Золотая лихорадка, фондовый пузырь или просто рациональные ожидания?

Фото BFL/Паулюса Пяляцкиса

Цена на золото бьет новый исторический рекорд и почти достигла 2 000 долларов за тройскую унцию. Каковы причины скачка цен на золото, остается ли оно привлекательным для инвестиций и о чем говорят рекордно высокие цены на другие финансовые активы?

Традиционно золото имеет тенденцию дорожать, когда возникают опасения относительно перспектив развития мировой экономики или более высокой инфляции, девальвации денег. В настоящее время спрос на золото подогревается обоими этими опасениями. Экономика многих стран мира остается слабой, наблюдается вторая волна вируса в некоторых штатах США, Израиле и, возможно, Испании. Это означает, что где-то снова может быть ограничена мобильность людей, возможность работать, снизится и потребление.

Кроме того, геополитическая напряженность между США и Китаем растет с каждым днем, дипломатические отношения между двумя странами полностью заморожены, и ситуация вряд ли улучшится, по крайней мере, до президентских выборов в США. Поэтому естественно, что инвесторы ищут спасения от потенциальных потерь и скупают золото. В прошлом году около 30 процентов всего спроса на золото исходило от инвесторов, менее одной десятой потребляла промышленность, почти половину — ювелирное производство, а остальное — центральные банки и другие учреждения. В первом квартале этого года доля, приобретенная инвесторами, увеличилась на целых 50 процентов.

Тем не менее, спрос на золото в настоящее время подогревается не только распространением вируса, перспективами экономического роста и геополитическими рисками. Еще более важной причиной роста цен на золото может быть страх перед ростом инфляции. Последние три десятилетия инфляция в развитых странах была стабильной и низкой, обычно ниже 2 процентов. Что может способствовать более быстрому росту цен?

Во-первых, крупнейшие центральные банки мира печатают деньги с беспрецедентной скоростью. Федеральная резервная система США за несколько месяцев увеличила денежную массу на целых 3 триллиона долларов. Европейский центральный банк не сильно отставал — отпечатал около 2 трлн евро и не обещал снижать обороты такой монетарной политики как минимум еще год. Деньги создаются и распределяются намного быстрее и в больших количествах, чем после мирового финансового кризиса.

В то же время у нас есть правительства-энтузиасты среди крупнейших стран мира, которые проводят экспансионистскую фискальную политику и полностью игнорируют такие явления, как рекордный бюджетный дефицит или государственный долг. Возможно, такой реакции можно было ожидать, чтобы избежать еще большей волны банкротств и безработицы. Тем не менее, печатать или заимствовать деньги и раздавать их направо и налево — приятное занятие, к которому можно быстро привыкнуть и которое может иметь ряд негативных побочных эффектов, к тому же увеличивает инфляцию.

Давайте также не будем забывать об антиглобалистских националистических настроениях,  усилившихся в Соединенных Штатах и ​​некоторых других странах пару лет назад, которые кризис Covid-19, вероятно, усугубит. Попытки приблизить производство к дому могут помочь создать больше рабочих мест в стране, но могут подавить рост производительности, повысить издержки производства и цены на продукцию.

Итак, у нас есть целый набор ингредиентов, которые могут подогреть инфляцию в будущем, и один из самых простых способов застраховаться — это инвестировать в золото или акции добывающих его компаний. Привлекательность золота также повышается из-за отсутствия альтернативных инвестиций. Реальная доходность многих государственных облигаций является отрицательной, поэтому меркнет недостаток инвестирования в золото, заключающийся в том, что оно не предлагает положительных потоков дохода — дивидендов или процентов.

В таких экономических, эпидемиологических и геополитических обстоятельствах можно удивиться не столько росту популярности и цен на золото,  сколько факту, что, например, фондовые индексы США близки к историческим максимумам или уже устанавливают новые рекорды.

Однако и здесь инвесторы не являются полностью иррациональными (по крайней мере, не во всех случаях) — в большинстве своем они, вероятно, не ожидают быстрого восстановления экономики и прибылей корпораций. Инвестиционные потоки здесь определяются денежно-кредитной политикой центральных банков и распределением государственных денег. Например, в США готовится еще один пакет экономических мер, хотя он уже подвергается критике, так как на этот раз он достигает «только» одного триллиона долларов. Кто бы мог подумать, что о плане раздачи  триллиона долларов будут говорить, используя наречие «только».

Эти вновь созданные деньги, конечно, должны где-то осесть и по различным каналам попасть на финансовые рынки, а в некоторых случаях они сильно поощрят спекуляции. Почему Tesla производит менее 1 процента всех новых автомобилей в мире и, не будучи ни крупнейшим, ни самым быстрорастущим производителем электромобилей, стала самым дорогим производителем автомобилей в мире? Конечно, не потому, что ее доля на рынке может значительно измениться в этом или следующем году – этого нет даже в ее собственных планах, которые обычно чрезвычайно амбициозны, но остаются недостижимыми.

В этом году акции производителей электромобилей очень популярны — мы видели примеры, когда капитализация компании Nikola, которая еще ничего не произвела, чей штат всего несколько сотен сотрудников, подскакивает до 20 миллиардов долларов только потому, что она планирует когда-нибудь производить грузовики с электрическими и водородными двигателями. Среди множества странностей этого года — случай с Hertz, когда после начала  процесса банкротства цена его акций упала до нескольких десятков центов, но после объявления о планах выпуска новых акций для сбора средств на погашение кредитов за несколько дней цена акций выросла примерно в десять раз.

В прошлом мы неоднократно наблюдали, как вера, эмоции, фантазии, а иногда и лишние деньги или желание быстро разбогатеть создают труднообъяснимый ценовой пузырь. Пузыри могут образовываться на самых разных рынках, от луковиц тюльпанов и недвижимости до криптовалют или отдельных легендарных компаний. Правда, конец у всех, как правило, один.

Глубокие кризисы обычно вызывают опасения инвесторов и желание хранить деньги в самых безопасных гаванях. Этот кризис благодаря политике центральных банков и правительств немного отличается: спекуляций и пузырей больше, чем опасений и неиспользованных возможностей. Тем не менее, многим инвесторам, вкладывая свои деньги, не стоит следовать недолговечной моде, не мечтать о быстром обогащении, не забывать об управлении рисками и помнить, что не все то золото, что блестит.

Нериюс МАЧЮЛИС, главный экономист Swedbank

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.