Константин, который ходил на Парнас

Нынешние поэты трепетно относятся к авторскому праву. В сети то и дело дискутируют по поводу того, кто у кого метафору одолжил, кто чужой стих свистнул.

Впрочем, было и другое: анонимная поэма ходит по рукам, издается, а автор сидит тихо и внимания на ту возню не обращает, как будто он ни при чем.

Это сегодня поэма «Тарас на Парнасе» включается в хрестоматии и школьные программы. А в позапрошлом веке ее переписывали от руки и зачитывали только проверенным людям. Впервые она была опубликована в 1889 году, уже после некоторых демократических сдвигов в Российской империи, в газете «Минский листок». Через год — в № 87 «Смоленского вестника». В 1896–м в Витебске поэма впервые вышла брошюрой в 15 страниц. Тираж по тем временам солидный — тысяча экземпляров. Неудивительно: поэма стала такой популярной, что была переиздана в Гродно, правда, тиражом поменьше, затем аж два раза в Могилеве, в 1904–м — опять в Витебске. И снова тысячным тиражом. И повторно — в 1910 году с помощью известного витебского издателя И.Абморшева.

Люди потешались над приключениями «палясоўшчыка Тараса», который попал в гости к античным богам, а заодно подсмотрел, как писатели, покойные и живущие, карабкаются на Парнас.

Точное имя автора оставалось неизвестным. Восторженные читатели приписывали поэму Винценту Дунину–Марцинкевичу, Александру Рыпинскому, Франтишку Богушевичу, Артему Веригa–Даревскому, Викентию Ровинскому, Феликсу Топчевскому… Не подозревая, что поэт живет себе спокойно в Петербурге по адресу: Поварской переулок, 12. Этакий почтенный статский советник, чиновник Министерства путей сообщения в канцелярии министра, никому не признающийся, что в молодости грешил стихами да еще на языке, который считался «испорченным русским».

И мало кто, наверное, знал, что статский чиновник Константин Васильевич Вереницын был по происхождению крепостным.

Архивный детектив

Впервые это имя открыл литературовед Геннадий Киселев.

В 1973 году ему удалось благодаря писателю Максиму Лужанину познакомиться с опубликованным за границей свидетельством бывшего студента Белорусского университета, а ныне эмигранта Антона Адамовича. Там рассказывалось, как в 1929 — 1930–х годах профессор Пиотухович показывал студентам рукописи белорусского писателя XIX века Александра Рыпинского, среди них — переписанную от руки тетрадку с поэмой «Тарас на Парнасе». В ней значилась дата написания — 1856 год и имя автора — Канстантын Вераницын. Там же имелась и еще одна поэма того же автора под названием «Два д’яўлы».

Было предположение, что Вераницын — это псевдоним. Киселев взялся за дело, и в результате поисков в архивах Минска, Вильнюса, Москвы и Ленинграда нашел реального Константина Вереницына.

А в 1986 году известный историк и архивист Виталь Скалабан обнаружил в московских архивах неопубликованную статью М.Пиотуховича с подробным описанием одного из вариантов поэмы и конкретным указанием автора — К.Вереницын, а также текст поэмы «Два д’яўлы».

Так кто же был автор самой популярной белорусской поэмы XIX века?

Сын крепостной

Константин родился 180 лет назад в деревне Островляны Витебского уезда и был из так называемых дворовых. Изначально он имел фамилию Васильев, совпадающую с отчеством. А в одиннадцатилетнем возрасте получил вольную от своего помещика Василия Бондырева.

Напрашивается вывод, что Константин был незаконным сыном пана, прижитым от крепостной девушки. Чему есть и другие подтверждения: уже наследник владельца Островлян полковник в отставке Михаил Бондырев 28 июня 1845 года просит директора Витебской губернской гимназии принять на учебу Константина Васильева «в тот класс, в который по экзамене достойным покажется».

Если полковник был сводным братом маленького Константина, такая забота вполне оправданна. И в дальнейшем Бондыревы помогали незаконнорожденному родственнику.

Итак, Константин Васильев окончил Городокскую приходскую школу и уже вольным человеком поступил в Витебскую гимназию. В 17 лет приписался к мещанскому сословию под фамилией Вереницын.

Затем была Петербургская медико–хирургическая академия. Именно там, в вольнодумной студенческой среде и получил автор «Тараса на Парнасе» знания о русском литературном процессе. Мы легко можем представить этого молодого разночинца с жаждой знаний и справедливости, как их описывали Достоевский и Тургенев. Почему в медико–хирургической академии Вереницын проучился только пару лет, я сведений не нашла. Геннадий Киселев пишет: «У 1854 г. яго, па невядомых нам прычынах, з акадэмii выключылi». Однако в 1857 году Вереницын поступает в Горы–Горецкий земледельческий институт, сразу на третий курс. Это легендарное высшее учебное заведение одно время даже было единственным на белорусских землях, где вузы частенько закрывались как рассадники вольнодумия и сепаратизма.

