Георгий Сурков: «Мел» – для школьников, и на их языке

25 апреля в 18.30 в зале «Среда A–Z» Русского драматического театра Литвы (РДТЛ) состоится премьера спектакля «Мел» в постановке молодого режиссера из Латвии Георгия Суркова. Он учился режиссуре в Кракове, в мастерской режиссера Кристиана Лупы и уже успел снискать престижный театральный приз Латвии «Spēlmaņu Nakts» («Ночь лицедеев»). Им уже поставлено более дюжины спектаклей в Латвии, России и Литве.

Фото РДТЛ

Теперь он режиссирует спектакль по пьесе драматурга Миндаугаса Валюкаса под названием «Мел». Это результат драматургической лаборатории «Школьная драма», в которой принимали участие двенадцатиклассники русской и литовской школ Вильнюса. Сценограф и художница по костюмам спектакля – Ольга Никитина из России, автор видеопроекций – Эвита Русова из Латвии, текст пьесы с литовского языка на русский перевел Тельман Рагимов. В спектакле заняты актеры Анжела Бизунович, Юлиана Володько, Елена Орлова, Тельман Рагимов, Андрюс Дарела, Максим Тухватуллин, Эдгар Бехтер. Спектакль играется на русском языке.

Накануне премьеры журналистка Лаура Пачтаускайте беседует с режиссером о том, какие современные темы затронуты в спектакле «Мел», чем он актуален для сегодняшних подростков, для их родителей, учителей и широкой аудитории.

– Вы ставите уже третий спектакль на сцене РДТЛ. Спектакль «Мел» – это документальный проект?

– Этот проект никогда не задумывался как строго документальный. Более точным было бы определить его как театральное исследование молодого поколения, которое завтра станет основой нашего общества.

Все началось полтора года назад: я пригласил для участия в лаборатории школьников, опытных драматургов: Миндаугаса Валюкаса, Текле Кавтарадзе, Бируте Капустинскайте и Александра Шпилевого. Мы много общались друг с другом: рассказывали личные истории, делились опытом. И уже после этих семинаров школьники писали свои пьесы, основой которых могли стать как документальные так и выдуманные истории.

Важно отметить, что даже те пьесы, в основе которых лежала реальная история, были дописаны, додуманы и «докручены» совместно с драматургами, они проходили «художественную обработку». Конечно, такие тексты ни в коем случае нельзя называть документальными.

– Расскажите, пожалуйста, как велась работа в драматургической лаборатории «Школьная драма»?

– Работа в лаборатории строилась как обмен опытом: школьники делились своими ощущениями от своей сегодняшней жизни, а драматурги открывали секрет: как история или воспоминание превращается в драматургию, в художественное высказывание, которое уже касается не тебя одного, а включает в себя обобщение, важное и для зрителя.

Окончательный текст, с которым мы работаем сегодня, – это самостоятельная работа драматурга Миндаугаса Валюкаса, где лишь отдельные фрагменты и интонации взяты из историй наших школьников. Посмотрев спектакль, ребята, конечно, узнают какую-то из своих историй, или, может быть, какой-то персонаж покажется им знакомым. Но как в таких случаях говорят, все персонажи вымышленные, все совпадения случайны.

Процесс работы над пьесой «Мел» был очень длительным и многоступенчатым. Это большой путь, который мы прошли вместе с драматургом Миндаугасом Валюкасом. Текст многократно перерабатывался, обсуждались и уточнялись темы, а персонажи приходили и уходили.

Миндаугас писал пьесу на литовском, наш актер Тельман Рагимов переводил ее на русский, за что ему отдельное спасибо. Затем переведенный текст прошел серьезную редакторскую правку.

– Очевидно, нелегко писать пьесы и создавать спектакли для подростковой аудитории на актуальные для нее темы.

– Сегодня о проблемах школьников говорят довольно много. Есть и фильмы, и сериалы, и спектакли, но этого, по-моему, недостаточно, особенно в театре. Похожие опыты уже существуют в России, но ни в Литве, ни в Латвии ничего подобного вспомнить не могу. Писать для подростков и про подростков –  это действительно очень сложно. В репертуаре современного театра можно встретить огромное количество спектаклей для детей или для семейного просмотра, есть спектакли для молодежи и для среднего поколения, но вот именно школьники остаются без своего адресного репертуара. Их по старинке продолжают «таскать» на спектакли по «школьной программе». Но ведь очевидно, что таким способом у молодого человека вряд ли проснется желание самому пойти в театр. В таком контексте сложно поверить, что за бархатным занавесом могут сказать что-то важное молодому человеку, притом на его языке. А это необходимо.

