Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.09.20 Текущий номер: N37 (1177) 14 сентября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Секрет независимости

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 07 06, 0:03   |   Комментариев: 17

Уже к 2025 году Литва, наряду с Латвией и Эстонией, порвет последнюю энергетическую связь с Востоком – вольется в электросети континентальной Европы, обрубив все связи с единой совместной энергетической системой стран Балтии, России и Беларуси. Так говорят у нас, в Литве. Но это без всякого преувеличения ключевой проект, который касается каждого жителя, у которого дома есть свет, не только Литвы. Он общеевропейский и во многом зависит от Польши. «Литовский курьер» решил выйти за рамки собеседников из нашей страны и выяснить, а как на эти планы смотрят те, от кого проект зависит напрямую. Результаты оказались если не скандальные, то весьма неожиданные.

Фото BFL

Фото BFL

В Брюсселе спорят

Но начнем с относительно недавнего проекта. 21 июня в Брюсселе во время Совета Европы не был подписан Меморандум о взаимопонимании по выходу стран Балтии из БРЭЛЛ (аббревиатура заглавных букв стран, которые создают общее энергетическое кольцо – Беларусь, Россия, Эстония, Латвия, Литва).

Маленькое отступление: страны Балтии долго спорили как между собой, так и с европейскими чиновниками, как именно должен происходить развод с Россией и Беларусью. Эстония хотела иметь подводные соединения со Скандинавией, Литва – наземные воздушные с Польшей. В итоге решили строить через Польшу. Одна линия – LitPol Link – уже построена. Раньше говорили, что для безопасной работы нужно строить еще одну. Потом объявили, что достаточно и одной.

На подписании Меморандума в Брюсселе настаивала Литва, однако представители Эстонии отказались соглашаться с литовской позицией, что выход из БРЭЛЛ технически безопасен при наличии одной линии с Польшей LitPol Link. Эстония придерживалась позиции, что электросети стран Балтии должны синхронизироваться с помощью морских соединений через Финский залив со Скандинавией, но после того, как Еврокомиссия заявила, что самым оптимальным вариантом была бы синхронизация через Польшу, Эстония стала поднимать вопрос количества соединений.

Эстония стремится, чтобы было проложено второе соединение, но с этим не согласна сама Польша, которая утверждает, что из-за природоохранных требований это сделать невозможно. Литва опасается, что если будет спорить с Польшей из-за второго соединения, проект синхронизации может затянуться не до 2025-го, а до 2030 года или еще дольше, поэтому согласна синхронизироваться через одно электросоединение.

Польша опасается потерь

Так или иначе, вопрос перехода вроде бы решен. Однако если углубляться в тему, оказывается, что далеко не все так просто. Вопрос синхронизации Литвы через Польшу не должен осложнить ситуацию в электроэнергетике самой Польши, в противном случае Варшава не может быть заинтересована в самом проекте выхода стран Балтии из БРЭЛЛ и присоединения к сетям континентальной Европы, считает польский аналитик, главный редактор портала BiznesAlert.pl Войцех Якобик.

«Польша поддерживает полную синхронизацию балтийских электросетей, но с одним условием – она не хочет, чтобы была построена смычка LitPol Link 2. Варшава опасается, что свободный поток электроэнергии из Литвы, а в результате и из Швеции, может подорвать прибыльность местных электростанций», – сказал эксперт «Литовскому курьеру».

По его словам, для синхронизации достаточно одной линии LitPol Link. «Согласно PSE, польскому оператору электросетей смычки LitPol Link достаточно для полной синхронизации. Литва придерживается такой же позиции», – уверен Якобик.

Есть еще одна проблема: нерешенность вопроса Калининградской области в случае выхода стран Балтии из БРЭЛЛ. «Переход Балтийских стран означает изоляцию Калининграда, а с местными проектами по выработке электроэнергии, например АЭС, возникнут проблемы. Десинхронизация Литвы с системами IPS/UPS может означать, что электроэнергия из этого региона не сможет попадать на литовский рынок», – считает аналитик.

Тем не менее он считает возможным завершение проекта в поставленные сроки, однако при одном условии – LitPol Link-2 быть не должно.

«Синхронизацию до 2025 года поддерживает как Польша, так и Литва. Эта цель реалистична, поэтому Литва прекратила настаивать на создании смычки LitPol Link 2, которое было проблематичным для поляков», – заключил В. Якобик.

Проект только в теории?

В самой Литве также не скрывают, что вопросов по проекту пока что больше, чем ответов. И в первую очередь в финансировании. «Я не специалист, чтобы сказать, сколько нужно будет заплатить. В общем, это – очень сложная процедура. Прежде всего нужно иметь возможность присоединиться к другой сети. Сначала необходимо решить не только теоретические, но и практические моменты, такие как распределители, электролинии – тогда можно будет думать об отключении», – сказал «ЛК» один из лидеров социал-демократов, член Сейма Альгирдас Сисас.

Поддержка со стороны Евросоюза пока также чисто декларативная.

«Не могу сказать, каковой будет позиция Европейской комиссии. Думаю, что с течением времени мнение ЕК может поменяться. Даже если сегодня, например, этой поддержки нет, с учетом того, что геополитическая ситуация меняется, а также существуют внутренние проблемы с Brexit (выходом Великобритании из ЕС и уменьшения общего «кошелька» Евросоюза. – Прим. «ЛК») и другими вызовами, это – не окончательное и бесповоротное решение. Со временем решения могут стать совершенно другими, поэтому думаю, что надо подождать», – считает политик.

