздавая обещания на 2020 год, надо быть консервативнее»

Фото BFL/Паулюса Пяляцкиса
[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

Чтобы увеличить доходы населения, Литва должна ускорить реформы в области просвещения, здравоохранения и инновационной политики. С замедлением роста экономики необходимо строго соблюдать фискальную дисциплину и правильно распределять общественные расходы, не забывая при этом о средствах по уменьшению нищеты, сказал в интервью BNS министр финансов Литвы Вилюс Шапока.

— Как распределяется проект бюджета на будущий год?

— Торговые войны, чувствительные геополитические ситуации в горячих точках мира, риски, связанные с Brexit и циклом самой экономики, подразумевают замедление глобального экономического роста. Мы не влияем на это, но мы должны реагировать разумно, и здесь лучший способ — это замедлить рост расходов путем установления приоритетов в фискальной дисциплине, сокращении бедности и ускорении реформ.

— Какие реформы вы имеете в виду?

— Необходимо ускорить реализацию реформ в сфере образования, здравоохранения и инновационной политики, иначе наша экономическая ситуация не будет решена. Все международные организации и я лично признаем, что политика в области образования, здравоохранения и инноваций является наименее эффективной в Литве. Если в будущем республика не предпримет необходимых шагов, то было бы просто наивно думать, что мы вырвемся из ловушки со средним уровнем дохода.

 — Вы не упомянули налоговую реформу. Значит ли это, что все необходимые решения в этой области уже приняты?

— Несмотря на мнение, что не следует уменьшать налогообложение, связанное с трудовыми отношениями, этот шаг был необходимым, и цель стать наиболее конкурентоспособной в странах Балтии является правильной. Мы должны понимать, что в наше время многое зависит от того, сколько у нас талантливых людей, насколько мы можем использовать потенциал людских ресурсов. С высоким налоговым бременем на работников мы бы изгнали этих талантливых людей.

— Однако на переговорах о правящей коалиции уже звучат заявления о третьем тарифе налога на доходы населения в размере 32 проц. Это, по существу, устранит ту пользу, которую получает от введения потолка взносов в «Содру» та часть населения, которая зарабатывает больше.

— Я ценю такое предложение просто как политическое послание и не более того. Введение такой ставки не принесет значительных доходов, считая по-бухгалтерски, у нас всего 4 миллиона евро и, с экономической точки зрения, они, вероятно, не будут собраны. Между тем ущерб будет нанесен высокотехнологичному сектору, который государство обещает всячески поддерживать.

Я считаю, что этого шага нужно избегать. Политическое послание может выглядеть хорошо, но вероятное долгосрочное воздействие, безусловно, будет негативным.

— В Сейме также рассматривается инициатива отказа от прекращения или замедления дальнейшего увеличения размера необлагаемого дохода.

— Увеличение размера необлагаемого дохода является одним из наиболее эффективных средств борьбы с бедностью. Это объективный факт, который признают все международные организации. На мой взгляд, необходимо поддерживать преемственность реформ, в том числе налоговых. Налоговая политика должна быть стабильной и предсказуемой, потому что каждый год мы изменяем налоги, мы просто увеличиваем политический риск в глазах инвесторов. Литва находится в чувствительной геополитической зоне, и поэтому мы должны сделать гораздо больше для привлечения инвесторов.

— Противники увеличения размера необлагаемого дохода утверждают, что «сэкономленные» таким образом средства могут быть перераспределены между конкретными социальными группами.

— В настоящее время существует широкий спектр дискуссий об увеличении затрат для любой группы жителей, но моя главная задача — строить экономическое развитие страны на устойчивых, а не на глиняных ногах. Финансовая стабильность страны является одной из ключевых основ устойчивого роста благосостояния. Даже перед выборами политики должны сохранять ответственность и не раздавать обещаний, не думая о том, как их выполнять.

— Вы хотите сказать, что дискуссии об отказе от увеличения размера необлагаемого дохода связаны не с заботой об общественных финансах государства, а с желанием порадовать отдельные социальные группы?

— Все политические силы согласны с тем, что высокий уровень бедности является одной из самых важных проблем в стране. И когда речь ведут том, что одно из самых эффективных средств борьбы с бедностью следует приостановить, а вместо него предлагают менее эффективные меры, то это действительно создает основу для такого впечатления.

— Дополнительные доходы мог бы дать налог на автомобили, загрязняющие окружающую среду, и более широкое налогообложение недвижимости. Мы говорим об этом не один год, но у нас нет решений.

— Мое мнение общеизвестно: шаги, которые связаны с рекомендациями Еврокомиссии и других международных организаций, неизбежны, но при этом нужна политическая решимость. Налогообложение автомобилей, загрязняющих окружающую среду, должно сочетать как систему стимулирования, так и систему оплаты за проезд, чтобы как можно скорее обновить парк автомобилей, загрязняющих окружающую среду. В противном случае в ближайшем будущем это будет стоить сотни миллионов евро из карманов тех же налогоплательщиков.

Обсуждая налог на недвижимость, мы должны учитывать его распределение. В скандинавских странах, которые считаются государствами всеобщего благосостояния, он приходится на треть населения, в то же время Литва является лидером по проценту населения, которому принадлежит недвижимость. Кроме того, стоимость нашей недвижимости, большую часть которой составляют многоквартирные дома советской постройки, составляет всего треть от среднего показателя в Евросоюзе. С исключением отдельных социальных групп, например, пенсионеров, у нас будет низкая налоговая база, и мы не соберем какой-либо значительный дополнительный доход, применяя стандартную ставку, аналогичную той, что и в других странах. Максимально мы получили бы несколько десятков миллионов евро.

