Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.10 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Божена Белениник: Добро пожаловать в «Черный театр», в царство света и музыки

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 01 19, 0:02   |   1 комментарий

«Черный театр» – это история, рассказанная при помощи пантомимы, танца, балета и световых эффектов. В каждом спектакле соединяются в единое целое реальность и воображение. Артисты в черных трико, укутанные плащаницей тьмы, пробуждают к жизни зачарованный мир. На глазах у изумленного зрителя словно по мановению волшебной палочки рождаются и исчезают картины самых невероятных форм и соцветий. Рождение, любовь,  смерть – все покорно магии света в зачарованном царстве тьмы. Сегодня мы познакомимся с Боженой Белениник – исключительной женщиной, учительницей и руководителем театра „Wędrówka” (в переводе с польского – «путешествие»). Вот уже который год вместе со своими учениками она дарит жителям Литвы душу и сердце, раз за разом принося доброту и свет в наш, дорогой читатель, мир. Мир, где бесконечная гонка за благополучием не только опустошает, но и калечит души…

– «Черный театр», само название и интригует, и пугает.  Кто, будучи ребенком, не боялся остаться в одиночестве в темной комнате…

– Темноты не нужно бояться. В этом убеждается каждый, кто приходит на представление нашего театра. У нас темнота оживает, появляются цвета, звучит музыка. Темнота у нас живая, дружественная и вовсе не опасная. А вообще и искусство черного театра зародилось на Востоке и оттуда начало свое победное шествие. Мое же знакомство с театром началось уже более десяти лет назад. Тогда с гастролями к нам в Литву прибыл польский черный театр „Sivina2”. Представьте себе постановку, где не видно актеров, лишь музыка и световые эффекты. Помню чувство, будто стены театра растворились, и все мы, зрители, оказались совершенно в другом месте. Мастерство актеров, музыка, все это было настолько прекрасно, что у меня мелькнула мысль: «А что если и я попробую со своими учениками сделать нечто подобное?!» Вскоре режиссер решил организовать курсы для педагогов польских школ, и я решилась! Как говорится, семь бед – один ответ. События развивались настолько быстро, что я и не заметила, как оказалась в роли ученицы. Режиссер пан Томаш Бжезинский учил нас всему, что умел и делал это на совесть. Так что если вам кажется, что мы только и делали, что сидели в удобных мягких креслах за чашкой кофе или чая, обсуждая теорию театрального искусства, вы ошибаетесь! Все мы, включая нашего учителя пана Томаша, трудились как пчелки. С утра до вечера, с утра до вечера, день за днем. Так пролетели две недели. И вот настал долгожданный миг – последний экзамен, и мы, участницы, получили из рук пана Томаша дипломы об окончании режиссерских курсов…

– Дипломы это хорошо, но ведь диплом режиссера режиссером не делает. Не так ли?

– Верно, так оно и есть. Помнится, когда я говорила с Томашем о том, что мечтаю основать такой театр и у нас в Литве, он лишь улыбнулся. Улыбнулся и сказал, что для женщины это слишком тяжелая работа. Любой театр требует времени, сил и энергии. А черный театр в особенности. Принцип любого черного театра состоит в том, что на абсолютно черном фоне работают актеры, управляя различными предметами на сцене. Этот тип театра очень близок к кукольному, разница только в том, что во главе угла здесь не только сюжет, но и то виртуозное мастерство, с которым возникают и исчезают на сцене предметы и персонажи, люди и вещи парят или шагают по воздуху, постоянно меняются и преобразуются из одного в другое, подчиняясь невидимой магии.

Актеры репетируют в темноте, где нет ни одного лучика света. Черное одеяние, черные маски, скрывающие лицо и волосы, перчатки на руках – тоже черного цвета. Такой боевой экипировке актера черного театра может позавидовать любой спецназовец, которому ночью надо прокрасться в стан врага. Так что быть актером и играть в таком театре – дело нелегкое, но гораздо труднее быть режиссером. Режиссеру необходимо передать идею, дух спектакля, прежде всего, актерам. Ведь если актерам будет неинтересно, то зрителю и подавно. Кстати, здесь я бы хотела сказать, что во время спектакля строго-настрого запрещено фотографировать со вспышкой. Фотовспышка враг актеров черного театра, она безжалостно вырывает их из темноты, и о какой тогда магии театра можно говорить?..

На подготовку спектакля уходит от нескольких месяцев до двух лет. Мы подбираем музыку, смотрим записи представлений традиционных театров на эту тему. Далее вместе с актерами обсуждаем, а как бы это сделали мы. И так раз за разом, пока каждая, даже самая маленькая деталь представления не становится ясной и понятной. Смело могу повторить банальную истину: режиссерами не рождаются, ими становятся. Даже самый-самый гениальный человек – режиссер, ученый или музыкант – вынужден учиться и совершенствоваться. Если нет желания учиться, то будь вы даже тысячу раз гениальны, ваши способности в полной мере не смогут проявиться.

