Когда правительство встанет на сторону работников?

Инга РУГИНЕНЕ, руководитель Конфедерации профсоюзов Литвы, председатель Трехстороннего совета

Продолжающаяся почти три месяца в Трехстороннем совете пляска вокруг установления на следующий год минимальной месячной зарплаты (ММЗ) требует отдельного комментария. Предлагаемое правительством повышение ММЗ на 20 евро не устраивает профсоюзы, которые добиваются, чтобы зарплата повысилась на 50 евро – до 450. Хотя большинство граждан считает, что и 50 евро – это слишком мало.

В прошлом году, когда представители работодателей, профсоюзов и правительства решили повышать ММЗ по определенной формуле, дескать, таким образом избежать политиканства, тогда все вздохнули с облегчением. К сожалению, когда попытались эту формулу применить на практике,  выяснилось, что без политиканства – никуда. Цифрами тоже можно манипулировать, и переменные цифры формулы можно «пустить в дело» так, чтобы результат был таким, какого хотят.

Формула, казалось бы, совсем простая – ММЗ должна составлять 45-50% средней месячной зарплаты (СМЗ). Чтобы тут и не пахло политиканством, представители как профсоюзов, так и работодателей согласились призвать на помощь независимых экспертов – специалистов Банка Литвы. Я не берусь оценивать, насколько роль этой институции в упомянутом процессе независима, однако первый раз предложено взять формулу СМЗ не текущего года, а 2017-го. Разумеется, профсоюзы категорически не согласились с этим, потому что при установлении минимальной зарплаты на 2019 год и СМЗ должна быть такой, которая прогнозируется на упомянутый год.

Тогда эксперты Банка Литвы предложили другую методику расчета СМЗ, которую европейское статистическое агентство Eurostat применяет для сравнения данных всех стран ЕС, устанавливающих национальный минимум зарплаты. Берется только базовая СМЗ, которая указана в трудовых договорах, без нерегулярных надбавок. Успех тут только в том, что уже не возникает споров с Банком Литвы и правительством, за какой год брать СМЗ, потому что все согласны, что надо пользоваться прогнозом СМЗ на 2019 год.  Однако даже при расчете по второму предложенному Банком Литвы методу получается, что ММЗ со следующего года должна повыситься только до 420 евро.

Итак, что такое средняя зарплата?

В Трудовом кодексе указано, что зарплату работника составляют: базовая (тарифная) зарплата; дополнительная часть заработной платы, установленная по договоренности сторон или выплачиваемая по нормам трудового права или применяемой по месту работы системе оплаты труда; надбавки за приобретенную квалификацию; надбавки за дополнительную работу или выполнения дополнительных обязанностей или заданий; премии за выполненную работу, установленные по договоренности сторон или выплачиваемые по нормам трудового права или применяемая по месту работы система оплаты труда; назначаемые по инициативе работодателя премии поощрения работника за хорошо выполненную работу.

Средняя заработная плата – это экономический показатель, который показывает, сколько в это время работодатель готов платить за работу, а грубо говоря – за цену рабочей силы. Если работодатель имеет возможность платить надбавки, а кое-где выясняется, что их платят даже тысячами, хотя зарплата по договору 500 евро, это и показывает  его потенциал  платить такие деньги. Поэтому при расчете ММЗ мы должны брать такую среднюю зарплату, которая указана в постановлении правительства и обычно рассчитывается в Литве.

С ростом ММЗ растет и СМЗ

Прогрессивные экономисты утверждают, что повышение минимальной зарплаты должно трактоваться не как следствие роста экономики, а как его условие. Повышение зарплаты нужно для стимулирования внутреннего потребления, развития промышленности и бизнеса, для создания предпосылок формирования среднего класса.

В последнее время, особенно перед принятием законов о противоречиво оцениваемой налоговой реформе, часто подчеркивалось, что в Литве большие налоги на труд. Однако на самом деле не они проблема, а низкие получаемые за работу доходы.

И власть тут может и должна использовать доступные ей меры, чтобы положение хоть как-то улучшалось. Индексация минимальной зарплаты – единственный механизм, через который государство может оказывать прямое влияние на рост заработной платы. Сейчас ММЗ гарантирует только определенный уровень бедности. Если работающий человек не имеет доходов из других источников, то минимальная зарплата не защищает его от риска бедности. Профессор Богуславас Гружевскис предупреждал, что бедность, которая определяется оплатой труда, — особенно опасна. Статистика показывает, что в Литве за чертой бедности живет около одной пятой жителей, но едва 3% получают социальную денежную помощь.