Но все это – политические вопросы. А не пострадают ли экономически потребители электроэнергии?

«Мы уже давно находимся на рынке и сегодня можем покупать более дорогую электроэнергию из своих источников. Например, из того же 9-го блока Электренской станции, где стоимость электричества в два раза превышает рыночную цену. И один бывший министр энергетики даже хвалился, что это диверсифицирует наши источники электроэнергии. Однако сегодня существует рынок, он продолжит существовать и после подключения к западной системе. Мы и сегодня покупаем часть электроэнергии из Швеции, часть – через Латвию из Беларуси, Украины. Думаю, что это зависит от сетей и от мощностей наших соседей и их возможности продавать нам электричество. Поэтому навряд ли из-за перехода из одной сети в другую поднимется цена. Можно привести пример с газом. Когда у нас был один газопровод, газ стоил намного дороже, чем сейчас, когда у нас есть возможность получить его из других источников. Поэтому, надеюсь, что то же самое будет и с электричеством», – понадеялся А. Сисас.

Правда, политик не отрицает разный подход к этому вопросу в разных странах. Ведь между Литвой, Латвией и Эстонией уже и сейчас есть разногласия, например, по вопросам Белорусской АЭС, что уж говорить о таких темах, как полный уход из энергокольца Востока.

«Разногласия существуют и в любой семье. Это – опять-таки вопрос времени и ситуации. Сегодня у нас такая позиция, а со сменой какого-либо человека позиция может быть совершенно другой. Только во временном контексте, когда будет принято окончательное решение, можно будет сказать наверняка, удастся ли нам договориться или нет», – добавил социал-демократ.

«Государства не должны лезть в экономику»

А некоторые польские политики тем временем и вовсе считают, что такими проектами власти не должны заниматься в принципе. Депутат Европейского парламента от Польши, входящий во фракцию независимых членов Януш Корвин-Микке считает ошибочным решение Еврокомиссии и правительств стран Балтии и Польши возвести проект выхода из БРЭЛЛ в ранг стратегических государственных проектов. По его словам, подобные изменения должен диктовать сам рынок, а не власти.

«В нормальных странах поставку электроэнергии обеспечивают частные компании, а не государство», – пояснил политик «Литовскому курьеру», правда, оговорился, что не выражает позицию официальной Варшавы, поскольку сам является в «ярой оппозиции» к польским властям.

«Электроэнергия должна использоваться лишь в целях экономики, а не для того, чтобы оказывать политическое давление», – добавил он.

Я. Корвин-Микке также считает ошибочным разрыв стран Балтии с восточными линиями электропередач. «Думаю, что странам Балтии, а также Беларуси, следует сохранять открытыми все имеющиеся возможности – взгляните, какая судьба постигла Швейцарию, которую раз от раза шантажирует Европейский союз», – напомнил он.

Стоит отметить, что все крупные проекты ЕС – такие, как газового соединения GIPL, железнодорожной колеи Rail Baltic, второй линии LitPol Link, выхода стран Балтии из БРЭЛЛ – зависят от финансирования ЕС, однако после решения Великобритании покинуть Евросоюз и значительного уменьшения общего бюджета появился риск приостановки или замедления проектов. На вопрос, прогнозирует ли польская сторона подобный вариант и готовит ли свой план «Б», политик ответил:

«Я не могу говорить от имени польского правительства. Я считаю, что все должно быть сделано частными предприятиями: если это достаточно прибыльное занятие, найдутся кровожадные капиталисты, которые возьмутся за него. В противном случае этого вообще не следует делать».

Развод оплатят потребители?

Однако не важно, сколько именно Брюссель вложит в переход стран Балтии в сети континентальной Европы, полностью этот проект все равно ЕС не оплатит, а в конечном итоге недостающую часть оплатят сами потребители. То есть население.

«Что касается чисел и, в общем, конкретных моментов, о них сейчас известно разве что Министерству энергетики. Возможно, у них есть какие-то прогнозы, но, насколько мне известно, пока что конкретных подсчетов проекта нет», – сказал «ЛК» член фракции Избирательной акции поляков Литвы – Союза христианских семей, член Комиссии Сейма по энергетике Збигнев Единский.

Кроме прочего, некоторые время назад в литовских СМИ появились заявления, что Литве якобы придется заплатить штраф России за выход из БРЭЛЛ.  Якобы в договоре четко прописано, что страны имеют права выходить из «кольца», но при этом не должны повредить инфраструктуру других членов договора. Выход Литвы, Латвии, и Эстонии неизбежно вредит налаженной работе электросистемы Беларуси и частично России. Этим странам придется «перезамыкать» кольцо.

«Не сказал бы, что это миф (штрафы. – Прим. «ЛК»), но, думаю, что это нереально. Таких заявлений со стороны России я не слышал, равно как не приходилось слышать их от Министерства энергетики, поэтому можно сделать предположение, что штраф за выход из системы БРЭЛЛ нам платить не придется», – предполагает политик.

«В любом случае нам необходимо будет инвестировать в синхронизацию, а в этом случае подобные расходы все равно лягут на плечи потребителей электроэнергии. Это – хорошо известный факт. Поэтому, разумеется, цена слегка увеличится – это признают все», – считает З. Единский.

