Вальдемар Томашевский: «Там, где есть честная работа, всегда будут мир и согласие»

Фото из архива В. Томашевского
[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

 «Мы можем иметь разные взгляды на некоторые исторические и политические события. Пусть каждый останется при своем мнении. Объединять людей надо по хорошим делам, что мы и делаем», – сказал в интервью «ЛК» Вальдемар Томашевский.

– Имея горький опыт в работе правящей коалиции, тем не менее партия Избирательной акции поляков Литвы-Союза христианских семей (ИАПЛ-СХС) вновь согласилась войти в состав новой коалиции. Почему?

– Такое решение мы приняли на президиуме партии, а именно – начать переговоры о вступлении в правящую коалицию. Этому есть немало причин. Да, я согласен с тем, что у нас есть горький опыт работы в правящей коалиции. К сожалению, и об этом я говорил неоднократно, нашему политсовету не всегда хватает выдержки, умения держать свое слово, не плести интриги. Понятно, что такова сегодняшняя реальность, и она еще какое-то время будет продолжаться.

С другой стороны, такое положение дел надо менять. Но как?  Чтобы хоть что-то изменить, надо быть внутри этих процессов. Неслучайно о нашей партии говорят как о позитивном катализаторе, который объединяет других. На нас смотрят как на серьезную, честную политическую силу, у которой практически отсутствуют внутренние конфликты, политические интриги. Поэтому ИАПЛ-СХС зачастую рассматривают в качестве примера, как надо уметь работать. 

Однако не это стало решающим фактором вступления в правящую коалицию. Самое главное, с чего мы, собственно, начали вести переговоры – нам удалось договориться по основным программным установкам. Если бы этого не случилось, мы бы не поставили свои подписи.

Когда нам удалось договориться по программным установкам, начался следующий этап, а именно, надо было решить вопрос, каким образом мы сможем реализовывать наши цели.

– По каким конкретно программным установкам удалось договориться?

– Все они связаны с социальной справедливостью – с тем, чего не хватает нашему обществу. Не секрет, что Литва занимает практически последнее место среди стран-членов Евросоюза по доходам населения, хотя показатели нашей экономики и ВВП довольно неплохие, даже лучше, чем у наших соседей – Польши или Латвии. Но доходы, увы, очень низкие. Неслучайно мы говорим о дифференциации налогов, о том, что почти 30 лет обещали социал-демократы и так и не сделали, а нам удалось этого добиться еще будучи в меньшинстве и не в правящей коалиции. Уже сейчас есть определенная дифференциация, когда люди с низкими зарплатами платят меньше налогов.

Увеличение выплат по «детским деньгам» было тоже нашей инициативой, нашим проектом, который мы смогли ввести еще в 2016 году и все это время пытались его, что называется, протолкнуть. В этом году уже наметились какие-то контуры, удалось договориться о выплатах в 100 евро для большой группы людей – социально поддерживаемых, многодетных семей, для детей-инвалидов. Для всех остальных групп населения выплаты составят 70 евро. На таких условиях мы поставили свои подписи под меморандумом о коалиции.

Наша инициатива – бесплатные лекарства для пожилых людей, тех, кому 75 и выше. Уже действует карта для многодетных семей. Это тоже наш проект, который прошел и вступил в силу с 1 июля текущего года. Такая карта дает возможность многодетным семьям иметь льготы повсеместно – в магазинах, в частном секторе, в сфере услуг и т.д.

Так что в этом социальном направлении мы в основном и работаем, и это определило то, что мы пошли дальше, в правящую коалицию.

– Сегодня мы говорим о том, что социальные гарантии наряду с другими смогут остановить поток эмигрирующих из Литвы?

– Конечно. Если будут расти доходы, люди начнут понемногу возвращаться. Потому что как бы там ни было хорошо, родина есть родина. К тому же, если такие критерии, как увеличение доходов, улучшение системы здравоохранения, доверие к судам, отсутствие коррупции – будут выполнены, в Литву начнут возвращаться.

– По социальным показателям вы все время ставите в пример соседнюю Польшу. Эта страна одна из немногих в ЕС, которой удалось сохранить свою самодостаточность и не перейти на евро. В Литве с переходом на евро часть населения из средних слоев перешла в малоимущие.

– К сожалению, это факт. Своя валюта – это, во-первых, политический суверенитет, флагман государственности, а во-вторых, это большие экономические возможности. В случае кризисных ситуаций, имея свою валюту, у государства есть возможность маневрировать.

Думаю, что мы поспешили. После введения евро цены очень сильно выросли, особенно на различные услуги. Наша партия была против введения евро, тем более что в то время случился кризис в Южной Европе. Литва, войдя в зону евро, теперь в какой-то мере будет покрывать долги этих стран – Греции, Италии и др. Но сейчас, увы, обратной дороги уже нет.

