Возможна ли конкуренция на рынке теплоснабжения?

Фото BFL/Греты Скарайтене

Несколько месяцев назад на централизованном рынке тепла произошел серьезный прорыв. Правила между производителями тепла были согласованы, и поставщики тепла обязаны покупать тепловую энергию не у своих предприятий в порядке приоритета, а у тех, которые производят более дешевое тепло. Это означает, что потребителям будет проще покупать более дешевое тепло у независимых производителей тепла.

До этих изменений поставщики тепла имели право покупать тепло, произведенное на своем предприятии, даже если оно было немного дороже, чем то, которое производилось независимыми производителями тепла. Возникла головоломка или даже конфликт интересов у поставщика тепла. С одной стороны, важно, чтобы тепло было дешевым для потребителей. С другой стороны, необходимо, чтобы оборудование для производства тепла, принадлежащее поставщику тепла, работало и не несло убытки.

И здесь важен тот факт, что тепловые сети, то есть трубопроводы, являются промежуточным звеном, через которое потребитель тепла, т. е. владелец жилья, покупает энергию для отопления дома. Таким образом, тепловые сети (то есть трубы) сводят потребителей, которым нужно дешевое тепло, и производителей, которые производят дешевое тепло. И наоборот, тепловые сети могут стать препятствием для доступа дешевого тепла и небольших счетов к потребителю.

Однако спустя несколько месяцев после установления нового порядка некоторые тепловые предприятия вновь предложили вернуться в «старые времена». Аргументы тоже старые: конкуренция невозможна, вредна для потребителей и вообще — зачем эта конкуренция и свобода выбора для потребителей, мы привыкли жить без конкуренции, и разве было плохо.

Такие разговоры, мягко говоря, странные. Ряд расчетов или данных Государственного контроля цен и энергетики (ГКЦЭ) показывают, что потребитель выигрывает от конкуренции между производителями тепла. По оценке ГКЦЭ, только в 2018 году из-за конкуренции в производстве тепла потребители заплатили за тепло на 9,2 млн евро меньше. С 2015 года — почти на 50 млн евро меньше. Города, в которых больше независимых производителей тепла, также чаще всего платят меньше за тепло. Независимо от того, под каким углом мы смотрим, чем больше конкуренции, тем больше пользователи выигрывают.

Аргументы, что конкуренция в производстве тепла «невозможна», все более далеки от реальности. Никто не спорит, что централизованное теплоснабжение является технологически сложной деятельностью. Но технологическая сложность не мешает конкуренции или потребительскому выбору. Самолеты и организация полетов также очень сложный вопрос, но это не мешает пользователю в интернете забронировать билет в любую страну мира в течение двух минут. Мобильная связь также технически сложна, но она не мешает потребителю выбирать, а предприятиям конкурировать за самого мелкого потребителя. Кстати, полвека назад тоже ходили разговоры о «невозможной» конкуренции в авиации.

Даже если вы посмотрите только на энергетическую область, если конкуренция не запрещена, энергия также продается, конкурируя за потребителей. Потребители покупают электроэнергию у тех, кто ее производит или продает, а электросеть отправляет ее потребителю. Тот факт, что между производителем и потребителем существует промежуточное звено, то есть электросети, никоим образом не доказывает, что производители не будут конкурировать за потребителей, а потребители не будут выбирать наиболее выгодные условия.

На самом деле, в современном мире потребители редко покупают что-либо напрямую у производителя. Когда вы в последний раз ездили за картошкой к фермеру? Мы покупаем картофель, булочки и бобы через промежуточную инфраструктуру – магазин, хотя сам магазин не выращивает картофель. В интернет-магазинах продаются товары, произведенные другими компаниями, а купленные товары доставляются к вам третьей стороной. И магазин, и компания по доставке товаров, и тепловая сеть являются промежуточной инфраструктурой, цель которой — доставить товар конечному потребителю. Их различия только технологические, но не принципиальные. Наличие промежуточной инфраструктуры между пользователем и производителем не означает, что конкуренция невозможна, не нужна или бесполезна.

Тем более что центральное отопление — это всего лишь один из способов не замерзнуть. Есть также газ, дрова, электричество, геотермальная энергия, тепловые насосы и т. д. В XXI веке сказать, что есть только одна компания, занимающаяся теплоснабжением, это технологический и экономический анахронизм.

Несмотря на все разговоры, новая система не потеряна. Напомню: компания, поставляющая тепло, вынуждена покупать тепло у производителей по более низкой цене и передавать это тепло потребителям. Это означает, что поставщик тепла не может покупать более дорогое тепло у своей компании и переносить эти цены на потребителей.

Однако, как уже упоминалось, есть предложения изменить этот порядок. Предлагают, чтобы некоторым компаниям потребители платили за сдачу капитала и амортизацию оборудования, даже если компания и не производит тепло. Проще говоря, некоторые компании хотят, чтобы потребители платили им деньги, даже если они производят тепло так дорого, что никто его не покупает.

Некоторые компании можно понять. Инвестиции в отопительное оборудование весьма значительные, их окупаемость занимает не один год. Если котельная построена по старым правилам, а теперь приходится конкурировать с новыми, то вы действительно можете понести убытки или даже обанкротиться.

Но понимание и обоснование мотива — две разные вещи. Тот факт, что некоторым компаниям сложнее жить по новому режиму, не может служить аргументом для возврата к старому режиму. Это было бы похоже на запрет автомобилей City Bee и самокатов на том основании, что предприятия такси вкладывают значительные средства в новые автомобили, которые не окупятся, когда появятся новые конкуренты.

Жильвинас Шиленас, президент исследовательского Фонда экономического образования (США)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.