Но удастся ли странам Балтии добиться единой позиции по поводу полного отсоединения от Востока? Ведь уже сейчас существует масса разногласий между Вильнюсом, Ригой, Таллином и Варшавой.

«Вы сами ответили на свой вопрос – разногласия в данный момент существуют. Поэтому, если говорить, удастся ли нам достичь согласия по поводу выхода – вопрос сомнительный. Однако для этого и существуют министерства и власти – чтобы приходить к соглашению», – заключил политик в беседе с «ЛК».

С одной линией – небезопасно?

И все же возможен ли переход в сети континентальной Европы при наличии всего одной линии? На этом настаивает Польша, Литва согласна, но протестует Эстония. Примечательно, что в самой Польше, кажется, не все согласны, что такое новое кольцо будет работать корректно и безопасно.

Синхронизация стран Балтии с континентальной Европой может быть по-настоящему безопасной только при наличии второй линии LitPol Link-2, однако эта линия невыгодна самой Польше, считает обозреватель портала WysokieNapiecie.pl Юстына Пищатовска.

«С энергетической точки зрения, планы Балтийских стран по синхронизации с Западными электросетями являются нейтральными для Польши. Оператор польских электросетей PSE желает, чтобы синхронизация имела место после того, как будет проложена вторая энергетическая смычка между Польшей и Литвой. Насколько мне известно, проведенные исследования не выявили каких-либо технических или экономических преимуществ в строительстве второго соединения. Поэтому возможная синхронизация системы стран Балтии с системой континентальной Европы, в том числе разработка второго соединения между Польшей и Литвой, будет основываться скорее на политическом решении. Тем не менее, я считаю, что в долгосрочной перспективе более тесное сотрудничество между Польшей и Литвой будет выгодным для обеих стран с точки зрения безопасности и независимости», – сказала эксперт в комментарии для «ЛК».

По ее словам, согласно позиции PSE, строительство второй смычки имеет решающее значение с точки зрения синхронизации, так как смычки LitPol Link и польских электросетей может быть недостаточно. «Это предполагает дополнительные инвестиции. Проблема заключается в том, что разработка второй электролинии на территории Польши может оказаться очень сложным процессом, главным образом с точки зрения экологии и общественного признания. Тем самым, это может привести к уменьшению поддержки каких-либо инфраструктурных проектов в ближайших окрестностях», – заметила обозреватель.

Другой вопрос – отсутствие понимания статуса Калининградской области.

«Боюсь, что сейчас слишком рано говорить о конкретной дате синхронизации. Крайне важно будет выбрать и достичь соглашения по поводу конкретного варианта синхронизации. Также представляют важность такие факторы, как, например, внесение этого проекта в список проектов общего интереса ЕС, что позволит подавать заявки на получение средств ЕС», – заключила Ю. Пищатовска.

«За независимость надо платить»

Нет ничего страшного, что за такой масштабный проект придется заплатить в том числе и самой Литве, считает староста фракции Движения либералов Литвы Эугениюс Гентвилас.

«Энергетическая независимость от Востока и интеграция в систему западных сетей – синхронизация – будет стоить дорого. Это – составные части: с одной стороны – синхронизация с Западом, с другой – отсоединение. В финансовом плане я не могу назвать цифру. Да, за это придется заплатить», – сказал политик «Литовскому курьеру». При этом даже народным избранникам, которые призваны контролировать подобные процессы, конкретики известно крайне мало.

«Министерству энергетики было предварительно дано указание проанализировать эти моменты. Ответа я не слышал. Что касается синхронизации – да, а что касается отключения – тяжело сказать», – отвечая на вопрос о переговорах с ЕС, утверждал либерал.

И, конечно же, мы не могли не спросить про штраф за выход, если это не миф, конечно.

«Это сказал Путин. Может быть, это и не миф, я не могу сказать, что имел в виду Путин и какими документами он руководствовался. Что касается стоимости технического отсоединения, этого я не могу сказать. А вот что до так называемого штрафа или санкций, насколько мне известно, соглашение о совместном пространстве не обязывает Литву платить штраф в случае выхода. Но, быть может, Путин знает лучше», – размышлял политик.

Нет понимания и как развод с БРЭЛЛ отразится на конечных потребителях.

«Мы не можем этого знать. Когда-то мы получали от «Газпрома» дешевый газ и говорили «как хорошо, что мы получаем от «Газпрома» дешевый газ», а потом платили самую большую цену в мире. Поэтому, если что-то сегодня выглядит дешевым, не значит, что оно будет таковым всю жизнь. Нам и сегодня говорят, мол, смотрите, в системе БРЭЛЛ можно получить более дешевую электроэнергию, только не идите на Запад. Поддавшись такому искушению, выяснится, что мы начнем платить все больше и больше. Это – опасная игра, что показал газовый сектор», – уверен Э. Гентвилас.

Ну а что касается рисков из-за выхода Великобритании из ЕС, то тут главный либерал Сейма Литвы угроз не видит. Литва, по его словам, не слишком большая страна.

«На потребности Литвы с учетом того,  что на Литву приходится лишь пару процентов от структурных фондов ЕС, выход Великобритании, в принципе, не окажет воздействия. Если возникнут проблемы и Европейский союз проявит добрую волю, а наши переговорщики будут способными, финансирование сохранится. В этом плане Brexit не обязательно окажет свое влияние.

