12 327 – цифра, представляющая угрозу для будущего Литвы

12 327 – такова разница между эмигрировавшими в прошлом году из Литвы 36 621 и прибывшими в нашу страну 24 294 лицами. В утешение себе можем минусовать из этого числа 325 беженцев, которых мы, будучи послушными и дисциплинированными членами Евросоюза, обязались принять из Италии, Греции и Сирии. Тенденции печальные и угрожающие — численность населения Литвы тает.

Фото BFL

Если тенденции не изменятся, то прогнозируется, что в Литве к 2040 году будет проживать 1,9 млн человек – это более чем на миллион меньше, чем сейчас. И это произойдет еще при жизни многих из нас – всего в течение 25 лет!

Кто-то может подать реплику – мол, такова цена преимущества членства в Евросоюзе, преимущество глобализации мира и свободы беспрепятственного передвижения. Может, для кого-то такой подход – приемлемый, однако действительно ли мы, нация, имеющая всего около 3 миллионов, можем позволить себе свободно разбрасываться нашим самым дорогим богатством – своими соотечественниками? Я уверен, что нет. Поэтому мы, литовские политики, должны предпринять все возможные меры, чтобы литовская нация приумножалась и процветала, чтобы было как можно меньше желающих искать счастья на чужбине, а найдя там счастье, все-таки хотели бы вернуться.

Я рад тому, что с сурового 2010 года, когда из Литвы уехало более 80 тысяч человек, масштабы эмиграции уменьшились более чем наполовину. Число возвращающихся литовцев (кстати, и иммигрирующих иностранцев) стабильно растет, но уезжает все еще больше, а с учетом показателей рождаемости и смертности население Литвы продолжает быстро сокращаться, и проблема сама собой не разрешится.

Принимая во внимание эти красноречивые факты, мы должны уже сейчас осознать, какие демографические проблемы грозят Литве, опередить события и принимать необходимые меры, чтобы предупредить исчезновение нашей нации. Сегодня это не делается, и неизвестно, умышленно или неумышленно принимаются решения, чтобы Литва не имела собственной эмиграционной и иммиграционной политики.

Одно из последних таких поспешных решений – решение министра внутренних дел Саулюса Сквярнялиса ликвидировать Департамент миграции, перераспределив его функции между Департаментом полиции и Службой охраны государственной границы. Министр говорит, что таким образом будет сэкономлено около 300 тыс. евро в год. Однако какой вред это решение может принести будущим поколениям, вряд ли потрудились подсчитать, а вред будет действительно большой.

Государственный контроль обратил внимание на то, что в миграционной политике страны есть пробелы и недостатки – не всегда складен и последователен процесс выдачи иностранцам разрешений на проживание в Литве, довольно продолжительны процедуры предоставления убежища, а также не всегда используется возможность упрощенных процедур высылки иностранцев из Литвы. Однако самое главное – даже не это, а отсутствие долгосрочной стратегии миграционной политики и игнорирование этого вопроса в сфере политических и общественных дискуссий.

Все государства – члены ЕС имеют соответствующую властную институцию, которая ответственна за вопросы эмиграционной и иммиграционной политики. Три государства — члена ЕС (Испания, Франция и Дания) даже имеют министерства, решающее такие вопросы. В других странах работают соответствующие департаменты или их аналоги при правительстве – на высшем уровне власти, в то время как Литва вопросы миграции намерена девальвировать до уровня отделения полиции и по сути ограничиться выдачей паспортов.

Непродуманные и популистские решения все еще имеют место. Пока одни политики по неопытности (или из-за желания засветиться на первых полосах СМИ) принимают нелогичные и вредные решения, численность населения продолжает резко сокращаться.

Решение Министерства внутренних дел ликвидировать Департамент миграции — это самый плохой шаг, какой только можно сделать в такой ситуации. Департамент не только должен быть укреплен, но и должны быть серьезно расширены его функции, а самое главное, чтобы у нас была ответственная институция, которая вместе с ответственным министром наконец взялась бы за формирование миграционной политики Литвы, контролировала бы ее и успешно претворяла в жизнь.

В условиях сокращения численности населения мы рискуем прийти к краху систем здравоохранения и социальной защиты; жители стране нужны, так как этому способствовать? Будем поощрять рождаемость, а мигрантов не впускать? Или наоборот – признаем, что без помощи иностранных работников нам не обойтись? Откуда они должны приезжать? Из соседних стран, ЕС, Африки или со всего мира? В конце концов, как мы вернем на родину уехавших наших соотечественников? Как будем интегрировать иммигрантов? Как привлечем в Литву не беженцев из третьих стран, а специалистов высокого уровня, которые не станут бременем для нашего государства, а будут создавать добавленную стоимость и способствовать движению нашей страны вперед? Как и какие связи мы будем поддерживать с зарубежными литовцами?

Обо всех этих вопросах должна заботиться команда профессионалов, которую можно было бы начать формировать в Департаменте миграции вместо того, чтобы позволить уничтожить этот департамент и обречь страну на туманное будущее.

Может быть, отдельное министерство нам для этого и не нужно, но иметь соответствующую институцию – обязательно. Без нее не обходится ни одно другое государство ЕС. Не обойдемся и мы, однако мы должны действовать уже сегодня. В противном случае эти сэкономленные 300 тысяч евро будут выглядеть грошами по сравнению с тем, что мы потеряем в предстоящие 25 лет – миллион граждан Литвы.

Валентинас МАЗУРОНИС, европарламентарий

12 327 – цифра, представляющая угрозу для будущего Литвы

  1. Зигмунд :

    Литва уже за 25 лет свободы потеряла почти миллион человек и ещё столько же потеряет. В 17 веке в Северной Америке проживало 2 млн. индейцев, а к концу 19 века осталось 200 тысяч индейцев. С литовскими аборигенами США тоже не церемонится. Европу ещё называют кладбищем народов. За членство в НАТО и ЕС Литва заплатила нищетой и вымиранием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.