Никогда еще простой человек на смене валюты не выиграл – это классический пример. Даже в советские времена, когда во главу угла ставили социальную справедливость, денежная реформа 1961 года очень сильно сказалась на доходах населения – выросли цены, а соответственно доходы упали.

Поэтому мы скептически относились к смене лита, считали, что не надо торопиться. На тот момент еще 10 государств ЕС, в том числе страны Восточной Европы, не входили в зону евро.

– По условиям вхождения в коалицию, вашей партии досталось два министерских кресла – Министерства транспорта и Министерства внутренних дел. Уже известны кандидатуры на эти должности, которые должен утвердить президент страны. Есть ли у ИАПЛ-СХС скамейка запасных кандидатов?

– Хочу подчеркнуть, что для нас это не самые важные посты, а только средство реализовать программу. Поэтому мы даже так не ставим вопрос: утвердят или нет, и что будет дальше. Считаю, что мы предложили компетентных кандидатов, которые работали в честной команде, и здесь нет даже маневра для того, чтобы их не утвердить. Если начнутся неясности, тогда и будем анализировать.

Еще раз повторю, что мы не рвались в коалицию, и если бы не удалось договориться по программе, тогда бы мы дальше вообще не пошли.

– Как вы расцениваете приглашение в правящую коалицию? Потому что не хватало голосов и позвали вашу партию? Или все-таки ИАПЛ-СХС представляет реальную политическую силу, некий политический баланс?

– Это очевидно, тем более что марафон выборов показал, за кого голосовал народ. Понятно, что президентские выборы имеют свою специфику, когда голосуют за фаворитов. Но даже в такой ситуации нам удалось получить немалую, 4-процентную поддержку и выиграть у всех кандидатов в трех самоуправлениях и на 102 участках.

Что касается выборов в самоуправления, то в шести из них у нас есть свои представители, а в двух – Вильнюсском и Шальчининкском — большинство. Что показательно, в каждом из них мы вошли в правящую коалицию, и с нами хотят практически все партии сотрудничать. Мы впервые вошли в правящую коалицию в Висагинасе, в которой работают три наших представителя. 

В такой ситуации даже сохранение своих позиций уже можно считать победой. А мы не только сохранили, но даже их усилили. Приглашение в правящую коалицию — тому пример.

Еще один хороший показатель – выборы в Европарламент. При такой большой конкуренции, когда даже некоторым уважаемым политикам не удалось набрать голосов и пройти, нам удалось.

Интересный факт, что выборы в самоуправления наименее политизированные выборы из всех. У них другая специфика, когда больше голосуют за своих местных, тех, кого знают. Выборы в Сейм и Европарламент уже с политической окраской, в них голосуют за политические идеи и политические силы, партии. И нам единственной парламентской партии удалось сохранить результат по выборам 2016 года в Сейм. Тогда мы получили 70 тыс. голосов (около 5,5 проц.), и сейчас на выборах в Европарламент мы тоже получили 70 тыс. голосов избирателей.

Поэтому в нынешних условиях сохранение позиций – это уже большой успех. Ведь тенденции сегодняшнего дня таковы, что в политику пришли новые силы, появились новые комитеты, которых не было раньше. Более того, за пять лет уменьшилось число избирателей – почти на 200 тысяч.

– Заранее предвидя результат президентских выборов, тем не менее вы в них участвовали. Для чего?

– Это важно. Если партия представляет серьезную силу на политическом Олимпе, объединяя в своих рядах всех людей доброй воли, не только представителей нацменьшинств, но и литовцев, и если она не участвует в президентских выборах, ее как бы и нет в сознании людей, в общественном пространстве. Тогда ты не можешь представить свою программу, свое видение, направление развития, не можешь ничего предложить, показать свои наработки, что сделано (а сделано уже немало). Все это надо показать людям, донести, что мы работаем для них, для простого человека. Но каким образом это можно сделать? Только участвуя в выборах, участвуя в политических дебатах, тем самым имея возможность более широкого выхода, на всю Литву.

Поверьте, баллотирование в президенты — это нелегкий, напряженный труд и стресс, которого я бы и своим оппонентам не пожелал. И то, что нам удалось удержаться в высшей лиге, произошло благодаря участию в выборах на всех уровнях. Кроме того, на выборах в Европарламент мы получили поддержку в лице новых избирателей, в том числе и литовского населения. Все, что мы делаем, показывает, что возможна и другая политика, бескорыстная, честная.

– В Европарламенте прислушиваются к голосам из Литвы?

– У Литвы в Европарламенте 11 голосов. Приблизительно это около полутора процентов от всего ЕП, что тоже важно. Тем более депутаты от Литвы работают по разным комиссиям, комитетам, и если бы их не было, то решения по некоторым вопросам принимались бы другими депутатами, как они их видят и планируют.