Что касается российской Калининградской области, то этот регион также мог бы энергетически «уйти в Европу», что решило бы все проблемы, убежден политик.

«Мне известно, что в Калининградской области идет подготовка к строительству подземного газового хранилища. Каждая страна думает о своих регионах, Россия думает о Калининграде, боясь изоляции. Поэтому она ищет средства, как это предотвратить. Отнимет ли автоматически закрытие кольца БРЭЛЛ возможности? Литва уже находится на бирже по торговле электроэнергией. Если будут подписаны международные договоры, Калининградская область также могла бы присоединиться, но для этого нужны соглашения. Тем не менее Россия поступает правильно – она ищет выход, как на европейском уровне не оставить Калининград без электроэнергии и энергетических ресурсов. Это – дальновидное решение, для меня оно понятно. А Литва действительно не заинтересована в том, чтобы заблокировать и изолировать Калининградскую область. Нет, я думаю, что могут быть достигнуты соглашения, и участником новой биржи мог бы стать и Калининград, если закрывается БРЭЛЛ», – сказал «Литовскому курьеру» Эугениюс Гентвилас.

Польша заботится о себе

Пока в Литве пытаются рассчитать, что да как, сама Польша, которая в нашей стране выглядит словно палочка-выручалочка, которая открывает странам Балтии дверь в Европу, в Варшаве, кажется, считают совсем другие цифры.

Выход стран Балтии из БРЭЛЛ для Польши важен не ради помощи Литве, Латвии, и Эстонии, а ради собственных интересов, утверждает польский эксперт по энергетике из лоббистской компании CEC Government Relations Агата Станевска.

«Разумеется, синхронизация окажет воздействие на Польшу. Для потребителей, это – положительный процесс, так как у Польши появится возможность импортировать более дешевую электроэнергию. С другой стороны, существует риск, что этот процесс снизит в Польше уровень безопасности поставок. (..) Обычные энергоблоки Польши, по большей части находящиеся в собственности государства, будут менее конкурентоспособными, чем импортная электроэнергия, поэтому они могут в некоторой степени быть вытиснутыми с рынка. С точки зрения польского правительства, которое видит в безопасности поставок полную энергетическую независимость (энергетическую автаркию), такой сценарий снизит в Польше уровень безопасности поставок», – сказала «ЛК» эксперт.

При этом, по ее словам, весь проект выхода из БРЭЛЛ находится на начальной стадии, а никаких конкретных расчетов еще нет. Нет даже ясности, насколько сама инфраструктура Польши готова к такому переходу.

«Продолжающаяся дискуссия по синхронизации требует проведения ряда технических и экономических анализов, чтобы определить, достаточно ли теперешняя инфраструктура подготовлена к синхронизации», – сказала А. Станевска.

По словам эксперта, о том, что Польше выгодно такое присоединение, говорят цифры. «Я не вижу риска увеличения цен на электроэнергию (в Польше). Развитие общего рынка электроэнергии дает возможность извлечь выгоду из расширенных взаимосвязей – от этого выигрывают потребители. В 2016 году оптовая цена электроэнергии на мегаватт-час в Польше достигала 37,5 евро, в Литве – 42 евро, тогда как в Швеции она составляла примерно 22 евро. Несмотря на транзитные платы Литве, я полагаю, что импортная электроэнергия все равно будет дешевле домашней. Тем не менее, как я уже упоминала, правительство Польши видит в этом реальную угрозу для национальных производителей обычной электроэнергии», – считает лоббист.

Эксперт также объяснила недовольство Эстонии и Латвии переходом стран Балтии в системы континентальной Европы. По словам А. Станевской, Риге и Таллину придется гораздо больше вложить средств в свою инфраструктуру, нежели Литве, которая станет главным звеном стран Балтии при переходе в новую систему.

«Литва первоначально поддерживала сценарий, при котором использовалось бы лишь уже существующее соединение. Для Эстонии и Латвии это означало бы дальнейшую разработку своих генерирующих мощностей и надлежащее расширение и модернизацию своих внутренних электросетей. По оценкам Эстонии, синхронизация может потребовать 200 миллионов евро на обновление региональных электросетей и дополнительные 600 миллионов евро на эксплуатационные расходы. Хотя Латвия поддержала синхронизацию с Польшей, эта страна также выразила озабоченность относительно этого решения. Таким образом, реализация этого сценария с использованием существующей инфраструктуры изменит баланс инвестиционных расходов, что потребует более активного участия стран Балтии, в основном Эстонии и Латвии», – считает лоббист.

Ну а Калининградскую область при этом можно оставить и в автономном режиме, говорит эксперт. «Калининграду, скорее всего, пришлось бы полагаться работу в островном режиме. Кроме того, остается неясным, чем чреват выход из договора, связывающего операторов стран Балтии», – добавила она.

Другой вопрос – финансирование стратегических проектов ЕС после выхода Великобритании из Европейского союза. «Финансирование ЕС после 2020 года – под большим вопросом. Во-первых, Brexit означает, что в общем котле будет меньше денег. Во-вторых, сегодняшняя политическая ситуация в ЕС, а также дискуссия о «двухскоростной» Европе не внушают оптимизма. Более того, напряженность в правительстве Польши и конфликты с Европейской комиссией ослабляют переговорный мандат Польши в предстоящем обсуждении бюджета ЕС. Тем не менее, если ЕС считает интеграцию Балтийских стран в европейские электросети приоритетом, этот проект, вероятно, так или иначе добьется некоторого финансирования», – заключила А. Станевска.