Но во избежание в будущем более значительной концентрации недвижимости среди малой группы общества и для предотвращения взрыва на рынке недвижимости этот налог необходим.

— Вы говорите о неизбежности этих налогов, но их введение напоминает о нескончаемом выходе Соединенного Королевства из Евросоюза. Реально ли дождаться этих налогов в ближайшем будущем?

— Это непростой политический вопрос. Например, в Эстонии, где ситуация на рынке недвижимости схожа с ситуацией в Литве, такого налога нет, а в Латвии он появился благодаря Международному валютному фонду. В южных странах Европы, где значительная часть населения имеет недвижимость, налог ввести не удается.

Я думаю, что вариант, который правительство представило Сейму, в данном случае является достаточно сбалансированным: предлагается начать с налогообложения второго и последующих объектов недвижимости, таким образом, устраняя социально чувствительные группы и применяя этот налог в отношении более богатой части общества. Здесь все в руках Сейма.

— Надо ли будет в следующем году строже ограничивать расходы в связи с исключением из Пакта стабильности и роста?

— Здесь, как и в случае с семейными финансами, если в будущем рост доходов планируется снизить, то соответственно консервативнее надо смотреть и на увеличение расходов. Это ключевой фактор, все остальные вещи более производные. Со своей стороны, я сделаю все возможное, чтобы проект бюджета строго соответствовал фискальной дисциплине.

Мы должны отреагировать на тот факт, что наш экономический цикл в настоящее время замедляется, а экономический рост в следующем году замедлится еще больше.

— В каких секторах меньше всего надежды на повышение затрат в следующем году?

— Переговоры с министерствами еще не закончены, я хотел бы подчеркнуть, что в своих областях министры по-прежнему имеют большие возможности для повышения эффективности деятельности. Анализ Министерства финансов показывает, что у министерств есть потенциал и внутренние резервы.

— Влияние роста внутреннего потребления, которое компенсирует замедление роста экспорта, можно рассматривать как один из рисков?

— И Европейская комиссия, и Банк Литвы, и Государственный контроль, и Министерство финансов видят динамику цикла очень схожим образом –  накал экономики снижается. Более сильное проявление внутреннего спроса — инвестиций и потребления — на макроэкономические дисбалансы в настоящее время не влияет. Это также показывает и находящийся на нормальном уровне показатель инфляции. Если в бюджете не будет слишком популистских решений, эти дисбалансы не появятся и в будущем году.

— Может быть, в условиях замедления экономического роста стоило бы выделить больше средств на резервы?

— Я думаю, что сбережения действительно нужны, но мы должны сосредоточиться на сокращении бедности в контексте замедления экономики.

— Позволит ли это избежать ситуации 2009 года, когда кризис сильнее всего ударил по тем, у кого был самый низкий доход?

— Думаю, это будет действительно правильное решение. Я не говорю, что кризис приближается, но мне совершенно очевидно, что экономика будет расти медленнее.

— Но сейчас мы лучше подготовлены, чем десять лет назад?

— Значительно лучше.

— Несмотря на замедление экономического роста, в новейшей Программе стабильности указывается, что доходы бюджета должны увеличиваться на 6 проц. ежегодно в 2020–2022 гг. В то же время доходы от налога на добавленную стоимость (НДС) и налога на прибыль организаций будут увеличиваться соответственно на 8 и 10 процентов. Не кажется ли вам это слишком оптимистичным?

— За последние несколько лет мы увидели, что разрыв в НДС быстро сокращается. Я думаю, что здесь все еще есть потенциал, потому что разрыв был действительно велик, а возможности здесь еще не использованы. Что касается подоходного налога, мы видим, что инвестиционный стимул действительно работает, компании начали инвестировать, поэтому естественно, что после определенного цикла налог на прибыль придется восстанавливать. Все это оценено и подсчитано. Я думаю, что мы обоснованно можем ожидать этого.

— Вы не боитесь, что предприятия также начнут затягивать ремни с замедлением экономического роста?

— С учетом всех международных обстоятельств ситуация действительно очень неопределенная. Конечно, эти риски влияют на ожидания бизнеса и могут повлиять на инвестиционные планы и амбиции.

— Не затруднит ли реформа правительства в середине июля переговоры по бюджету 2020 года?

— В политическом поднебесье действительно есть неопределенность, но не спешил бы ее оценивать.

— А как вы оцениваете свои шансы продолжать работу на посту министра финансов?

— Я всегда говорил и буду говорить, что каждый министр должен работать так, как если бы он был вечным на своем посту, потому что ему нужно думать о будущем страны. С другой стороны, надо быть готовым уйти в отставку в любой момент. Я готов к этому.

— Мы все чаще слышим, что в ходе реорганизации правительства как одно из условий для министров будет партийная принадлежность. Вы полны решимости ради карьеры, скажем, вступить в Союз крестьян и зеленых?

— Никакая партийная принадлежность мне не интересна.

— Спасибо за беседу.

Оставить комментарий/ Parašyti nuomonę

avatar
600