Как здоровье, литовский рынок труда?

Фото Swedbank

Глобальная пандемия по всему миру закрыла многие отрасли промышленности. Часть трудящихся работает дистанционно из дома, у другой части просто нет возможности работать из-за ограничений передвижения людей.

Каждая неделя пандемии увеличивает риск краха предприятий и, следовательно, ведет к потере рабочих мест. Здоровье рынка труда является одним из решающих факторов, которые будут определять темпы восстановления экономики.

Если удастся сохранить рабочие места, при улучшении эпидемиологической ситуации люди по-прежнему будут получать доходы, будут чувствовать себя уверенными в своем будущем, и внутренний спрос вернется в норму. Если большая часть людей потеряет доход, спрос станет хронически низким, и краткая рецессия может привести к длительной депрессии.

Трансатлантические различия рынка труда

Во время кризиса Covid-19, который Международный валютный фонд окрестил великим закрытием, стали очевидны различия на рынках труда. Раньше европейские экономисты довольно долго с завистью взирали на чрезвычайно гибкий и либеральный рынок труда США. Более слабая защита работников означает, что компании гораздо смелее принимают и увольняют сотрудников, поэтому обычно после спада уровень безработицы в США нормализуется гораздо быстрее, чем в Европе.

Тем не менее, похоже, что европейская модель рынка труда в этот раз оправдает себя. Свободный рынок труда и экономическая политика, ориентированная на прямые выплаты, а не на сохранение рабочих мест, привели к тому, что в США десятки миллионов людей всего за несколько недель потеряли свои рабочие места, а уровень безработицы поднялся выше 11,2 процентных пункта, одним махом перечеркнув десятилетие роста. Для сравнения, за тот же период в Германии благодаря субсидированию рабочих мест уровень безработицы не увеличился ни на один процентный пункт. Вероятно, что это создаст условия для более быстрого восстановления в будущем.

Рост безработицы в Литве пока под контролем

В нашей стране ситуация, похоже, больше напоминает немецкий, чем американский сценарий. Хотя ни скорость, ни масштабы мер поддержки не были равны пакету помощи Германии, зарегистрированный уровень безработицы в Литве увеличился чуть более чем на два процентных пункта за восемь недель карантина и достиг 11,5 процента.

Наибольшее влияние ощущалось в апреле, когда безработица росла на полпроцента в неделю. Хорошая новость заключается в том, что уровень безработицы в последнее время, по-видимому, стабилизировался, и число вакансий также возвращается на нормальный уровень. Если удастся удержать число безработных на этом уровне, условия для восстановления экономики Литвы во второй половине года будут весьма неплохими.

С другой стороны, уровень безработицы не раскрывает всей ситуации. По данным Содры, более 170 тысяч граждан  в настоящее время находятся в простое, а Служба занятости сообщает, что в настоящее время почти 380 000 человек ищут работу, то есть вдвое больше, чем зарегистрировано безработных. Конечно, всегда есть ищущие работу, но обычно разница составляет около 20 000, а не 200 000.

Сценарии выхода на работу из простоев

Вполне вероятно, что такая разница связана с тем, что люди не уверены в сохранности своих рабочих мест и ищут план Б. Если страхи всех этих работников подтвердятся и они потеряют работу, уровень безработицы может достигнуть 20%, и быстрое восстановление станет невозможным. Правда, пока такой сценарий маловероятен, но очень важно не торопиться отказываться от мер государственной поддержки компаний, и необходимо думать о стимулировании экономики в долгосрочной перспективе.

В первом квартале этого года занятость и рабочая сила росли относительно быстрыми темпами, что могло быть связано с большим количеством эмигрантов, возвращающихся домой из-за объявленного карантина. Данные лицевых счетов жителей в Swedbank показывают, что только в апреле число работников могло сократиться более чем на один процент. Как в марте, так и в апреле средняя заработная плата из-за сокращения рабочего времени и простоев снизилась на пару процентов. Годовой рост заработной платы в апреле с двузначного числа замедлился до 1,5%.

Пока литовский рынок труда держится лучше, чем ожидалось, что вселяет оптимизм в отношении того, что восстановление может быть быстрым. Однако все еще существует довольно высокий риск того, что многие люди не вернутся из простоев. В настоящее время с самыми большими трудностями сталкивается сектор услуг, который зависел от потоков иностранных туристов. Со временем могут возникнуть проблемы в промышленности и логистике.

Нельзя полагаться только на экспорт

Во время последнего кризиса Литва пострадала больше всех стран Европы. Это привело к волне эмиграции, и восстановление было в основном за счет экспортной помощи, так как наши торговые партнеры были относительно здоровее. Похоже, на этот раз все может быть иначе. Ситуация в области здравоохранения в Литве не стала критической, мы можем раньше и быстрее запустить свою экономику, но неясно, будут ли средства у наших партнеров для закупки литовских товаров. Существует риск того, что из- за ослабления международной торговли уровень безработицы будет расти до конца года.

Особая открытость литовской экономики в хорошие времена позволяет нам расти быстрее, но делает нас уязвимыми для внешних потрясений. Компании с «длинными» и эффективными цепочками поставок начинают понимать, что это делает их уязвимыми. Точно так же и Литва должна задуматься о реформах, которые в будущем позволят внутреннему рынку стать равноценным источником роста, а не полагаться исключительно на экспорт.

Важно создать благоприятные условия для инвестиций, увеличение таковых может привести к снижению хронически высокого уровня безработицы в Литве. Это усилит как внутреннее потребление, так и способность государства предоставлять качественные услуги.

Витянис ШИМКУС, старший экономист Swedbank

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.