Фото BFL

Фото BFL

«Убежать – безнадежная затея»

На протяжении нашего общения с различными экспертами, при разности взглядов на технический процесс, в нескольких моментах мнение оставалось единым: во-первых, что никакого плана пока нет и ничего непонятно, во-вторых, что за «развод» неизбежно придется заплатить. С этим, кажется, согласны и в правом фланге парламента Литвы. «Говорится о немалых суммах – около миллиарда. Тем не менее, я боюсь безответственно брать цифры с потолка», – сказал «ЛК» член фракции «Союз Отечества» – Христианские демократы Литвы Кястутис Масюлис.

Но в этом вопросе поможет Брюссель, считает он, отвечая на вопрос, можно ли ожидать финансирования ЕС.

«О такой поддержке были разговоры. Мне самому приходилось слышать, что это – европейский проект и приходилось об этом говорить в столицах ЕС, например, в Берлине. Поэтому европейские государства нас понимают и поддерживают такой проект. И, как я понимаю, те суммы больше всего будут зависеть от того, что нужно будет построить на границе с Беларусью, в первую очередь, преобразователи», – рассуждал политик.

Возможные штрафы при выходе – всего лишь игра на нервах, считает он.

«Думаю, что это – скорее попытка запугать, чем реальная угроза и возможность. С моей точки зрения, этого не будет. Каждое государство является суверенным, поэтому мы не можем быть заложниками системы. Нам не может быть навязано, что мы принадлежим какой-либо одной энергетической системе. Я не отбрасываю возможность, что выход может быть длительным процессом, поэтому может утечь еще немало воды, и в России могут произойти различные изменения. Если в России будет демократическая система, мы не обязательно должны убегать от энергетической зависимости, но сейчас я это очень поддерживаю. Это – последний и единственный элемент шантажа в руках России. Таким элементом шантажа был газ, и Россия с помощью него на нас очень сильно давила и заставляла нас платить очевидно политическую цену за газ. Когда у нас появился терминал сжиженного природного газа, газ сильно подешевел. Цену на него снизила сама Россия, и этот инструмент оказал очень положительный эффект. Сейчас газ для литовских жителей и промышленности стоит дешевле, чем для соседних государств. Поэтому сейчас Литва не подвергается шантажу и давлению, однако такая угроза всегда присутствует словно дамоклов меч. Других опасностей я здесь не вижу, это – геополитическая угроза. Если бы в России была другая политическая атмосфера, мы бы, наверняка, об этом никогда и не подумали», – посчитал К. Масюлис, но добавил, что окончательно разрывать связи с Востоком не стоит.

«Нет-нет, не думаю, что нужно их (смычки. – Прим. «ЛК») демонтировать. Наоборот, я только что говорил, что это – дорогое удовольствие, так как нужно строить преобразователь. Возможно, даже не один, а больше – два, три. Сейчас смычек есть несколько – до четырех, насколько мне известно. Поэтому преобразователь может быть не один, а, если я правильно помню, он стоит 500 млн евро. Это – дорогое удовольствие. Такой преобразователь в настоящий момент есть на границе между Литвой и Польшей. Его можно использовать и попросту «перенаправить» в Беларусь. Такое изменение направления как бы ничего и не стоит или стоит мало. Эти затраты уже сделаны, у нас уже есть такое дорогое приспособление. Думаю, что преобразователи и смычки должны быть – для нас не имеет смысла разрывать эту связь. Нужно обмениваться энергетикой. Мы как покупали газ у России, так и покупаем, как покупали электричество, так, видимо, и будем покупать. Однако для нас очень важно, чтобы цена была рыночной, а не какой-либо другой. Если Россия поставляет более дешевую электроэнергию, чем шведы, почему мы должны покупать шведскую электроэнергию, а не российскую? Здесь я не вижу другого пути – пусть окружающие Литву страны конкурируют между собой. Я не думаю, что нужно обрезать эти смычки – иметь очень много торговых партнеров, от этого мы только выигрываем. Независимость в энергетике и любой другой области возможна, когда есть много поставщиков, а не когда мы зависим от одного. Мне кажется, что для нас выгодно сохранить эти партнерские связи», – сказал он.

Кроме того, возвращаясь к сегодняшним общеевропейским потрясениям, нет уверенности в будущем финансировании.

«Сейчас никто не знает, чем закончится этот Brexit и как он скажется на финансовых обстоятельствах. У Великобритании еще есть несколько лет на одни лишь переговоры. Наше отсоединение от БРЭЛЛ – длительный период. Не думаю, что мы его должны связывать с Brexit. Вообще, энергетические проекты Литвы могут казаться дорогими – например, терминал СПГ, который Скарджюс во всеуслышание называл дорогущим и невыгодным. Но посмотрите – жители видят, что он выгоден, так как в их карманах остается много денег. Газ подешевел, хотя и было потрачено много средств, сотни тысяч миллионов. Точно так же я могу сказать и о электролинии со Швецией – очень дорогой проект, но взгляните – электричество дешевеет; электролиния с Польшей – дорогой проект, но электричество дешевеет. Думаю, это касается и последующих проектов. Хотя  они и кажутся дорогими, когда смотришь на цену, однако с учетом того, что они увеличивают нашу интеграцию с различными рынками, на которых есть дешевое электричество, как, например, зимой в Швеции, а в России дешевое электричество бывает всегда. Поэтому нам выгодно присутствовать на этих рынках. Инфраструктура кажется дорогой, но эти затраты окупаются. Поэтому не думаю, что это надо связывать это с Brexit и другими политическими процессами. Инвестиции и сама инфраструктура являются дорогими, но фактическая цена от этого не увеличивается, разве что на доли цента. Поэтому я настроен оптимистично – мы должны очень даже нормально пережить этот переходный период, который должен начаться лишь через несколько лет», – уверен К. Масюлис.