– Не секрет, что любой театр нуждается не только в актерах, идеях и энтузиастах, но и в деньгах спонсоров или меценатов…

– К сожалению, здесь мы не отличаемся от других театров – классических или авангардистских. Правда заключается в том, что нам нужны деньги на аппаратуру для спецэффектов, на одежду для актеров, на что они только не нужны… Но ведь это нормально, не так ли? Театр живет, развивается.

Что касается меценатов, то нас никто не осаждает и денег на перебой не предлагает. Впрочем, пока что мы превосходно обходимся и без них. Нас поддерживает администрация школы, в которой действует театр, не забывают про нас и общественные польские организации. Мы принимаем участие в международных фестивалях в Литве и Польше. Одному из наших спектаклей, посвященном папе римскому Иоанну Павлу II, аплодировал сам Аудрюс Бачкис, кардинал Литвы. И хотя мне иногда больно слышать высказывания вроде: «Вы слишком отличаетесь от других и потому ваше искусство нам непривычно», – но чем-чем, а вниманием мы не обделены. Впрочем, черный театр не оставляет равнодушным ни взрослых, ни детей. Нас можно только или любить или…  нет. Но тех, кто нас любит, все-таки намного больше, чем наших завистников и критиков.

– Что же близкие и родственники? Как они реагируют на то, что жена и мама – режиссер одного из самых необычных театров в Литве?

– Театром я заинтересовалась благодаря моей маме. Мама работала в школе учительницей и вместе со своими учениками ставила прекрасные спектакли. Кто знает, может, именно отсюда родом – из минувшего детства моя любовь к театру как к чему-то волшебному, к театру, благодаря которому все мы можем стать добрее. Так что моя семья меня полностью поддерживает и понимает. Театр прочно вошел в мою жизнь, теперь он часть меня, а я – часть его. Муж меня полностью понимает и поддерживает, хотя, как я подозреваю, иногда грустит, что жена даже во время романтического ужина может завести разговор не о сердечных делах, а о своем любимом театре… Но тут уж как есть, так есть. Впрочем, именно благодаря поддержке и помощи мужа удалось поставить несколько очень хороших и удачных спектаклей. Именно он помогал подбирать музыку, советовал. Что же до остальных родственников, то здесь тоже все хорошо. Мой папа в свое время работал директором в одной из школ Вильнюсского района, жил и работал, как говорится, для общества. Но у этого была и другая сторона медали. Мы, дети, дома видели его редко, когда он усталый возвращался домой с работы. Но и дома папа работал, писал статьи, готовил разные материалы. Помню, тогда я иногда жалела, что папа столько сил отдает обществу, другим людям, а не семье… А теперь сама иду его путем. Что ж, видимо, таков и мой удел.

– До сих пор мы говорили о прошлом и настоящем, а о будущем не прозвучало ни слова.

– Что толку говорить о будущем, если оно еще не наступило? Могу сказать, что есть идея дать несколько представлений, в которых актерами будут не только мои ученики, но и их родители, другие учителя. Очень бы хотелось привлечь к постановке детей из интернатов, детских домов и, наконец, самое сложное – умственно и физически неполноценных детей. Работа с такими детьми нелегка, но наш театр, театр теней, света и фантазии дает детишкам возможность открыться, реализовать себя и взглянуть на мир с другой стороны. В школе подрастает следующее поколение актеров. Пятиклассники все как один спрашивают: «Когда и мы станем такими – как ребята из 11 и 12 классов и сможем играть на сцене». Вот вам и еще один план на будущее: не только подготовить нынешних пятиклассников к сцене, но и помочь им найти свою судьбу.

 

Говорят ученики гимназии им. Святого Рафаила Калиновского:

Эдвард: Театр нашей учительницы пани Божены – это такое место, в котором каждый может быть самим собой. Мы разные, но благодаря театру на сцене мы живем словно единое целое. Знаю, это звучит, может быть, странно для многих моих ровесников, но черный театр навсегда занял место в уголке моего сердца.

Ливия: Обожаю, когда я на сцене. Это такой драйв! Так я могу поделиться со всеми своими эмоциями, настроением.

Барбара и Юстина: С 5 класса мы выступаем на подмостках театра. Сначала для нас это была игра, но как только погас свет и началось наше первое выступление, мы поняли, что игра закончилась и началась настоящая жизнь.

Войцех КОС.

Метки:  , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (1)
  1. (78.60.47.197) маугли пишет:

    Ой, как интересно… Такое искуство это незабываемые впечатления, уникалность, иновация, просто чудеса на сцене и на глазах у зрителя. Ниский поклон пани Божене и её актёрам. Спасибо ВАМ за ваш труд, который приносит только радость и уют в сердца ВАШИХ зрителей.
    Поклонница фестивалей в Влоцлавке (Польша).






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!