В Европарламенте я тоже большой акцент делаю на социальной справедливости, надо, чтобы уровень жизни, доходы людей в странах Евросоюза были одинаковыми. Мы выступаем за то, чтобы социальный и энергетический пакеты были одинаковыми, плюс равные права для наших земледельцев. Кроме того, я работаю в группе по контактам с Беларусью. Очень важно иметь хорошие отношения с соседями, чтобы не было конфронтации, от которой все будут только проигрывать. Клайпедский порт переваливает почти 20 млн тонн белорусских грузов, что дает большие поступления в наш бюджет. Что касается конфронтации со строительством атомной станции, то я бы ее назвал конфронтацией на ровном месте.

Да, я тоже не сторонник того, что у границы с Литвой строится Островецкая АЭС. Не очень комфортно жить, когда у тебя под боком находится атомная станция. Но если взглянуть на ситуацию глубже, то в немалой степени мы сами виноваты в том, что станция строится. Зачем Литве надо было закрывать Игналинскую АЭС? Она бы до сих пор могла работать. Болгария ведь смогла отозвать решение ЕС и не закрыть свою станцию. Но нам не хватило политической воли. С закрытием ИАЭС, с одной стороны, мы сильно ударили по своей экономике, а с другой — появилась другая станция. Это уже факт, который неизбежен и с которым надо смириться.

Понятно, что наши голоса в Евросоюзе не являются решающими, но, тем не менее, очень важно, чтобы их слышали. Сегодня по поводу дальнейшей судьбы Евросоюза есть разные мнения. Я, например, являюсь сторонником союза государств, чтобы не было никакой одной мифической федерации, которая все сметает на своем пути, в том числе культуру, самобытность, национальные традиции. И, конечно, идеологические аспекты – чтобы было меньше бюрократии, сохранялись христианские ценности. Сейчас не лучшее в этом плане время. Неконтролируемые потоки миграции плохо влияют на Европейский континент, когда приезжают люди совершенно из другой цивилизации, с другими обычаями и воспитанием. Поэтому я думаю, что мы должны все эти потоки четко контролировать. Об этом мы постоянно говорим в Европарламенте.

– Вопрос, который волнует многих людей, голосовавших на выборах за вашу партию. Почему в Страсбурге представитель ИАПЛ-СХС в составе литовской делегации в ПАСЕ голосовал против возвращения России в парламентскую ассамблею?

– Давайте взглянем на ситуацию по-другому. Вопрос с возвращением России в ПАСЕ решен?

Да.

– Вопрос решен. Российская делегация в ПАСЕ есть, и это самое главное. Преимущество голосов за возвращение России было очень большим – 60 голосов. Никакой абсолютно угрозы не было в этой связи. Так, может быть, не стоило поднимать такой шумихи. Да, литовская делегация придерживалась другой позиции. Но сейчас главное, что есть результат. А пытаться на этой волне расколоть национальные меньшинства, безответственно.

Мы можем иметь разные взгляды на некоторые исторические и политические события. Я никогда не скрывал и не стыжусь это подчеркнуть, что являюсь большим противником большевизма. Для меня это большое зло, такое же, как и для самой России, в первую очередь. Однако часть людей думает по-другому. Пусть каждый останется при своем мнении. Объединять людей надо по хорошим делам, что мы и делаем. «По плодам их узнаете их», – написано в Евангелии. Это и есть самое важное, а кто как проголосовал – всего лишь спекуляции. В данном случае это двойные спекуляции, потому что есть результат, и о чем тут без конца говорить.

– При этом имея свою точку зрения, это вам не мешает прийти 9 мая к Воинскому мемориалу на Антакальнском кладбище, прийти в парк Вингис на празднование Дня российской культуры.

– Мы приходили и будем приходить. Мы живем в одной стране, в одном городе, что нам можно делить. Очень важно отдать дань памяти тем, кто погиб во Второй мировой войне. Чем были виноваты эти молодые парни, солдаты, которые воевали и погибли за освобождение Европы от фашистской чумы.

Я – свободный человек и имею право выражать и проявлять свое мнение и взгляды. Я был свободным человеком всегда, и еще в советские времена, когда мне было 15 лет, поднял вопрос о Катынском геноциде польских офицеров, когда в 1940 году Сталиным была уничтожена польская элита – 22 тысячи офицеров. Я и сегодня свободный человек. И когда мне пытаются объяснить, что Георгиевская ленточка – это зло, она и есть символ геноцида, я говорю, что это не так. Нельзя говорить того, о чем не знаешь. Георгиевская ленточка была запрещена и преследовалась самими же большевиками, и только в 1943-м была реабилитирована. Об этом надо знать, и только потом давать какие-то оценки, а нам пытаются вбить в головы, что есть белое и черное.

«Отпусти нам наши вины, как и мы отпускаем должникам нашим», – говорится в самой главной христианской молитве. Сегодня это очень важный момент. Мы не должны быть заложниками всего этого, а должны прийти к сотрудничеству и объединять всех людей доброй воли. Там, где есть честная работа, всегда будут мир и согласие.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Оставить комментарий

avatar
600