Виленская икона Богородицы

Спросите тех, кто отличает Вильнюс от Риги: «Что вы знаете о религии в Литве?». В результате  выяснится, что более-менее общеизвестны два факта: 1. Литва – страна католическая; 2. Она самой последней в Европе приняла христианство. «А до этого?» До этого, по мнению многих, по дремучим лесам бродили угрюмые жрецы с всклокоченными бородами, одним словом – беспробудное язычество. А потом вдруг бац! и наступило христианство.

Ну, такой бац может произойти с отдельно взятым человеком, и то не с каждым. А с целым народом такого не бывает. Значит, этому предшествовала какая-то подготовка, определенная часть литовцев была хорошо знакома с учением Христа. Тысячу семь лет назад святой Брунон с проповедью Благой вести до Литвы не дошел. Его, как семь лет назад стало известно широкой мировой общественности, убили на границе Литвы и Руси. Но в XI веке  миссионеры греческого обряда первыми начали осваивать эти земли, о чем свидетельствовали немецкие хроники, в частности, летопись епископа Петра Камеранского (а уж немцам-католикам приятней было бы писать о своих единоверцах; но против правды не попрешь).

Не стану рассказывать о православных корнях в Литве. Скажу лишь, что они древние и глубокие. Доказательством этого служит то, что шестеро литовцев причислены к лику святых Православной церковью, и ею же почитаются четыре чудотворные иконы Божьей Матери: Остробрамская, Сурдегская, Пожайская и Виленская. О последней и пойдет сегодня речь, т. к. день ее памяти 28 (15 по ст. ст.) февраля.

По преданию эта икона была написана самим евангелистом Лукой, точно так же,  как и Владимирская, Ченстоховская, Киккская и др. По одной из версий, в Москву ее привезла Софья Палеолог, когда выходила замуж за великого князя Ивана III. По другой, москвичи получили ее от галицких князей, а тем, в свою очередь, образ подарил Константинопольский император. Но в любом случае Виленская икона пришла на Русь из Византии. В 1495 году дочь Ивана III и Софьи Елена Иоанновна выходит замуж за великого князя литовского Александра. Княжну на брак родители благословляют Виленской иконой. Хотя тогда она так еще не называлась. Елена приезжает в Вильнюс  15 (28 по н. ст.) февраля и привозит образ с собой. Это событие мы и празднуем с вами в это воскресенье.

В 1513 году Елена умирает, и по ее завещанию образ помещают над ее могилой в кафедральном Успенском (Пречистенском) соборе. Москве очень хотелось Виленскую вернуть. Во время Ливонской войны ее даже предлагали обменять на 50 представителей знатных литовских родов, взятых в плен. Но предложение было отвергнуто.

В 1596 году была подписана Брестская уния. В результате большинство православных храмов становилось униатскими. В 1608 г. очередь дошла до собора. Православные, дабы сохранить святыню у себя, переносят ее в Николаевскую церковь. Но через год и ее прибирают униаты к рукам. Образ вновь оказывается в Успенском соборе. Проходит еще год, и Пречистенский сгорает от пожара. Митрополичью кафедру переводят в Троицкий монастырь, а вместе с ней и икону. Здесь она находится до XVII века.

К этому времени, когда шла Русско-польская война (1654-1667), царь Алексей Михайлович пытается в очередной раз вернуть икону в Москву. Но она бесследно исчезает. Учинили розыск, и выяснилось, что виленский мещанин Юрий Селедчик увез Виленскую икону в Кенигсберг. Были и другие миграции. Но в конце концов образ оказался в Троицком монастыре. Тут ему сделали богатый киот, каждую пятницу служили молебен, украшали вотивами – дарами в благодарность за исцеления. Было их так много, что из серебряных приношений сделали оклад. Так его описывает исследователь истории Виленской иконы Ю. А. Пискун: «Одежды Богоматери и Младенца были серебряные с вызолоченными цветами и орлами, фон выполнен в технике филиграни. Золотую филигранную корону на главе Божией Матери поддерживали 2 чеканных серебряных позолоченных ангела, на серебряной позолоченной короне Младенца было 3 драгоценных камня. Фон иконы укрывали серебряные таблички, на одной из которых было рельефное изображение коленопреклоненной женщины (предположительно, великой княгини Елены Иоанновны). В архивных документах 1701 и 1781 гг. перечислялось множество драгоценных камней, серебряных и золотых украшений, находившихся на Виленской иконе, в т. ч. у шеи Богоматери 55 ниток жемчуга, Богомладенца — 33 нитки бисера».

После ликвидации унии в 1839 году Виленская икона вернулась к православным. Сделали новый оклад, а саму икону художник-реставратор В. Васильев расчистил.

Как же выглядел чудотворный образ? Вновь цитирую исследователя. «Икона (размер 134,5 х 90 см) была написана на 4 досках (2 центральных кипарисовых и боковых липовых). Судя по фотографиям и графическим воспроизведениям иконы в издании 2-й половины XIX в., она наиболее близка иконографическому изводу Иерусалимской иконы Божией Матери (в зеркальном варианте — с младенцем на левой руке Божией Матери) и изводам Грузинской и Тихвинской икон Божией Матери. Как и на Тихвинской иконе, на Виленской правая ножка Младенца развернута обнаженной пяткой наружу, левая рука Младенца со свитком лежит на Его коленях, но Его благословляющая правая рука поднята более высоко по сравнению с положением руки на Тихвинской иконе».

Во время Первой мировой войны Виленскую вместе с мощами Антония, Иоанна и Евстафия вывезли в Москву в Донской монастырь. Мученики вернулись на родину, а икона – нет. И о ее судьбе ничего не известно.

Но в Свято-Духовом монастыре, в приделе святых царей Константина и Елены, у самой солеи (это возвышение перед иконостасом) слева есть ее копия. И список этот тоже, как и пропавший оригинал, чудотворный.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.