Оптинские старцы

Обычно, когда я приезжаю в Калугу, обязательно посещаю Оптину пустынь. На сей раз этого сделать не удалось. Поэтому для моральной компенсации, так сказать, предлагаю вам тему, заявленную в заголовке. К тому же эта неделя дарит нам встречу с Оптиной. Даже не одну, а целых три встречи. В пятницу, 23 октября, мы празднуем день памяти Амвросия Оптинского, на следующий день вспоминаются все старцы этого святого места, а в среду, 28 октября, икона Божьей Матери «Спорительница хлебов», созданная по словесному эскизу старца Амвросия.

Старец. При этом слове в уме возникает образ величественного, с седой шевелюрой и длинной бородой столетнего старика, опирающегося на посох. У него обязательно одухотворенное лицо с глубокими морщинами и всепонимающим мудрым взглядом. А маленького, юркого, вечно хихикающего дедка старцем назвать язык не повернется. Ну, старикашечкой, разве что.

Было в XIX нач. — XX веков в России, пожалуй, самое знаменитое место, куда ехали и шли со всей страны люди самого разного звания – бедные крестьяне и богатые помещики, неграмотные старушки и великие писатели. Место это – Оптина пустынь, монастырь в Калужской губернии около древнего городка Козельска, того самого, который татары в 1238 г. взять не могли 9 недель и прозвали за это злым городом.

Что же влекло людей в это глухое место? Оптина была уникальным центром старчества. Старчество – это особая мудрость, дарованная Богом лишь единицам. Старец всего себя посвящает людям. Диапазон советов, которые он дает, от засолки огурцов до обучения умной молитве. Обычно в том или ином монастыре появлялись великие старцы (Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Паисий Величковский), но их всегда были единицы. А в Оптиной пустыни на протяжении ста с лишним лет, перенимая эстафету друг от друга, жили и творили свой подвиг 14 старцев.

Старец как разновидность святости — совсем не обязательно старик. Он может быть человеком средних лет и даже довольно молодым. Главное здесь – духовная зрелость.

Оптинские старцы. Какие они все разные. И по характеру, и по своему происхождению. Моисей, Исаакий 1-й и Никон были из купеческих семей. Иларион – сын портного, Исаакий 2-й, последний оптинский старец, — крестьянин. Варсонофий — выпускник кадетского корпуса, быший полковник. Макарий и Амвросий – представитель интеллигенции. Лев был суров и строг, а Амвросий, наоборот, веселый балагур. Но всех их объединяли монашеский аскетизм и  любовь к Богу и людям.

Оптина пустынь – старинный монастырь, основанный по легенде раскаявшимся разбойником Оптой. Никогда не был славен, один из многих на Руси, маленький, захолустный. Его даже закрыли в XVIII веке. Но вскоре открыли вновь. Расцвет пришелся на рубеж XVIII-XIX вв. Первым старцем, к которому пошли люди, был Лев. 12 лет старчества, сотни людей со своими бедами, болями душевными и телесными. Благодаря молитве и беззаветной любви к этим несчастным – дар исцеления, дар провидения, то, что на языке Церкви называется дарами Святого Духа. Ими обладали впоследствии все оптинские старцы.

Учеником и помощником Льва, а позже и его преемником, был Макарий. Какие они были разные. Лев – красавец с прекрасным голосом, временами резкий, человек простой. К нему и шел в основном простой народ. Макарий  — наоборот, некрасивый, с тихим прерывающимся голосом, интеллигент, прекрасно играл на скрипке, знаток древней церковной музыки, любитель цветов и поэзии. Среди тех, кого он окормлял, – Н. В. Гоголь, поэт и философ А. С. Хомяков, А. К. Толстой, фольклористы братья Киреевские. Благодаря ему русская интеллигенция повернулась лицом к Церкви. Он начал переводить на русский язык и издавать святоотеческую литературу, труды великого старца Паисия Величковского. В этом ему помогали Киреевские, будущий старец Амвросий, профессора Московского университета. До Оптиной и Макария никто в России этого не делал.

