Хватит прикрываться Брекситом

Фото BFL/Паулюса Пяляцкиса

Интернет и телевидение полны отрицательных прогнозов об уменьшении финансирования Литвы от Евросоюза, о дыре в бюджете Евросоюза в связи с Брекситом. Налицо попытки уменьшить возможности Литвы на арене европейской политики, наводить страх на простых людей в связи с будущим. Самое плохое  сейчас было бы впасть в отчаяние, поддаться безнадежным сценариям, а отдельным европарламентариям и государственным учреждениям начать вести себя хаотически, лишиться единого голоса страны. И это уже происходит в стране.

В погоне за рейтингами?

Когда президент Совета Европы говорит о компромиссе государств-членов, я это понимаю. Такова его работа, он не представляет интересов конкретной страны. Плохо, когда о компромиссе начинает говорить руководитель нашего государства. Уже не раз из президентуры мы слышали  высказывания о том, что необходим компромисс, что не следует пугаться, это только  2 миллиарда — невеликие потери. Мало того, один  европарламентарий от Литвы начал подстрекать группы общественности, публично утверждая, что Игналинская атомная электростанция полностью может быть закрыта и на пять лет позже, потому что важно отдать приоритеты другим областям. Значит, надо понимать, будет сделана пауза в размонтировании реактора, чудесным образом станция станет безопасной, спокойно простоит несколько лет, пока в конце концов не будет отдан приоритет работам по завершению закрытия АС.

Другая представительница Литвы в Европарламенте строго придерживается такой позиции: литовских фермеров надо лишить непосредственных выплат, потому что, по ее словам, они бездельники. В то же время фермеры не только Литвы, но всех государств — членов ЕС получают такую помощь от Евросоюза, и она даже больше той, которую получают земледельцы нашей страны. Некоторые деятели позволяют себе давать комментарии, так как, по их мнению, «полученные ранее из ЕС миллиарды мы разбазарили». Стремиться к прозрачности надо, но такие заявления сейчас, в самый разгар переговоров, наносят вред имиджу Литвы и переговорам.

Все это происходит в то время, когда мы вместе с правительством пытаемся убедить институты Евросоюза, что они уже опаздывают с выполнением обязательств в отношении Литвы и здесь не может быть никаких компромиссов. Существуют три неоспоримые и в равной степени важные для Литвы области: это инвестиции фондов сплочения в регионы, непосредственные выплаты ЕС земледельцам и финансирование закрытия Игналинской атомной электростанции.

Литва выполняет свои обязательства перед Евросоюзом, мы являемся полноправными участниками переговоров, поэтому должны и впредь привлекать свои партийные или личные амбиции и общие усилия для поддержания благоприятной для Литвы позиции, чтобы Евросоюз в полной мере выполнил свои обязательства по отношению к нашей стране. Сейчас самый разгар переговоров, поэтому ошибки или погоня за личными рейтингами могут нанести огромный вред развитию государства, благосостоянию населения на предстоящие семь лет. И в этой ситуации опасны не Брексит, не Еврокомиссия, не кто-то другой, а только мы, если не сумеем защитить интересы жителей Литвы.

Кто-то спросит: что общего у власти нашего маленького государства  с большой европейской политикой? На самом деле очень много, связь непосредственная.

Слышит ли кто-нибудь в Евросоюзе голос Литвы?

Что в европейских коридорах могут сделать учреждения национальной власти? Прежде всего они могут участвовать в процессе подготовки европейских правовых актов, что как раз и является моей непосредственной работой в Европарламенте. Здесь обсуждаются правила управления структурными фондами Евросоюза, от которых зависит наша жизнь в будущем. Каждое слово в этих документах может решить, будут ли европейские деньги использованы в Литве осмысленно. 

Важно, чтобы они улучшали качество жизни людей в столице и в регионах, а не разбазаривались. Многое зависит от того, предоставят ли европейские правила полномочия представителям самоуправлений, которых избирают жители наших городов и районов, полноценно участвовать в распределении денег. У самоуправлений должны быть развязаны руки для участия в решении, как использовать европейские деньги.

Почему людей пугают тем, что помощь Евросоюза Литве уменьшится?

Литву уже называли продвинутым регионом в переходный период, и Еврокомиссия предложила на 2 млрд евро уменьшить Литве помощь Евросоюза. Такая опасность возникла в связи с тем, что внутренний валовой продукт страны (ВВП) по покупательной способности уже преодолел 75 проц. среднего показателя ЕС. С превышением этого уровня Литва как единый регион считалась бы достаточно богатой страной, которой большая помощь Евросоюза не требуется.