Следует отметить, что эксперты Организации экономического сотрудничества и развития, принятием в которую так гордится Литва, также констатировали, что разница между зарплатами, выплачиваемыми в Литве и других Европейских странах, сокращается слишком медленно.

50-процентное соотношение СМЗ и ММЗ – не священная корова

Оппоненты утверждают, что соотношение средней зарплаты и минимальной зарплаты не должно переступать границу в 50%, но оказывается, что это ничем не обосновано. Не проводились никакие исследования, которые показали бы, что при превышении этой границы возникает какая-то опасность для экономики. Упомянутая цифра соотношения – всего лишь рекомендательного характера и обоснована только на предпосылках.

Правда, представители Банка Литвы, представляя членам Трехстороннего совета расчеты, почему-то несколько раз подчеркивали, что если для установления соотношения СМЗ и ММЗ бралась бы такая СМЗ, как принято рассчитывать в Литве (с надбавками), то Литва в статистических таблицах ЕС выглядела бы очень «исключительной». Ну, почти такой, как Словения. Похоже, что наши глаза так привыкли к мельканию названия Литвы в нижних частях статистических таблиц, что скачок вверх трактуется почти как неудача.

На соотношения ММЗ и СМЗ смотреть без озабоченности призывает и профессор Ромас Лазутка. В создаваемом в Литве ВВП (валовый внутренний продукт) часть доходов от капитала непропорционально велика по сравнению с трудовыми доходами (из-за низких зарплат).  В таких условиях при повышении ММЗ, по мнению профессора, это может проявиться не в подорожании товаров и утрате международной конкурентоспособности, а в уменьшении части капитала в национальных доходах и уменьшении неравенства доходов. А это, как известно, — один из основных приоритетов правящего большинства. Но, по крайней мере, уже было.

То, что процент ММЗ от средней заработной платы слишком «мистифицируется», считает и экономист Гитанас Науседа. По его утверждению, в дискуссиях о ММЗ мы совершенно забываем, что в Литве уровень теневой экономики – один из самых высоких во всем ЕС, а зарплаты «в конвертах» составляют одну треть или даже 40% всего фонда заработной платы. «Если на самом деле так оно и есть, значит, настоящая зарплата намного больше, чем объявляемая Департаментом статистики, поэтому и процент ММЗ от СМЗ должен быть куда выше! Ведь минимальная месячная зарплата – это та, которую работодатель должен платить без всяческих уловок, а фактическую зарплату составляют официальная и теневая часть», — пишет в своем комментарии экономист.

Роль работодателей

Представители организаций работодателей в Трехстороннем совете сначала вообще не демонстрировали желания договариваться по поводу повышения ММЗ с 1 января следующего года. Хотя они и жалуются, что не только за минимальную, но за более высокую зарплату невозможно найти работников, однако все же сильно сопротивляются предложению профсоюзов повысить ММЗ до 450 евро. Видимо, по этой причине работодатели сделали выбор – лучше поддержать предлагаемый правительством размер 420 евро.

Все-таки работодателей еще можно понять: они всегда, иногда просто по инерции будут противиться тому, чтобы работники зарабатывали больше (ведь это за счет кармана предпринимателей!). Однако трудно понять правительство, почему оно не хочет хотя бы немного приличнее поднять минимальные зарплаты в условиях роста экономики. Ведь это стимулировало бы многие секторы экономики, особенно работающие на внутреннем рынке, а если вытащить из теневой экономики часть денег, то в государственный бюджет поступило бы больше средств в качестве подоходного налога с населения, а в «Содру» — больше взносов социального страхования.

Поэтому хочется спросить у представителей правительства, когда власть хотя бы раз (впервые!) встанет на сторону более слабых и вместо того, чтобы искать аргументы, как «притянуть» формулу к 420 евро, продемонстрирует поддержку представителей тружеников? И этот вопрос – далеко не риторический. Случай ответить на него представится уже 27 августа на заседании Трехстороннего совета.

Инга РУГИНЕНЕ, руководитель Конфедерации профсоюзов Литвы, председатель Трехстороннего совета

avatar
600