Самый известный из оптинских старцев — Амвросий (1812-1891). Его первого причислили к лику святых еще в 1988 году. День его памяти 23 (10 по ст. ст.) октября выпадает в этом году на пятницу. Обычно в житиях о детстве святого рассказывается, что он был кроткого нрава, тих, нелюдим и с младенчества мечтал об иночестве. Будущий старец Амвросий, а пока Александр Гренков, сын сельского дьячка и внук священника, с детства отличался неуемным и веселым характером и за свою неугомонность нередко бывал наказан.

Закончил Липецкое духовное училище и семинарию, но священником не стал. Некоторое время был домашним учителем, потом преподавал в своей же семинарии языки. Знал 5 современных и древних языков. Всегда был душой компании, друзья любили его за остроумие, незлобие и общительность. Но в молодости Александр тяжело заболел и дал слово: если выздоровеет, пойдет в монахи. Выздоровел, но с исполнением обещания все оттягивал и оттягивал. И вдруг тайно, никому ничего не сказав, уехал в Оптину. Это было в 1839 году.

Сначала он находится под духовным руководством Льва, потом, после его смерти в 1841 году, помогает Макарию. Как и положено, прошел через все монастырские послушания. В 1842-м с именем Амвросий постригается в монахи. Теперь он келейник у своего учителя и старца. Амвросий активно занимается издательским делом, благо образование и знание пяти языков пригодились, учится у Макария духовничеству. В 34 года становится иеромонахом, т. е. священником. Но совершать литургию ему не пришлось. Амвросий тяжело заболевает, и его как нетрудоспособного определяют в скит неподалеку от монастыря. Уже в этом возрасте он начинает старчествовать. К нему идут люди всех сословий, и с каждым он находит общий язык – с интеллигентом говорит как интеллигент, с простой крестьянкой как крестьянин. Все его поучения носят характер прибауток. Вот некоторые из них: «От ласки у человека бывают совсем иные глазки», «Грехи — грецкие орехи: и расколешь, а выковырять трудно», «Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение», «Для нас тогда настанет покой, когда запоют над нами: «Со святыми упокой».

Кто бы мог подумать, что эти слова говорит человек, который был практически прикован к постели, не мог передвигаться без посторонней помощи. От своей болезни он так и не излечился, да и не очень-то хотел, так и проболел всю жизнь. Но при этом всегда оставался жизнерадостен, смешлив и добр. Как когда-то Серафим Саровский организовал и окормлял Дивеевскую обитель для девочек-сирот, так и старец Амвросий в 16 км от Оптиной в селе Шамордино создал  женский монастырь. В нем подвизалась сестра Льва Толстого. К Амвросию приезжал Ф. М. Достоевский, долго с ним беседовал. Помните старца Зосиму в «Братьях Карамазовых»? Прообразом его был Амвросий.

Перед смертью старец сказал: «Гуси потащат, а утки заплачут». Тогда никто ничего не понял. А после смерти все прояснилось. Умер он в Шамордине, а похоронили его в Оптиной. Горько плакали осиротевшие шамординские монахини, прощаясь со своим любимцем и духовным отцом.

Старческие традиции после Амвросия продолжались до смерти последнего старца Исаакия, расстрелянного в 1938 году, уже после закрытия монастыря в 1923-м. Рассказать о каждом сейчас невозможно. Но хотя бы вот их имена: Леонид, в схиме Лев (Наголкин, 1768-1841), Макарий (Иванов, 1788-1860), Моисей (Путилов, 1782-1862), Антоний (Путилов, 1795-1865), Иларион (Пономарев, 1805- 1873), Амвросий (Гренков, 1812-1891), Анатолий Старший (Зерцалов, 1824-1894), Исаакий I (Антимонов, 1810-1894), Иосиф (Литовкин, 1837-1911), Варсонофий (Плиханков, 1845-1913), Анатолий Младший (Потапов, ум.1922), Нектарий (Тихонов, 1853-1928), Никон, (Беляев, 1888- 1931), Исаакий II (Бобриков, 1865-1938).

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.