Общество и власть: механизмы взаимодействия

Фото lpsk.lt


Волны кризисов накрывают Литву. Казалось бы, только успеваем как-то обуздать один кризис, на горизонте формируется новый, причем еще более разрушительный. Властные структуры принимают меры по сдерживанию их негативного влияния на повседневную жизнь. Однако эти меры то ли запаздывают, то ли не соответствуют масштабности проблемы, и, как итог, Литва оказывается в экономических аутсайдерах Европы. Более того, эксперты заявляют о возможной волне банкротств.

Нынешнюю социальную ситуацию, варианты решения проблем комментирует председатель Конфедерации профсоюзов Литвы Инга РУГИНЕНЕ.

Мы живем в достаточно сложное время. Почти три года свирепствовала пандемия, создав один из крупнейших кризисов, который ни Литва, ни другие страны не ожидали. В этот период из-за болезней, трудностей мы столкнулись со множеством вызовов. Немало людей потеряли работу, находились в простое. Проблемы создавались в связи с тестированием работников. Нам, представителям профсоюзов, приходилось убеждать работодателей, что проверка здоровья работающего — это не забота работника, а обязанность работодателя.
Кроме того, в такой сложный период работодатели, воспользовавшись моментом, начали предлагать различные изменения в Трудовой кодекс с целью, по сути, ухудшения социальных гарантий работников. Даже были отдельные предложения, дескать, в такое непростое время надо вообще приостановить действие Трудового кодекса, ввести мораторий, чтобы на какое-то время не действовало законодательство, связанное с социальными гарантиями работников. Профсоюзам удалось это остановить. Наконец пандемия завершилась. Казалось, видим свет в конце туннеля, но появились другие вызовы.

У работников повысилась минимальная заработная плата, однако даже этот небольшой дополнительный доход вскоре был съеден инфляцией…

В прошлом году на Трехстороннем совете, состоящем из представителей правительства, работодателей и профсоюзов, велись бурные дискуссии о размере минимальной заработной платы, которые для работающих завершились достаточно успешно. Действительно добились значительного повышения минимальной месячной зарплаты.

Но утверждение минимальной зарплаты происходило на фоне такой оценки экономической ситуации, когда даже самый «черный» сценарий предполагал, что инфляция составит 3-3,5 проц. Но с окончанием пандемии инфляция начала расти и сейчас составляет более 18 проц. Такой мало ожидаемый сценарий оказал значительное влияние на жизнь рядового гражданина.
Правительство и работодатели хвалились, что Литва — среди стран, где быстрее всего растет зарплата. В действительности это повышение было довольно быстро съедено инфляцией, и мы можем смело сказать, что реальный доход работников уменьшился. Та корзинка товаров и продуктов, которую за определенную сумму мог купить работающий, в этом году значительно уменьшилась.

Скачок цен в энергетическом секторе, подорожание отопления, продуктов питания, словом, тех составляющих повседневной жизни, без чего невозможно жить, привели к тому, что людям, хотят они этого или нет, приходится экономить.

Казалось, что инфляция будет самым большим вызовом, и вдруг стало известно о войне в Украине. Произошел эмоциональный шок, который ощутил каждый человек, начиная от санкций до потери рабочих мест, новой волны беженцев, нестабильной ситуации на рынке труда. И снова наши работодатели отметились, в такое сложное время пытаясь воспользоваться ситуацией, и предложили правительству открыть рынок труда для ввоза работников из третьих стран, вместо того чтобы трудоустроить, обучив тех неработающих, которые зарегистрированы в литовской Службе занятости.

С целью смягчения последствий повышения цен на энергоресурсы жителям было предложено претендовать на получение компенсаций, вновь собирать какие-то бумажки, идти на поклон к чиновнику. А ведь нередко властные структуры заявляют, дескать, все компьютеризировано, все вопросы можно решить не выходя из дома…

Предложенный компенсационный механизм стал унижающим достоинство моментом. Человек вынужден просить, вымаливать эту компенсацию, с тревогой ждать решения чиновника, который получает зарплату с наших с вами налогов. А ведь мы все платим налоги и обеспечиваем работу государственной машины и вправе требовать должного отношения к себе.

Предлагаемые нововведения не всегда позитивно отражаются на простом человеке. Те требования, которые выдвигает ЕС, – все на откуп рынку, в обычной жизни сложно и болезненно выполнимы. Пока установятся нормальные рыночные механизмы, расплачиваться за ошибки и просчеты приходится рядовому жителю.

