Пилсудский — агент царской охранки?

Юзеф Пилсудский, сын Вильнюсского края, первый глава возрожденного из праха, после более чем столетнего забытья, в 20-е годы прошлого столетия польского государства — агент царской охранки? Невероятно, но это может быть правдой. Официальные историки и биографы легендарного «Зюка» старательно замалчивают и тушуют этот несколько неудобный факт в биографии человека, ставшего легендой еще при жизни. Тем не менее, существует и альтернативная точка зрения на то, почему помимо всяческих гонений и преследований со стороны царских властей Пилсудскому удавалось так долго оставаться не только неуловимым мстителем и патриотом независимости Польши, но и бревном в глазу тогдашних органов правопорядка. Поэтому вместе с польскими историками Ришардом Свентком и Генрихом Пайонком (Ryszard Święteki, Henryk Pająk. – Прим. ред.), авторами книг «Ледяная стена. Тайны политики Юзефа Пилсудского в 1904-1918 годы» и «Юзеф Пилсудский. Угрюмая правда» попытаемся понять, мог «Зюк» быть агентом охранки или нет…

Что же известно о Пилсудском, кроме официальной точки зрения, изложенной его историками и биографами? Немного…Свидетели тех или иных проступков или ошибок если и были, то давно почили в бозе – кто-то сам по себе, а кто-то особо говорливый мог скончаться и от изрядной доли свинца, попавшей в организм со страшной силой от рук неизвестных. Что-что, а следы не слишком героического прошлого вкупе со свидетелями оного умело и, главное, эффективно убирали и подчищали все революционеры и борцы за идеалы. Начиная от небезызвестного Иосифа Виссарионовича Сталина и заканчивая иными борцами за незалежность, самостийность, свободу и демократию вплоть до наших времен.

Место действия — Литва

Итак, место действия — Литва, железнодорожная станция Безданы или Бездонис. Время — легендарное ограбление почтового поезда, с успехом запланированное и осуществленное Пилсудским и его товарищами по революционной борьбе. То, что происходило на железнодорожной станции в Безданах во время нападения, с трудом поддается описанию. Итак, слово участнику событий Владиславу Малиновскому: «Поезд еще движется, когда группа Арцишевского начинает действовать. Балага и Гибальский уже около вагона с охраной, в нескольких шагах за ними бегут Арцишевский и Моментович. Балага палкой, которую недавно выломал из леса, пробует выбить стекло, бьет по нему раз за разом. Жандарм Борисов выскакивает из поезда и стреляет по нападающим. Мимо. Стреляет Гибальский. Жандарм Борисов ранен в ногу, падает. Раненый жандарм вползает на ступеньки вагона охраны. Тем временем Балага выбил в стекле достаточно большое отверстие, чтобы затолкать бомбу. Гибальский осторожно толкает бомбу, так, чтобы, не дай Бог, не зацепить за что-либо и не вызвать преждевременной детонации. Дьявольский грохот разрывает воздух, и воздушная волна отбрасывает Гибальского и Балагу к забору. Не прошло и нескольких секунд, как Гибальский вновь подбегает к вагону с охраной и в разбитое окно кидает следующую бомбу. Взрыв, на этот раз в вагоне вылетают все окна и гаснет свет…».

Казалось бы, что можно к этому добавить? История нападения на поезд давно известна историкам и расписана ими вдоль и поперек. Ан нет! Историкам-ревизионистам удалось- таки докопаться до одного крайне любопытного факта.

А царь-то без охраны?

Итак, почему же товарищу «Зюку» с соратниками так легко и непринужденно удалось ограбить поезд, перевозящий огромную по тем временам сумму денег? Господин Ришард, основательно покопавшись в архивах австрийской разведки, нашел сообщение тогдашнего агента австрийцев Стефана Домарадского. Домарадский в своем докладе от 22 ноября 1908 года на имя генерала М. Ронге, куратора разведслужбы, сообщал: «Вот к нам в Спалу на охоту приехали гости. Говорят, что царя Николая II не было, но я лично видел, как в 10 часов утра царь с железнодорожной станции Томашов в автомобиле прибыл в Спалу. Шоссе охранялось казаками и драгунами. В днях 27.IX и 5.X был налет на почтовый поезд около Вильна и похищено около миллиона рублей. Как только в Спале узнали о нападении 5 октября, все уехали в Петербург. Предполагалось, что охота продлится шесть недель, пехотные полки и драгуны расположились как охрана вокруг лесных массивов, где мог охотиться царь».

Чем же так любопытен доклад австрийского агента? Из доклада можно понять, что поезд с царем проследовал через железнодорожную станцию в Безданах ночью или утром 2 сентября, так как уже утром в 10.00 агент отметил прибытие автомобиля с Николаем II в охотничий дворец в Спале. Получается, царь практически без охраны проследовал поездом через Литву и Польшу, чтобы отдохнуть на охоте? И это во время разгула революционеров? Сомнительно, особенно если вспомнить, что практически в любом путешествии, куда бы ни направлялся царь или его семья, охраняли их с особым тщанием. Сотни казаков, жандармов и драгун, как правило, заранее размещали по пути следования венценосца с бдительным наказом «Стеречь!». А тут… О, случайность случайностей! Через станцию вскоре должен проследовать поезд с царем, на ней нет ни казаков, ни жандармов. Как будто бы чья-то невидимая рука словно метлой вымела солдат со станции. Или, быть может, солдат на станции вовсе не было, а подпольщики случайно об этом узнали? Случайность, совпадение или же чей-то приказ, ныне безвестно канувший в глубине архивов, создал удобные условия для нападения на почтовый поезд.