И, кстати, высчитывая личность автора, Геннадий Киселев сразу сказал, что по определенным деталям текста поэмы тот мог учиться в Горы–Горках.

Вундеркинд из Горы–Горок

Написал свою знаменитую поэму Вереницын в 21 год — это почти что образчик студенческого капустника. Автору мог помогать его соученик и земляк Вуль, он же Карафа–Корбут. Можно представить, как зачитывались бурлескные строки в студенческой компании, как дружно смеялись слушатели…

Вереницын блестяще заканчивает институт, защитив диссертацию «О белорусском хозяйстве». Затем устраивается управляющим имения, какое–то время занимается в Могилеве крестьянской реформой.

Где был Вереницын во время восстания 1863 — 1864 годов? Понятно, что «не опорочился» в глазах властей, потому что с февраля 1863-го по март 1865 г. служил в Петербургском губернском по крестьянским делам присутствии, в 1865 — 1874 гг. был помощником начальника, а затем заведующим отделом по отчуждению земель Главного товарищества Российских железных дорог. И это в то время, когда арестовывали по любому доносу и сотни тысяч семей повстанцев высылались в Сибирь.

Но все же чиновническая карьера не задалась, и в 1874 — 1879 годах Вереницын преподает географию и естествознание в учительской семинарии в Молодечно. Однако случились серьезные проблемы со здоровьем — тиф и воспаление легких. Вереницын увольняется и перебирается в Петербург. Здесь он попадает на службу в Министерство путей сообщения в канцелярию министра. К тому времени обзавелся семьей — женился на вдове губернского секретаря Елизавете Алексеевне Поль. Детей, похоже, не было. Вышел в отставку в 1900 году, умер в 1904–м, точная дата смерти неизвестна, как и место, где похоронен.

В последние годы жизни поэта его поэма уже издавалась и переиздавалась, но Вереницын никак не заявлял о своем авторстве. Вообще, все, что он писал, было создано до восстания 1863–го.

Поклонник Шевченко

Итак, каким он был? Поэма «Тарас на Парнасе» вся пронизана духом вольнодумства, который характерен для либерального общества в годы после смерти Николая I. Вот герой видит, как литераторы карабкаются на Парнас, и сатирически описывает Булгарина и Греча, официозных, ненавистных либералами писак. С другой стороны, восхищается опальными классиками:

Сам Пушкiн, Лермантаў, Жукоўскi

I Гогаль шпарка каля нас

Прайшлi, як павы, на Парнас.

Автор бурлескных поэм не мог не обладать чувством юмора. Не зря поэма «Тарас на Парнасе» давно растаскана на цитаты типа «Як тараканы каля хлеба, багi паселi ўкруг стала», «Узяўшы хустачку, Вянера пайшла «Мяцелiцу» скакаць», «Ну, словам, многа тут народу сабралась лезцi на Парнас: былi паны, было i зброду, як часам i на свеце ў нас».

В то время это стало популярно: античные сюжеты глазами простолюдина. Известный пример — еще одна анонимная белорусская поэма «Энеiда навыварат» и «Энеiда» украинского поэта Котляревского. Очень важно, что поэма написана на белорусском языке. Кстати, исследователи сходятся в том, что на Константина Вереницына оказал большое влияние Тарас Шевченко. Хотя в поэме он и не упоминается, впечатляет уже само сходство судеб — крепостное прошлое, талант, стремление получить образование. Как и Шевченко, Вереницын пишет на языке своего народа. Александр Рыпинский, переписывая «Тараса на Парнасе» в свои тетради, утверждал: «Притча эта написана по поводу неожиданного появления в русской литературе поэзии простого малороссийского казака Тараса Шевченко с его народной речью. Много наделал он голоса». Не случайно и имя главного героя поэмы.

Можно только предположить, сколько смог бы создать Вереницын, если бы не оставил занятия литературой и если бы для национальных писателей существовала возможность легальной публикации. Но счастье, что он успел что–то сказать в эпоху немоты. И подарить узнаваемый образ белорусской литературы — простодушного лесника Тараса.

В 2001 году на родине Вереницына в Островлянах и Городке установлены мемориальные знаки в честь поэмы «Тарас на Парнасе» и ее автора. А в 2009 году в издательстве «Мастацкая лiтаратура» вышла книга с поэмами «Тарас на Парнасе» и «Два д’яўлы» уже с именем автора на обложке.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ.

Оставьте свой комментарий

avatar
600
Click to listen highlighted text!