Так, сейчас частные потребители выбирают независимого поставщика. Но ведь независимый поставщик только посредник, он не производит электроэнергию. Но хуже всего то, что независимых поставщиков никто должным образом не контролирует. Профсоюзы еще два года тому назад говорили о необходимости установления маржи прибыли для компаний, предоставляющих социально значимые услуги. Сегодня же такие поставщики могут заработать сколько захотят, но каждый полученный ими цент ложится непосильным бременем на плечи потребителей, вписывается в наши счета, которые мы должны оплатить.

Конечно, со временем, когда таких поставщиков будет больше и заработают механизмы конкуренции, потребитель сможет получать качественную услугу по приемлемым ценам. Но, как мы знаем, даже в экономически прогрессивных отношениях возможны различные картельные сговоры. Для этого существуют различные механизмы контроля, и они обязаны защитить права потребителя.

Другой болезненный момент, на который хотела бы обратить внимание. Как-то ускользает от общественной дискуссии вопрос обязательного участия в пенсионных фондах. Сейчас человека, хочет он того или нет, страхуют в частном пенсионном фонде. Дескать, это твоя проблема, если ты не успел нажать нужную кнопку и отказаться своевременно от этой услуги. Таким образом, какие-то частные пенсионные фонды благодаря своим лоббистским возможностям на законодательном уровне обеспечили себе поступления клиентов. А ведь это обычные частные компании, почему они не работают, как и другие в рыночных условиях, не стараются привлечь клиентов, проводя, как другие предприятия, рекламные кампании, предлагая выгодные условия потенциальным клиентам? У человека должна быть свобода выбора, а не навязанное законом обязательство.

А кто контролирует эти частные пенсионные фонды, так, как и независимых поставщиков? Не случится ли так, что спустя годы человек должен будет выходить на пенсию, а ему в этом фонде скажут, дескать, был кризисный период и инвестированные нами ваши сбережения ничего не заработали, значит, и выплат не будет? Почему бы нашим властным структурам не обратиться за опытом в европейские страны, наладить четкие механизмы работы подобных компаний.

В числе амортизационных мер по обузданию инфляции были предложения по уменьшению налога на добавленную стоимость на продукты питания, однако правительство так и не согласилось на принятие этого решения.

Что касается этого налога, то следовало бы очень тщательно посчитать. Скорее всего, такого большого эффекта достигнуто не будет. Посмотрите, как в соседней Польше с введением налоговых льгот цены не столь значительно уменьшились. Без повышения зарплаты человек не сможет приобретать столько же, как мог раньше. Инфляция находится на катастрофическом уровне, и мы, профсоюзы, в качестве одной из мер предложили повысить размер доходов, облагаемый налогом. Правительство несмело, небольшими шагами, но все-таки согласилось на эти изменения.

В течение длительного времени ведутся дискуссии по применению универсального базового дохода. Ваша точка зрения по этому поводу.

Введение такого показателя целесообразно в социальном аспекте. Он нужен для того, чтобы уменьшить разделение между нищенствующими, мало зарабатывающими людьми и теми, кто имеет большие доходы. Тенденции таковы, что в результате экономических кризисов исчезает средний класс, остаются либо очень много зарабатывающие, либо очень мало. Другими словами, средний класс – это те, кто живет богаче бедных и беднее богатых. Наличие среднего класса очень важно для экономически стабильного государства. Средний класс – главные потребители товаров и услуг. Они же являются основными налогоплательщиками. Любое потребление – это результат производства, распределения и поставки.

В ходе обсуждения мер по улучшению положения наиболее бедной части общества порой даже высказывают такие мнения, дескать, у нас любят получать пособие, не хотят работать. В действительности это не так. Это пособие настолько мало, что невозможно прожить на него. Каждый человек заинтересован лучше получать достойную зарплату, работая в нормальных условиях, и платить налоги. Базовый универсальный доход мог бы стать ориентиром меры помощи, от которой нужно отталкиваться.

Все-таки увеличивается число увольняемых работников, грозят банкротства. Как амортизировать эти негативные тенденции?

Увольнения – болезненные решения для обеих сторон. Причины уменьшения трудовых нагрузок разные: это и последствия геополитической ситуации, кто-то пострадал от санкций, кто-то из-за ухудшения отношений с Китаем.

