Державная икона Божьей матери

[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

Среди чудотворных богородичных икон эта выделяется своей «молодостью» и «политичностью».  Давайте обо всем — по порядку.

В конце февраля 1917 года жительница подмосковной деревни Починок, по тогдашнему административно-территориальному делению  Жирошкинской волости Бронницкого уезда, Евдокия Андрианова увидела во сне Богородицу, Которая велела ей отправиться в село Коломенское, найти там в церкви Ее икону, «сделать найденный образ из черного красным, и пусть молятся». Так как сон был не один, а целых три, крестьянка поняла, что просто так сны на одну тему не снятся. И отправилась она в Коломенское. Это сейчас там музей-усадьба почти в центре Москвы, а в начале прошлого века первопрестольная еще так широко не раскинулась.

Через несколько дней добралась Евдокия до места, что ей Богородица назвала, и увидела прекрасный белый храм (церковь Вознесения, памятник архитектуры XVI века в шатровом стиле), точь-в-точь такой, как во сне видела. Нашла настоятеля, отца Николая Лихачева, и обо всем рассказала. Осмотрели все иконы в церкви, но ничего похожего на указанную во сне не нашли. Повел ее отец Николай на колокольню, и там нет. Наконец, спустились в подвал, и там среди хлама и старья, которому и положено быть в чулане, нашли совсем почерневшую от времени, копоти и пыли икону. Почистили образ и увидели, что на нем изображена Богородица, сидящая на троне в красном царском одеянии и короне. В руках у Нее скипетр и держава, атрибуты монаршей власти, а на коленях сидит благословляющий Младенец. Особенно всех поразил взгляд Пресвятой Девы – суровый и скорбный, а глаза полны слез. Случилось это 2 (15 по новому стилю) марта, в тот самый день, когда Николай II отрекся от престола в пользу брата Михаила.

Вскоре весть о чудесном явлении новой иконы распространилась по окрестностям и дошла до Москвы. И хлынули в Коломенское толпы паломников. Чтобы как можно больше людей могло помолиться перед Державной, ее стали возить по селам и фабрикам. Только в воскресенье и праздники возвращался образ в родной храм.

А через несколько дней новое чудо – икона обновилась. Свидетелем этого был богослов, доктор медицины и психолог профессор И.М. Андреев.  «Через несколько недель мне вторично удалось побывать в селе Коломенском, и я был глубоко потрясен изменением иконы: она сама собой обновилась, стала светлой, ясной и … «красной», так как особенно стала бросаться в глаза царская порфира, как бы пропитанная кровью». Так черная икона стала красной.

Очень скоро были написаны копии с образа, составлена служба и акафист. В 20-е годы ХХ века образ попал в Исторический музей. А один из списков находился в московской церкви Илии-пророка, единственной в столице никогда не закрывавшейся. Сейчас оригинал в Коломенском. Образ мироточит и исцеляет больных. После объединения Русской православной церкви и Русской православной церкви за границей в августе 2007 года икону провезли по русским приходам Европы, Америки и Австралии.

По некоторым сведениям, найденный Евдокией образ раньше принадлежал женскому Вознесенскому монастырю, но в 1812 году, чтобы спасти его от осквернения французами, был спрятан в Коломенском. Со временем про него забыли, пока он не был явлен чудным образом спустя сто с лишним лет.

А теперь несколько слов о «политичности» Державной. Самодержавно-патриотически настроенные политики взяли этот образ как знамя.  Они заявляют о том, что царь-мученик, отрекшись от престола, чуть ли не избрал себе преемницей Богородицу, забывая, что Николай снял монаршие полномочия в пользу брата, а не Временного правительства. И не мог позволить себе такого кощунства глубоко верующий человек. Очень больно, когда Церковь втягивают в политические игрища. Это можно объяснить – люди есть люди. И подобная спекуляция, независимо от конфессии и религии, была всегда. Но все равно больно.

Славянское слово «держава» к политике не имеет никакого отношения. Это власть духовная. А то, что Богородица изображена на иконе с атрибутами политической власти (порфирой, короной, на троне и т. д.), можно объяснить символичностью иконописи. Мы же понимаем, что небольшой помост, на котором стоит Богородица на благовещенской иконе, это не ненужная подставка, а образ Земли. А как еще можно было написать символ духовной власти в начале ХIХ века?

И последнее. Политики, разыгрывающие церковную карту, либо не знают, либо забывают две короткие фразы, сказанные Спасителем: «Отдавайте кесарю кесарево, а Божие Богу» (Мф.22,21) и «Царство Мое не от мира сего» (Ин.18,36).

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600