Равноапостольный Николай Японский

За более чем тысячелетнюю историю русского православия Церковь прославила множество угодников Божиих. Их количество выражается четырехзначной цифрой. Но процесс канонизации шел неравномерно. Если изобразить его в виде графика, получится весьма затейливая кривая.

С Крещения Руси в 988 году до середины XVI века к лику святых было причислено более шестидесяти человек. На соборах 1547 и 1549 гг. – 39. В течение следующих полутора столетий наблюдается некоторый подъем: наш именослов пополнился 130 именами. За двести лет Синодального периода (1721-1917), когда патриаршество было упразднено и во главе Церкви встал коллегиальный орган – Святейший правительствующий синод, список наших святых обогатился всего лишь восемью именами. В советские годы, что ни удивительно, наша кривая почти ложится на ось абсцисс. Всего лишь три имени. Зато начиная с торжественного празднования 1000-летия Крещения Руси в 1988 году, она (кривая нашего графика) взмыла резко вверх и продолжает свое движение в этом направлении. Более 1000 новомучеников и исповедников, пострадавших в ХХ веке, причислены к лику святых.

Одного из тех трех, кто канонизирован после 1917 года, Церковь поминает на этой «ЛК»-неделе 16 февраля. Это равноапостольный Николай Японский.

Равноапостольными называют тех, кто сумел привести в христианство целые народы. О некоторых мы уже говорили раньше. Это и наши князья Ольга и Владимир, и просветительница Грузии Нина, и братья Кирилл и Мефодий. Все они жили в далекие времена, о которых мы узнаем из летописей и археологических раскопок. Но, оказывается, и теперь, или почти теперь, можно найти место для равноапостольного подвига. Герой нашего сегодняшнего рассказа, создатель Японской православной церкви архиепископ Николай, жил сравнительно недавно – в ХIХ веке.

1 августа 1836 года в семье дьякона села Береза Смоленской губернии родился мальчик. Его назвали Иваном. Семья была очень бедной, как и почти все семьи сельского духовенства. И на каникулы из Смоленской семинарии домой и обратно после них приходилось ходить пешком. Это не помешало Ване закончить с отличием учебу в губернском городе и поступить в Петербургскую духовную академию.

Незадолго до ее окончания он подает прошение направить его в Японию священником в Российское консульство. Желающих занять эту должность было немало. Нужен был образованный и умный человек. Иван Касаткин оказался лучшим. Он принимает постриг с именем Николай. Вскоре становится иеромонахом (монахом-священником) и, окончив академию, отправляется в далекую и загадочную Японию. Путешествие заняло год. Наконец, в 1861 году он прибывает в Хакодатэ (юг о. Хоккайдо), где располагалось консульство.

Картины счастливого проповедования веры среди наивных и добрых язычников Страны восходящего солнца, которые молодой миссионер рисовал себе в дороге, так картинами и остались. Его встретила страна с чуждой культурой, непонятным языком и враждебным отношением к иностранцам.

Восемь лет Николай изучает японский язык, культуру, историю страны, буддизм. На досуге пытается переводить Священное Писание на японский. Языком он занимается по 14 часов в сутки. В конце концов, он стал говорить и писать по-японски совершенно свободно. Историю и культуры страны он знал лучше самих японцев.

Первым японцем, принявшим православие, стал самурай, жрец-синтоист Савабе. Как-то он открыто сказал Николаю о своей ненависти к нему и его учению. Но согласился выслушать иеромонаха. Скепсис сменился заинтересованностью, потом Савабе стал делать записи. Через некоторое время привел друга-врача Сакая. Это было в 1864 году. Так стала зарождаться Японская православная церковь. К весне 1868 года уже насчитывалось до 20 человек, готовых принять крещение. В это время усиливаются гонения на христиан. Савабе попадает в тюрьму.

Только в 1873-м гонения прекращаются. Николай к этому времени уже архимандрит, начальник православной миссии в Японии. Он перебирается в Токио.
Через 2 года Павел Савабе становится первым православным священником-японцем. А еще через 3 года их шестеро. Николай начинает строить в Токио храм. До сих пор японцы это величественное здание называют Никораи-до (Никораи – японская транскрипция имени Николай, до – грандиозное здание). Создает катехизаторскую школу, семинарию и еще четыре училища в столице и в Хакодатэ.

В 1878 году за 8 лет существования Миссии православных уже более 4000 в 150 населенных пунктах по всей Японии. Через 2 года Николай становится епископом. Он совершает ежегодные поездки по приходам, где на его проповеди и беседы приходят не только христиане. Авторитет его, как человека образованного, замечательного оратора, обладающего прекрасным чувством юмора и энциклопедической эрудицией, растет. Он становится вторым после императора по популярности в Японии.

Во время Русско-японской войны святитель не оставил свою паству, но сердце его болело за свою родину. Он прекращает вести богослужения – не может молиться за победу Японии. Но своим духовным детям говорит: «Я также имею обязательства к своей Родине, и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране». Православные японцы духовно окормляли русских военнопленных. Сам Николай помогал им, чем мог.

На протяжении всей своей жизни в Стране восходящего солнца, в течение 50 лет, святитель занимается переводческой и научной работой – пишет работы по востоковедению, переводит Писание и богослужебные тексты, составляет первый русско-японский словарь. Каждый день по нескольку часов он посвящает этой работе. Все полвека он ведет дневник, очень личный, а потому и честный. Сейчас он напечатан и состоит из пяти томов. Благодаря Николаю и его последователям-ученикам Япония открыла для себя великую русскую литературу.

Последние 30 лет он не покидает Японии, она становится его второй родиной.

Умер святитель 3 февраля 1912 года. Последние месяцы сильно и мучительно болел, но работы над переводами не прекращал. На отпевание собрались тысячи людей, не только православные духовные дети «апостола Японии», но все, кто знал, любил и уважал его. Сам микадо (император) прислал венок.

Детище равноапостольного Николая Японского живет до сих пор. Японская церковь как автономная входит в состав Русской. В ней три епископа, сотни приходов и тысячи прихожан, которые молятся на родном языке. И заслуга в этом святителя Николая. В 1970 году он был причислен к лику святых. А наши японские братья по вере, по чьей настоятельной просьбе это случилось, почитают его уже более ста лет.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви.

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600