По-моему, в решении таких вопросов у нас не хватает хорошего опыта других стран. Как правило, у нас нет для таких ситуаций возможного резервного плана. Закрыть предприятия просто, но, может быть, стоит национализировать предприятие, таким образом сохранив рабочие места, работников, чтобы они не стали просителями пособий, компенсаций, а могли сами достойно заработать. В любом случае надо искать вариант по сохранению рабочих мест, производства. Почему-то выбирается более легкий путь. Почему не думают о том, что будет с людьми после увольнения?

Столичным транспортникам для отстаивания своих трудовых прав пришлось даже прибегнуть к забастовке…

Забастовка является наиболее эффективным, хотя и крайним средством достижения позитивных результатов для работников. Требования по оплате, условиям работы работников общественного транспорта столицы не выполняются, поэтому они решили бастовать. Но их путь к проведению забастовки показал, как сложно ее организовать. Вроде после многочисленных заседаний суд разрешил проведение забастовки. Но оказалось, что в период чрезвычайного положения, которое у нас действует, проводить забастовку нельзя. Надо отметить, что средств по запрету проведения забастовки у работодателя много. В Сейме даже внесены новые предложения, чтобы чрезвычайное положение не являлось препятствием, если работники хотят провести забастовку, защищая свои трудовые, экономические права.

Как вы оцениваете нынешний социальный климат общества? Что надо предпринять для уменьшения социального напряжения?

Пока накал напряженности в обществе как бы заморозился. Причина – эмоциональный шок от войны в Украине. Понемногу люди пробуждаются от этого шока. Тем более что растущие цены не позволяют отстраниться от насущных, повседневных проблем. Пока летний период, жители отдыхают, проводят время на даче, меньше расходов на коммунальные услуги, электричество, но, когда наступит осень, люди вернутся в квартиры, получат неподъемные счета, социальная напряженность обострится.

В качестве первоочередной меры я бы назвала повышение зарплаты. В ходе одной дискуссии была высказана, на мой взгляд, очень верная фраза. Неважно, сколько человек зарабатывает, важно, чтобы его потребительские возможности повышались. Возьмите пример Норвегии. Там очень высокие цены, но и, соответственно, высокие зарплаты, поэтому жители не ощущают этих высоких цен.

Но любое повышение зарплаты встречает негативный отклик у работодателей, дескать, ситуация и так сложная, а, повысив расходы на зарплату, мы обанкротимся. После обнародования отчета Министерства финансов о прогнозах на следующий год начнутся очередные обсуждения на Трехстороннем совете, состоящем из представителей правительства, работодателей и профсоюзов, по поводу минимальной зарплаты на следующий год.

Важен политический взгляд на решение этой проблемы, действительно ли власть встанет на защиту интересов работающего или окажется на стороне бизнеса.

Кстати, представитель Банка Литвы, по-моему, очень правильно заметил, что нужно перестать манипулировать таким мнением, что, дескать, с повышением зарплаты увеличивается инфляция. Прямой связи в этом нет, и не во всем виновата война — и до войны росла инфляция.

Для снижения социальной напряженности необходимо повышать зарплату, уменьшать налоговое бремя, интегрировать безработных, применяя индивидуальный подход к каждому из них. Не должно быть дискриминации при трудоустройстве, в том числе и по возрастному признаку. Ведь нередко работодатели людей старше 55 лет уже даже не рассматривают в качестве потенциальных работников, они работодателями трактуются как пожилые. Хотела бы подчеркнуть, что решения, которые принимают властные структуры, должны быть ориентированы на простого человека.

Досье «ЛК»

Конфедерация профсоюзов Литвы (LPSK) является крупнейшим национальным профсоюзным центром в Литве. Конфедерация была создана 1 мая 2002 года путем объединения двух профсоюзных центров — Литовского объединения и Литовского центра профсоюзов.
Конфедерация профсоюзов является неправительственной организацией, не зависимой от государственных органов и их организаций, работодателей и их организаций, общественных организаций и движений.
Конфедерация является членом Международной конфедерации профсоюзов (ITUC), Конфедерации профсоюзов Европы (ETUC) и сотрудничает с Международной организацией труда (TDO).

Галина КУРБАНОВА

Общество и власть: механизмы взаимодействия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.