Что знали в охранке

И это только начало странной цепи случайностей и совпадений, приведших к удачному налету боевых товарищей Пилсудского на поезд. Знакомьтесь, Эдмунд Тарантович, кличка «Альбин», один из проверенных соратников Пилсудского. Тарантович принимал активное участие в деятельности организации Пилсудского, лично был с ним знаком. Деятельно готовил налет на поезд в Безданах. Во время самого налета Тарантовичу отводилась роль командира группы, состоящей из шести боевиков, и поручалось использование динамита. О месте и времени нападения на поезд Тарантович не знал, так как оно еще не было определено.

25 апреля 1908 года раненный в перестрелке Тарантович попадает в руки охранного отделения. Поначалу товарищ «Альбин» молчит, но форсированные методы следствия, то бишь пытки, делают свое дело. Тарантович колется и начинает сыпать именами, фамилиями и явками. Охранке становятся известны имена как минимум 60 членов Польской социалистической партии (ППС). В охранке знают и о деятельности в ППС самого Пилсудского.

Так что получается, что благодаря аресту Тарантовича в Охранном отделении знали о планах товарища «Виктора», то бишь, Пилсудского, ограбить поезд как минимум еще в апреле. Вот уж странно. Жандармы знают, кто входит в группу подпольщиков, знают имена руководителей, но вмешиваться и арестовывать революционеров не хотят. Странно все это. В охранке с революционерами, а тем паче с польскими патриотами, разговор был, как правило, короткий, разве что имелись у жандармов на арестованных особые виды. Что- что, а господа в лазоревых мундирах из Охранного отделения работу свою знали хорошо. Историк Свентек резюмирует: «Может показаться, что царские власти по отношению к Пилсудскому не желали применять никаких репрессий, а сама охранка не желала знать никаких фактов, хотя была хорошо осведомлена о его роли в польском революционном движении». В свою очередь писатель и историк Генрих Пайонк предполагает, что ключ к разгадке ограбления поезда в Безданах навсегда унес с собой в могилу Чеслав Свирский, он же «Адриан» и «Стефан Эйхлер». Именно Свирский, аристократ с широким кругом знакомств и связей в Петербурге, а вовсе не А. Пристор был истинным организатором налета.

Не прошло и нескольких дней после удачного ограбления поезда в Безданах, как Свирский решает покинуть территорию Российской империи, но на железнодорожной станции в Сосновце попадает в руки полиции. Всего лишь через два дня в Островец прибывает – кто бы мог подумать – Тарантович, уже как агент охранки. Тарантович спешит сообщить Заварзину, главе варшавской охранки, о том, что за птичка попалась в руки жандармов. Что же слышит Тарантович? «Если бы он сидел здесь передо мной, я бы услал его ко всем чертям, за границу, чтобы не пачкаться о таких людей, как он». Хотелось бы отметить, что это сказал не рядовой жандарм, а начальник варшавского отделения охранки. Впоследствии в своих воспоминаниях сам Свирский утверждал: «Что касается моего участия в налете на поезд, я хотел бы подчеркнуть, что если бы я как один из трех организаторов ошибся, все закончилось бы очень трагично. Безданы вкупе с Пилсудским вообще недооценивают в роли становления независимости Польши».

Что имел в виду Свирский, о чем он предпочел умолчать и унести тайну в могилу, читатель, решать тебе…

Тадеуш ИГНАТОВИЧ.

Источники:

Ришард Сьвентек «Ледяная стена. Тайны политики Юзефа Пилсудского в 1904-1918 годы»,

Генрих Пайонк «Юзеф Пилсудский. Угрюмая правда», стр. 21 – 25.

афиша афиша афиша афиша

24
Оставьте свой комментарий

avatar
600
5 Цепочка комментария
19 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
ГаврилаDenisдейОЛЕLeonardas>As Авторы недавних комментариев
Новые Старые Большинство проголосовавших
Leonardas
Гость
Leonardas

Нет,это фото не Пилсудского,а молодого Сталина.А может и Пилсудского,только очень похожего на Сталина.Они оба были бандиты,может поэтому так похожи друг на друга.

As
Гость
As

On ne uvazaem dlia dibilov takix kak Liolik kotorij daze ne Litovec,a samoe bolse polukrovka neudacnik.

Leonardas
Гость
Leonardas

Пилсудский плетками вгонял польскость литовцам и белорусам.Почему теперь эти тутейши такие говнистые?потому,что предатели.Ни Польша ни Литва их не признают.Польше,они были нужны ради выборов,теперь не нужны до следующих выборов.

As
Гость
As

Nedaleko etogo uvazaemogo celoveka lezit moi prapraded,kotorij sluzil u nego.

маугли
Гость
маугли

Интересно да ужасов… Люди умерают и столько тайн уносят в могилу.