Как и либерал Э.Гентвилас, консерватор считает, что Калининградская область должна уйти в Европу вместе со странами Балтии.

«Думаю, что Калининград никуда не денется. По моей личной оценке, которую разделяют многие эксперты, Калининград никуда не денется, он перейдет вместе с нами. Он является энергетическим островом, поэтому в противном случае он будет жить изолированно. Но так жить он не сможет, поэтому он должен будет перейти вместе с нами. Разве, Россия проложила бы какую-то специальную электролинию через нашу территорию, но это обошлось бы очень дорого для России, так как одной линии было бы недостаточно – не из-за того, что она не смогла бы обеспечить Калининград, а по причинам безопасности. Например, буря повалила бы дерево и прервалась поставка электроэнергии. В таком случае они должны были бы собственноручно строить преобразователи, которые являются очень дорогими. Поэтому думаю, что для этой области было бы намного дешевле перейти вместе с нами. Поэтому в моем понимании Калининград должен будет неизбежно перейти со всеми тремя странами Балтии в европейскую систему», – посчитал политик.

Как итог, развестись до 2025 года член Сейма считает вполне посильной задачей.

«Были успешно проведены эксперименты, подготовка идет достаточно хорошими темпами, поэтому думаю, что реально. Энергетики сейчас совсем неплохо работают. Промедления, которые случались раньше, восемь–десять лет назад. Со времен Сякмокаса сменилась администрация, когда появилось крайне проевропейское Министерство энергетики, а также сменилась администрации всех сетей – люди, которые там работают, также мыслят очень проевропейски. Насколько мне известно, взгляд эстонцев и, похоже, латвийских партнеров тоже похож на наш. Недавно встречались премьер-министры трех стран, они успешно ведут диалог. Поэтому думаю, что все движется в этом направлении и достаточно нормальным темпом, поэтому, наверное, это реально», – заключил политик.

Совсем иной взгляд у председателя партии «Порядок и справедливость» Ремигиюса Жямайтайтиса. На вопрос о разводе он отвечает категорично.

«Этого попросту не будет. Теоретически вы можете написать какую угодно бумагу и расторгнуть договор. Однако, как можно уберечься от того, что это электричество из Беларуси уйдет в Эстонию, из Эстонии – в Скандинавию, и от скандинавов ее получат литовцы. Где гарантии, что Беларусь не продаст электроэнергию, например, Украине, а из Украины она не попадет через какие-либо другие смычки в Литву? Это – безнадежная вещь. Это – попытка одурачить людей», – сказал староста парламентской фракции «ЛК».

Скептически политик относится и к дате – до 2025 года.

«Нет, это – возможно. Из восточных сетей можно выйти, никто об этом не спорит. Тем не менее мы купим ту же самую «восточную» электроэнергию из других сетей. Представьте себе такой сценарий: Беларусь передает электроэнергию Украине, Украина – Польше, а Польша – Литве. Так о каком выходе из сетей может идти речь? Об этом говорят люди, которые не думают или не смотрят по карте, как расположены электросети и как они могут располагаться в будущем. Точно так же сети могут уйти в Калининград. Неужели мы изолируем Калининград? Думаю, что ни немцы, ни поляки никогда не захотят его изолировать. В таком случае, кто помешает вам при переходе в другие сети передать электроэнергию Калининграду, а Калининграду – передать ее нам, Литве. Это – попросту безнадежно. В мире не существует таких вещей, которые нельзя было бы решить», – заключил Р. Жямайтайтис.

Вопрос Калининграда – ключевой

Тем временем член смешанной фракции Сейма Литвы Линас Бальсис считает, что как бы не развивалась ситуация, переходя в Европейские континентальные сети, страны Балтии должны обеспечить возможность работы в своем собственном кольце. Еще одна идея.