Мало того, Литва должна была бы значительно увеличить свою долю в финансируемых Евросоюзом проектах, т. е. не в пользу Литвы менялись бы пропорции вклада своих средств в финансируемые ЕС проекты. Еврокомиссия предлагала на 10 проц. уменьшить фонд сплочения в 2021-2027 гг., и это особенно актуально для Литвы, потому что именно из этого фонда наше государство получает самые большие инвестиции Евросоюза. Хочу сказать, что благодаря нашим усилиям Европарламент отклонил это предложение и решил на предстоящий период не уменьшать размер фонда. Но действительно ли вся Литва живет так хорошо, как свидетельствует общая статистика по ВВП? Здесь не нужны и экономисты.  Думаю, что каждый житель более отдаленного района Литвы скажет, что социальное и экономическое неравенство между регионами большое, что налицо проблемы безработицы, средней заработной платы по сравнению со столицей, а средний размер социальных гарантий, пособий в нашей стране до сих пор в несколько раз меньше среднего показателя в Евросоюзе.

Еще в 2014 г., когда началась моя первая каденция работы в Европарламенте, я начал искать решение, как не лишиться помощи Евросоюза, как уменьшить социальное и экономическое неравенство между регионами Литвы.  Проанализировав документы, я нашел возможность получить Литве помощь Евросоюза как двум регионам по европейскому классификатору NUTS2.  Если бы на мою инициативу тогдашнее правительство А. Буткявичюса сразу среагировало, то помощь регионам Центральной и Западной Литвы гарантированно не уменьшалась бы, общее уменьшение было бы минимальным и не надо было бы сейчас паниковать по поводу потерь. К сожалению, тогдашняя близорукость власти не позволила воспользоваться имевшимися у нас возможностями.

Поздно ли что-либо предпринимать?

У меня нет комплекса «маленького государства», я не считаю граждан своей страны людьми второго сорта, и потому, пока не приняты окончательные решения, мы обязаны требовать то, что нам полагается. Я не смирюсь с компромиссами, не буду убеждать и склонять голову в коридорах Брюсселя перед «сильными» деятелями.

Что мы сейчас можем сделать? Прежде всего сообща необходимо убедить Еврокомиссию и Совет Евросоюза, чтобы они окончательно узаконили два региона на уровне NUTS2, потому что в предложении, представленном комиссией, Литва пока показана как один регион. Однако наш аргумент состоял бы в том, что Европарламент еще в 2019 г. поддержал предложенные мною изменения и утвердил в Литве два статистических региона. Мы должны добиваться, чтобы Литве пересчитали помощь смычки по статистике двух регионов, это соответствовало бы реальной социальной и экономической ситуации, и  трудно справляющиеся со своими проблемами самоуправления получили бы большую помощь Евросоюза. Надеюсь, что, умело использовав этот инструмент, мы со временем можем увидеть цветущими все регионы Литвы.

Жители Литвы не виноваты в Брексите

Другой важный вопрос заключается в том, что Брексит не является причиной невыполнения обязательств перед Литвой. Вернее, не обещаний, а серьезных обязательств. Напомню, что еще в 2002 г. Совет Евросоюза решил, что в 2013 г. размер непосредственных выплат земледельцам в государствах — членах ЕС, которые вступят в ЕС в 2004 г., достигнет такого же уровня выплат, как в государствах — членах ЕС, которые вступили в Евросоюз до 2004 г.

Однако до сих пор непосредственные выплаты земледельцам Литвы не достигают добросовестного уровня.  Напомню также, что после тщательной работы с коллегами в Европарламенте нам удалось доказать, что Литва не отказывается от обязательств  по закрытию Игналинской АС. В связи со взглядом бывших правительств Литвы на освоение европейских денег, в связи с постоянным опозданием работ у членов Еврокомиссии возникли обоснованные подозрения. Нынешнее правительство изменило подозрения по поводу, возможно, непрозрачного управления имуществом предприятия, работы по закрытию Игналинской АС догнали график и ведутся слаженно, а мне удалось убедить Европарламент, что Литва  заслужила получить обещанную помощь для завершения работ, потому что приостановить сложный технологический процесс уже невозможно.  Европарламент единогласно утвердил окончательную позицию по поддержке Литвы, а не предложения Еврокомиссии уменьшить финансирование закрытия АС.

«Общая казна ЕС уменьшается в связи с уходом Соединенного Королевства». «С уменьшением денежной корзины всегда труднее договориться». Вот такие оправдания раздаются в общественном пространстве в  связи с Брекситом. Еще раз хочу обратить внимание на то, что не надо повторять ошибок, когда наши представители в Брюсселе ввязывались в рассуждения о том, какие приоритеты Литва должна выбрать – финансирование сельского хозяйства, регионов или закрытие Игналинской АС. Европарламент высказался за бюджет ЕС, позволяющий осуществить все эти обязательства!

Европарламент принял решение, что каждая страна должна внести в бюджет ЕС такой взнос, который покрыл бы ущерб от выхода Великобритании из ЕС и позволил бы осуществить уже указанные мною обязательства ЕС в отношении Литвы. В данном случае Европарламент является нашим сильным партнером. Надо воспользоваться этим.

Бронис РОПЕ, член Европарламента

Оставить комментарий/ Parašyti nuomonę

avatar
600