Восточная Европа против Западной

Фото BFL/Кястутиса Ванагаса

Споры о верховенстве закона, давление на ЛГБТ-сообщество, ограничение миграции — политика некоторых стран Восточной Европы противоречит фундаментальным европейским ценностям. К чему это приведет? 

Некоторое время назад президент Франции Эмманюэль Макрон заявил, что текущие политические проблемы Евросоюза с некоторыми восточноевропейскими странами — это «не проблема Виктора Орбана (…) это что-то гораздо более глубокое». Он говорил о наметившемся в Европе фундаментальном «разрыве между Востоком и Западом».

Во время недавнего визита канцлера Германии Олафа Шольца в Варшаву этот диагноз, похоже, получил новое подтверждение. Главу правительства ФРГ «радушно» приветствовали плакатами, на которых Ангела Меркель и другие немецкие политики были изображены в одном ряду с Гитлером и нацистским министром пропаганды Геббельсом. Одновременно Варшава обвиняет Берлин в «беззаконии», поскольку немецкие власти якобы не хотят выплачивать Польше военные репарации. Неприкрытая провокация.

Насколько силен антилиберальный фронт?

Когда в июле 2021 года премьер-министр Словении, популист Янез Янша по ротации стал председателем Совета Евросоюза, некоторые наблюдатели не ожидали ничего хорошего. Янша называет венгерского премьера Виктора Орбана своим другом, публично оскорбляет журналистов и любит провокации. К примеру, в октябре он опубликовал твит, в котором назвал 13 депутатов Европарламента «куклами Сороса».

В споре Евросоюза с Венгрией по поводу закона, дискриминирующего сексуальные меньшинства, Янша встал на сторону Орбана, как и в битве Брюсселя с Варшавой из-за демонтажа польскими властями принципа верховенства закона. «Я думаю, что вся позиция этого альянса очень антиевропейская. Это свидетельствует о появлении своего рода нового железного занавеса», — говорит Марко Милосавлевич, профессор медиа-исследований в Университете Любляны. Но правительство меньшинства Янши не очень прочно сидит в седле. Весной пройдут выборы, на которых оппозиция имеет хорошие шансы одержать победу.

Недавние выборы в Чехии также показали, что популисты могут быть отстранены от власти. На смену правительству премьер-министра Андрея Бабиша пришла проевропейская коалиция. В Болгарии более проевропейская коалиция была сформирована с третьей попытки. Политический эксперт европейского Центра Карнеги (Carnegie Europe) Штефан Лене уверен, что внутренний кризис ЕС в значительной степени связан с Польшей и Венгрией и не типичен для региона в целом. «Кроме этой конкретной и регулярно обостряющейся ситуации, нельзя говорить об ухудшении ситуации между Востоком и Западом», — указывает он.

Венгрия в авангарде борьбы против либерализма

На «саммит за демократию», который президент США проводил в середине декабря, не была приглашена лишь одна страна ЕС — Венгрия. Джо Байден даже причислил ее к мировым государствам-изгоям. А недавно сформировавшаяся в стране оппозиция использует эту оценку для атак на Виктора Орбана. Его соперник Петер Марки-Зай заявил, что «международное сообщество относится к Орбану, как к вирусу». Марки-Зай сказал, что премьер-министр Венгрии долго и упорно работал для такой оценки, стремясь к особо тесным отношениям с Китаем, Россией и Азербайджаном.

Орбан исповедует форму правления, которую называет «нелиберальной демократией». Он ведет упорную борьбу против основополагающих ценностей ЕС. «Мы заменили потерпевшую фиаско либеральную демократию христианской демократией XXI века», которая ориентирована на традиции и безопасность, заявил премьер-министр Венгрии. Стратегическая ошибка немецких христианских демократов, в частности, заключалась в том, что они позволили Орбану в течение многих лет строить свое автократическое государство под крылом Европейской народной партии, имеющей самую сильную фракцию в Европейском парламенте.

Под ее прикрытием Орбан превратил Венгрию в «захваченное государство», уничтожил свободу СМИ, независимость судебной системы, институциональные гарантии и свободы гражданского общества. Непрерывный поток государственной пропаганды был направлен на идеологическую обработку населения и оправдание своей политики перед внешним миром. Венгрия стала магнитом для правых популистов со всей планет — от Марин Ле Пен из Франции до бывшего вице-президента США Майка Пенса.

Надвигается ли «Полекзит»?

Несмотря на дефицит демократии, о котором много говорят в ЕС, Польша была допущена к участию в демократическом саммите президента Байдена. Возможно, потому, что автократическая реструктуризация государства там еще не зашла так далеко. В любом случае с момента прихода к власти в 2015 году правящая консервативная партия «Закон и справедливость» (PiS), несомненно, использовала венгерский опыт: ликвидация свободы СМИ, подрыв независимой судебной системы, борьба против ЛГБТ-сообщества и запрет на аборты — все это приправлено ярым национализмом.

Но самая большая проблема возникла в октябре, когда Конституционный суд Польши постановил, что польское законодательство имеет приоритет над законодательством Евросоюза. И возник вопрос, не планирует ли Варшава «Полэкзит» — выход из ЕС. Глава PiS Ярослав Качиньский немедленно опроверг это, а массовые проевропейские демонстрации показали, что общественное мнение в Польше еще не настолько зомбировано, как может надеяться правящая партия.

Юридическому разрыву с ЕС предшествовала целая серия решений Европейского суда против Варшавы, в частности, против изменений в законодательстве, которые подрывают независимость судебной власти.

Финансовое давление работает? Возможно

«Это иллюзия — верить, что демократия и верховенство закона могут быть декретированы из Брюсселя», — говорит Штефан Лене, добавляя, что ориентации на европейские ценности можно достичь только путем демократических выборов. Он видит проблеск надежды в том, что в обеих странах крупные города сейчас находятся под контролем оппозиции. Кроме того, у Орбана в лице Марки-Зая появился вразумительный конкурент, и опросы дают повод для оптимизма».

А еще Европа должна эффективно применять не только юридические, как раньше, но и свои финансовые инструменты, включая доступ к средствам Фонда реконструкции, полагает эксперт. При этом, несмотря на определенный оптимизм по поводу результативности финансового давления, политолог видит «значительную опасность» того, что ситуация в борьбе за принцип верховенства закона может обостриться.

Если, например, Польша начнет блокировать общеевропейское законодательство, начиная с вопросов борьбы с изменениями климата, «у ЕС возникнет очень большая проблема». Однако на данный момент мы все еще находимся в «интересной фазе между эскалацией и определенными компромиссами, которые могут разрядить обстановку», — считает Лене. В любом случае вероятность шантажа высока с обеих сторон.

freecity.lv

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.