«Наша инфраструктура пригодна для перехода в европейские сети. Особенно так можно будет утверждать после того, как мы завершим усиление смычек Литвы и Латвии. Для того, чтобы перейти в европейское синхронизированное кольцо, трем странам Балтии необходимо быть готовыми и способными действовать независимо в своем собственном кольце. Это – очень важный аспект. Сейчас все работы и финансирование есть. Работы, насколько мне известно, идут, чтобы три Балтийские страны могли действовать в так называемом островном режиме, то есть независимо от каких-либо сетей. Генерирующих мощностей у нас достаточно. У нас есть линия со Швецией, которую также можно расценивать как генерирующую мощность, а не импорт, так как мы можем всегда оттуда получить электроэнергию. Линию с Польшей – также. Поэтому с нашей стороны можно сказать, что мы вскоре будем подготовлены, так как идут работы. С другой стороны, сейчас не хватает только договоренности и решения, как мы будет синхронизироваться. Официальная позиция Литвы заключается в том, что мы синхронизируемся через Польшу с континентальной Европой, однако еще проводятся исследования со стороны Европейской комиссии о возможности синхронизироваться с электросетями Северных стран. Электросети Северных стран и электросети континентальной Европы не являются одним и тем же – это двое отдельных и независимых сетей. Насколько я знаю, синхронизация через Северные страны обошлась бы нам дороже, так как она потребовала бы больших инвестиций в подводную линию переменного тока. Это – очень дорогой кабель. С Польшей достаточно воздушной линии электропередачи. Когда после всех исследований будет принято окончательное решение и министерство обнародует энергетическую стратегию, думаю, что для Литвы будет более перспективно идти путем континентальной Европы, как мы и планировали, только для этого нужно договориться с Польшей, подписать договор и начать работы. Возможно, понадобится еще одна линия с Польшей помимо уже существующей. Хотя некоторые эксперты говорят, что можно обойтись уже построенной линией с Польшей за счет изменения режима электрического тока. Однако на этот вопрос должны ответить специалисты и эксперты, это – не политический вопрос. Политически Литва определились и технически мы, по большей части, готовы», – сказал политик «Литовскому курьеру».

Но и он не знает, во сколько это обойдется бюджету и потребителям.

«Нет, пока что невозможно подсчитать, так как это зависит от того, как проходил бы процесс синхронизации. Есть как минимум несколько моделей, что делаем с Калининградской областью, которая в данный момент находится в кольце БРЭЛЛ, но к нему она подключена только через нас. Возникает вопрос, что будет с Калининградом: станет ли он каким-либо образом автономным, присоединяем ли мы его к нашей синхронизации или мы проводим туда особую транзитную линию от кольца БРЭЛЛ. Существует много вариантов, от которых зависят и издержки. Ясен лишь один момент – мы не можем полностью отключить Калининград и оставить его без электричества, так как это было бы нарушением международных соглашений. В них говорится, что соседним странам нельзя предпринимать действия, которые вызвали бы какие-либо проблемы в близлежащих государствах. Между прочем, когда белорусы строят АЭС, они тоже создают для нас проблемы, но это – другая тема. Словом, необходимо будет ответить на вопрос, что делать с соединением Калининграда к БРЭЛЛ, и тогда можно будет говорить об издержках – сколько это все будет стоить, сколько это займет времени, сколько средств вложит Польша, если через нее пойдет соединение, или Европа. Этот проект синхронизации признан приоритетным проектом соединения европейских сетей, поэтому мы, возможно, сможем рассчитывать на ту или иную европейскую поддержку. Словом, конкретных цифр я сейчас не могу назвать, так как они могут сильно различаться», – продолжил Л. Бальсис.

Штрафов за развод, считает народный избранник, быть не может. Правда, вопрос, что подразумевать под штрафом – обязанность за свои средства строить новые линии, например, в тот же Калининград – чем не наказание?

«В договоре по БРЭЛЛ, сколько мне приходилось его читать, не предусмотрено каких-либо штрафов. Там предписано, что нельзя предпринимать технические действия, которые нарушили бы поставку электроэнергии в другое государство, чтобы не было перебоев. Поэтому в предстоящих переговорах о синхронизации Европейская комиссия должна будет, наверное, обсуждать с Россией, как решить проблему Калининграда. Однако штрафы за принципиальный выход из договора не предусмотрены – их не может быть. Разве что Россия подала бы в арбитраж иск, однако я не вижу для этого повода, если мы будем делать все, как прописано в договорах, международных обязательствах и директивах Европейского союза. Тогда, я думаю, у нас не возникнет никаких проблем. Нужно только решить те актуальные вопросы, которые сейчас есть – Калининград является одним из них», – уверен депутат.

Другой миф, уверен политик – риски отсутствия финансирования из-за выхода Великобритании из ЕС.

«Я не вижу здесь никакой связи. Я только что был на встрече с представителями Конфедерации британской промышленности как заместитель председателя Комитета по европейским делам и могу сказать, что эта тема никак не связана. Соединенное Королевство, если говорить об энергетической ситуации, само является островом, у нее есть свое внутреннее кольцо, она ничего ни от кого не берет и сама себя содержит, поэтому будет она в Европе или нет, в энергетическом смысле для нас нет имеет никакой важности, поэтому и Brexit тоже не имеет никакой связи с нашими планами о синхронизации», – сказал политик. Что касается финансирования различных европейских проектов, то это будет зависеть от переговорных способностей наших и европейских чиновников.

«Это вопрос переговоров с Великобританией. Один из важнейших вопросов развода Европы с Великобританией, насчет которых стартовали переговоры, где будет решаться один из главных вопросов – каковыми являются финансовые обязательства Соединенного Королевства, которые оно уже взяло на себя. Они, по утверждению различных источников, достигают от 60 до 100 миллиардов фунтов стерлингов, что в евро было бы еще больше. Что будет с этой суммой, как Великобритания покроет свои финансовые обязательства, а она должна будет как-то это сделать согласно договорам – это будет объектом переговоров. И не будет так, что Великобритания выходит и Европа остается без ста миллионов. Этого точно не будет, а значит, мы узнаем, сколько денег заплатит Великобритания, и от этого будет зависеть, уменьшится ли общеевропейский бюджет или нет. Это – один момент. Другой – приоритетные энергетические и транспортные проекты, также называемые проектами по соединению сетей, уже являются подтвержденными, уже решено, что они будут финансироваться, поэтому это – обязательства Европы, которые не могут быть изменены лишь потому, что уменьшился на сколько-то бюджет. Структурные фонды берут средства не из ежедневного бюджета – они предусмотрены, установлены и оговорены в договорах. Поэтому не думаю, что переговоры по Brexit и возможное изменение, я не говорю, что обязательно уменьшение, бюджета ЕС окажет какое-либо влияние на наши приоритетные энергетические проекты», – заключил Л. Бальсис.

