Неопалимая Купина

Что такое икона? Для любителей изящного – источник эстетического наслаждения. Для скупщиков краденого – источник наживы. Для коллекционера – и то, и другое. А для среднестатистического христианина – объект молитвы и источник чудес.  Это, конечно, лучше, чем первые три перечисленные категории «потребителей», однако, с точки зрения православной догматики, такое отношение к образу не совсем верно. Попытаюсь объяснить.

Приходят люди в храм и спрашивают: «Какой иконе молиться о том-то и том-то?» Да по большому счету, никакой. Не образу надо молиться, а тому, кто на ней изображен. Догмат об иконопочитании, установленный на Седьмом Вселенском соборе в 787 году, в частности, гласит: «Честь, воздаваемая образу, восходит  к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней». То есть икона – это средство связи с объектом нашей молитвы. И, по большому счету, не так уж и важно перед какой иконой, например, Богородицы, что-то просить перед «Владимирской», «Казанской» или «Спорительницей хлебов». Конечная цель наша — Сама Дева Мария, Которая на всех этих  образах написана. Конечно, существуют определенные многовековые традиции, но это всего лишь традиции, не более.

Во время молебна священник возглашает: «Ко Пресвятой Владычице нашей Богородице пред образом Ее, именуемым (далее следует название иконы) со умилением помолимся». Обратите внимание на формулировку: помолимся Богородице перед Ее образом, а не образу.

Все сказанное выше не значит, что икона это какой-то инструмент для молитвы, орудие духовного труда. Освященная и намоленная,  она становится материальным воплощением духовного. И источником чудес, чудотворным образом. Средством двусторонней связи. И поэтому требует к себе почтительного, благоговейного отношения. Еще в большей степени, чем фотография дорого нам человека, которую мы бережем и храним.

Но помимо своей основной функции, молитвенной, образ выполняет и другие. Он является произведением церковного искусства и выразителем богословских идей. Недаром иконопись называют богословием в красках. Недаром многие поколения иконописцев вкладывали  посредством живописи глубокий богословский смысл в свои произведения. Об этом мы нередко забываем, а порой и просто не догадываемся.

Давайте сегодня попробуем «почитать» икону с этой точки зрения. И повод у нас для этого замечательный —  17 сентября, т. е. в конце этой «ЛК»-недели празднуется память иконы Богородицы «Неопалимая Купина», один из самых богословски насыщенных образов.

В отличие от большинства известных нам, где обычно только изображена Дева Мария с Младенцем на руках,  образ этот  композиционно сложен. Он весь наполнен не совсем понятными на первый взгляд символами. И давайте попробуем прочесть кое-что из того, что на нем написано. А для этого рядышком положим том Ветхого Завета. Он нам очень пригодится. Сразу хочу сказать, что разные списки в деталях отличаются друг от друга, чего нет, например, ни в Казанской, ни во Владимирской иконах.

Начнем наше «чтение» с названия. В ветхозаветной книге Исход есть эпизод, повествующий о явлении Бога пророку Моисею на горе Хорив (Синай) в виде горящей, но не сгорающей купины (куста) (Исх.3:1-5). Богословы толкуют его как прообраз Божией Матери – как куст горит и не сгорает, и из него Моисей слышит голос Бога, так Дева Мария рождает Иисуса, Сына Божия, оставаясь девой.

Она изображена с Младенцем Христом на руках на фоне двух вытянутых прямоугольников. Первый зеленого цвета, второй красного. Образуют они восьмиконечную звезду. С цветами все понятно. Зеленый – само растение, а красный – Божественный огонь, которым купина горит. Эта композиция перекликается с образом «Спас в силах». На нем Вседержитель тоже написан на фоне такой же звезды. На одеянии Богородицы изображены облака. Это художественное воплощение стиха из акафиста Деве Марии «Покров миру ширший (более широкий) облака».

Вокруг Богоматери – ангелы-властители стихий (снега, града, ветра и т. д.) Иногда их изображают с чашами, наполненными снегом, градом, водой, иногда в виде символов, например, ангел-повелитель ветра держит обнаженную фигуру, которая и обозначает это явление природы.  В лучах красного четырехугольника – символы евангелистов: Ангел (Матфей), Орел (Иоанн), Телец (Лука), Лев (Марк). Прямоугольник в иконописи символизирует землю. Таким образом данный фрагмент говорит о том, что Благая весть через евангелистов проникла во все концы земли.

Вокруг звезды изображены дары Святого Духа. Дух Крепости (силы), к примеру, одет в доспехи и держит меч, дух Благоденствия – с плодами урожая в руке. Иногда вместо даров, а иной раз и вместе с ними изображены архангелы, каждый со своим атрибутом. Назову некоторых: Михаил с жезлом, Гавриил с ветвью, Салафиил с кадилом.

По углам иконы обычно изображают ветхозаветные сюжеты, которые богословы связывают с Богородицей. Это уже упомянутый Моисей с горящим кустом.

Иезикииль перед закрытыми воротами, сквозь которые проходит Бог, но не может пройти человек (Иез. 44,1,2).  Это тоже прообраз Девы Марии, через Которую прошел (родился) Иисус, Бог в человеческом обличье.

Иаков с лестницей. Патриарх Иаков видел во сне лестницу, которая стояла одним концом на земле, а другим достигала небес. По ней поднимались и спускались ангелы, а на ее вершине был Бог (Быт. 28, 10-17). Богородицу в песнопениях называют Лестницей, по которой к нам на землю сошел Бог и, добавлю от себя, по которой мы пытаемся к Нему подняться. Нередко она (лестница) изображается прислоненной верхним концом к плечу Девы Марии.

Пророк Исаия и увиденный им Серафим, держащий в щипцах раскаленный уголь (Исаия, 6, 5-8).  Уголь – это Христос, рассеявший своим огнем мрак неверия, а щипцы – еще один образ Богородицы, принесшей этот Свет в мир.

Конечно, то, что изображено на иконе «Неопалимая Купина», не исчерпывает всех ветхозаветных прообразов и символов Божией Матери. Да, и, повторюсь, на разных иконах могут быть разные изображения.

Первую «Купину» привезли на Русь в 1390 году монахи из монастыря святой Екатерины на Синае, той самой горе, где Моисей и увидел несгораемый куст. По традиции перед этим образом молятся, когда хотят избежать пожаров и в доме, и в душе. В театральной системе К. С. Станиславского есть понятие «предлагаемые обстоятельства». В разных условиях и окружении человек ведет и чувствует себя по-разному. Одну и ту же мысль, сидя на мягком диване, мы выражаем совсем не так, как если бы находились под проливным дождем по пояс в болоте. Так и разные иконы создают для нашей молитвы разные предлагаемые обстоятельства.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Неопалимая Купина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.