Такое ощущение, что сегодняшние подростки пытаются жить какой-то «параллельной жизнью». Я сейчас говорю о нормальных подростках из благополучных семей, с хорошим воспитанием. Не рассматриваем какие-то крайние случаи, а говорим о тенденции – обычные ребята из обычных семей, которые знают, что такое хорошо, а что такое плохо. Вот с такими ребятами и в театре, и в кино очень мало говорят об их проблемах. А потребность в таком разговоре, в новых знаниях, новой информации никуда не исчезла. И подростки идут в Интернет. К сожалению, качество той информации, которую они там получают, зачастую бывает очень низкое. Более того, это качество никак нельзя проконтролировать, отследить. В бесконечном потоке информационного шума очень сложно разобраться, к чему стоит прислушаться, а в какой момент надо заткнуть уши. Часто этот шум создают их же ровесники, а это всегда очень опасно.

Новое поколение просто ушло в Интернет: видео-блоги, группы, сообщества, каналы, созданные специально для «15+». Они, естественно, наполнены всем и «по полной». Ни в коем случае не проповедую то, что, как бы молодые люди не должны ругаться матом или получать только положительный опыт, но в таких сообществах сейчас очень много перебора и «опасных игр».

И дело вовсе не в том, что интернет-сообщество пытается говорить на языке подростков, а в том, что оно начинает диктовать школьникам новый язык, которому они стараются подражать. А вот это уже проблема, поскольку с ними говорят не на их языке, а насаждают  ребятам свои стандарты и объясняют, что сегодня «круто», и как им надо действовать.

– Используется ли в спектакле школьный сленг, ненормативная лексика?

– Повторю, что главная наша задача в этом проекте – говорить на темы, важные именно для школьников. Эта пьеса – о самых важных человеческих ценностях на языке подростков.

Да, в спектакле в небольшом количестве используется ненормативная лексика, обсуждаются темы наркотиков и секса – все это, как ни крути, важно для молодых людей. Мы все прекрасно знаем, что за порогом дома подростки хотят и матом поругаться, и покурить, и пива выпить – наверное, мальчики побольше, а девочки поменьше. Но без таких опытов – никак.

– Наркотики – это новая реалия нашего времени. Люди постарше с этой проблемой в школе не сталкивались.

– Да, именно поэтому эта тема также обсуждается в спектакле. Во время лаборатории «Школьная драма» сами ребята часто обращались к этой проблеме. Когда я учился в школе, наркотики были чем-то очень страшным и недоступным. Непонятно было, где их достают, и попадали они только в руки к маргиналам. Сегодня же наркотики употребляют дети из благополучных, обеспеченных семей. Изменилась точка зрения – сейчас курят не «плохие мальчики», а хорошие. Страшно только то, кем они потом вырастут.

У нас в спектакле обсуждается и первый сексуальный опыт. Естественно, подростки в этом возрасте думают об этом постоянно. И не надо делать вид, что это не так, якобы они размышляют только о том, как бы им поступить в вуз. Придет время, и они, конечно, об этом подумают, но сейчас они думают о другом, и это тоже абсолютно нормально.

– Каждое поколение заново учится проверять ценности, которые являются общечеловеческими. Как с этим обстоит дело в вашем спектакле?

– Наш спектакль как раз об этом. В пьесе главная героиня стоит перед выбором: совершить предательство ради собственной выгоды или отказаться от собственных желаний во имя любви к матери. Ей необходимо самостоятельно осмыслить, что в жизни самое главное. Кто тот человек, который будет всегда рядом и поможет в трудный час, а кто с тобой только потому, что сейчас это «классно», здорово, модно. В 18 лет часто ошибаются и принимают поверхностные вещи за истину.

Эта пьеса еще и о том, что любая стая – это страшно. Когда дети сбиваются в стаи, их жестокость и агрессия могут привести к чудовищным результатам.

– Как суметь выйти из этой стаи, сделать свой выбор, и не модный, а собственный, поняв, что для тебя важно, дорого и нужно?

— Самое сложное – научиться самостоятельно выбирать, принимать решение, трезво смотреть на ситуацию, разглядеть все плюсы и минусы, оценить риски – попытаться осознать, к чему тебя приведет твой выбор. Важно перестать думать как потребитель, а сегодняшний мир всеми силами учит нас думать именно так.

Приспособленчество, которое начинается уже со школьной скамьи – важная тема «Мела». Любая система, будь то образование или что-то другое, зачастую требует от нас приспосабливаться, тихо играть по правилам, иначе ты рискуешь оказаться вне системы. Или, что еще хуже – быть сломанным этой системой.

– Спасибо за беседу.

Инф. «ЛК»

реклама

Оставить комментарий/ Parašyti nuomonę

avatar
600