В Польше вопрос в заморозке

И как холодный душ, ответ на запрос из Польши. На сегодняшний день невозможно говорить о каких-то конкретных датах или даже графике работ по переходу стран Балтии из системы БРЭЛЛ в сети континентальной Европы из-за целого ряда нерешенных вопросов. В первую очередь это касается вопроса основной модели синхронизации: на основе уже имеющейся, но единственной линии LitPol Link, или после строительства второго соединения, говорят в польском операторе PSE.

«Мы ведем переговоры с литовскими УУОИ (УУОИ предоставляют предприятия, работающие в сфере электроэнергетики, которые стремятся к достижению стратегических целей Литовской Республики в сфере политики защиты энергетики, экономики и окружающей среды, а также к обеспечению удовлетворения общественных интересов. – Прим. «ЛК») насчет исследований. С нашей точки зрения, нам необходимо провести больше исследований, связанных с этим электросоединением. Мы считаем, что строительство второй электролинии – очень сложный процесс. Особенно, если учесть, что у этого строительства – очень низкий уровень поддержки со стороны общества, а также существуют опасения насчет защиты окружающей среды, потому что, как вам известно, эта территория включена в сеть Natura 2000. Тем не менее мы ведем переговоры, проводим исследования. Больше ничего я сказать не могу», – сказала «Литовскому курьеру» пресс-секретарь оператора электросетей Польши (PSE) Беата Ярош.

Представительница оператора не считает правильным говорить о каких-то графиках синхронизации. Литва, напомним, говорит о выходе из БРЭЛЛ до 2025 года. «с нашей точки зрения, в данный момент очень тяжело гарантировать или даже говорить о каком-либо графике, потому что уровень общественного признания крайне мал. Именно по этой причине крайне трудно прогнозировать какие-либо сроки насчет строительства второй смычки», – заключила Б. Ярош.

Стоит отметить, что в Польше дискуссии о LitPol Link, как и сам проект, действительно являются замороженными. На запрос о проблематике в синхронизации президент компании LitPol Link Мацей Анцерович ответил:

«Информирую вас, что Генеральная Ассамблея LitPol Link приняла решение, что бизнес- активность компании приостанавливается на 24 месяца с 1 января 2017 года».

Другими словами, это предприятие сейчас попросту не работает, хотя именно оно является ключевым в вопросе перехода стран Балтии в сети континентальной Европы.

Сухой остаток

Итак, что мы имеем на выходе этих длинных бесед? Какие выводы? 1. У стран нет единого понимания, как именно должен проходить развод с БРЭЛЛ. 2. Нет единого понимания о судьбе смычек с Востоком – ликвидировать или оставить? 3. Нет понимания, сколько все это будет стоить для каждого государства и конкретного потребителя. 4. Неизвестно, что будет с Калининградской областью. Изолировать не позволят международные договора, да и сам Брюссель не пойдет на такой открытый шаг к конфронтации с Россией. Если российский анклав вольется в европейские континентальные сети вместе со странами Балтии, кто гарантирует, что в области моментально не разморозят строительство Балтийской АЭС, которая и была остановлена именно из-за того, что нет смычек с Европой, есть только с Литвой? И как тогда поведет себя Литва? Продажу дешевой, но российской электроэнергии уже будет не остановить. 5. Как поведет себя Польша, которая не хочет по уже высказанным причинам второй ветки LitPol Link, но с одной линией безопасность невозможна.

Помните про дерево? Упало во время урагана. И что мы? Все в темноте?

И таких вопросов еще масса, которые только подтверждают, что этот проект, несмотря на то, что о нем громко говорят много лет находится, даже не на зачаточной стадии, а все сроки про 2025 год – не более чем уловка. Такой секрет независимости. Секрет полишинеля.

Сергей ШАЛКИН, Денис ТАРАСЕНКО

Метки:  , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (17)
  1. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    всей “красе” это будет пострашнее чем весь Ближний Восток , только прямо под носом Европы- вот цена которую уже платят и ещё придётся платить по вине идиотов прохиндеев “общечеловеков -демократизаторов”

  2. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    к 1991 году Украина состояла в первой десятке стран по промышленному и научно-техническому потенциалу среди стран Европы(кто башкой соображает пусть погуглит) инфраструктура , логистика рабочие и научные кадры и т.д. всё это бездарно проср…но! Стартовые условия были на несколько порядков выше чем у Прибалтики вместе взятой! за 26 лет гопота- либерасня , подпендосная олигархия страну ограбила распродала и довела до уровня Сомали! От 45 млн населения осталось не более 30 млн! Чёрная дыра которая образовалась на месте “незалежной” через пару- пяток лет(скорее всего раньше) проявит себя во…






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!