Главный критерий безопасности

Недавно в Минске прошла VI международная специализированная выставка «Атомэкспо-Беларусь 2014». Среди руководителей десятков фирм и предприятий в форуме участвовал и Валерий Лимаренко — президент объединенной компании ОАО «НИАЭП» — ЗАО «Атомстройэкспорт», являющейся генеральным подрядчиком строительства Белорусской атомной электростанции. Наш корреспондент побеседовал с ним о том, насколько безопасна АЭС, возводимая в Островце.

— Вопросы безопасности атомной энергетики по-прежнему в центре общественного внимания. Расскажите, в чем особенности проекта «АЭС-2006» с этой точки зрения, какие меры пассивной и активной безопасности предусмотрены?

— Мы имеем дело с энергоблоком поколения три плюс. То, что сегодня строится в Беларуси, это серийный блок, тиражируемый во многих странах. В России это Ленинградская АЭС–2, Балтийская АЭС, планируется строить АЭС по такому проекту в Финляндии, Венгрии, Чехии. И в этом смысле энергоблок вполне референтный, прототип его был построен в Китае и успешно работает. По общему мнению, это сегодня лучшая в мире АЭС по безопасности с прекрасными экономическими характеристиками.

— В чем отличие энергоблока российского дизайна от зарубежных разработок?

— В отличие, например, от американского AP1000 здесь гармонично сочетаются активные и пассивные системы безопасности. Зачем нужны пассивные системы? Дело в том, что вероятны ситуации, когда могут быть обесточены все приборы и агрегаты. И тогда защита, безопасность должна быть обеспечена за счет естественных процессов, протекающих по простейшим законам физики. Так вот, в нашем проекте пассивные системы безопасности полностью обеспечивают по современным нормам и требованиям работу энергоблока. Даже в условиях полного обесточивания.

Уже доставлено в Островец оборудование, называемое ловушкой расплава. Оно предназначено для парирования такой невероятной ситуации, когда, скажем так, содержимое реактора расплавлено. Оно попадает в эту ловушку, где организован отвод тепла и обеспечиваются дальнейшие безопасные работы. Это крайняя позиция. Но и она присутствует. К пассивной системе безопасности можно также отнести двойную оболочку, предотвращающую, с одной стороны, внешнее воздействие на реактор. Падение самолета весом 400 тонн, или взрывную волну, или цунами. Беларуси цунами не угрожает, но все остальные возможные катаклизмы нами предусмотрены. Предохраняет двойная оболочка и от внутренних угроз — роста давления в реакторной зоне, если там идут какие–то нештатные процессы.

Кроме того, предусмотрены все существующие системы активной безопасности. Причем они многократно дублируют друг друга. Я скажу так: это современный, самый надежный энергоблок, и мы считаем, что в Беларуси построим образцовую АЭС, которая может быть примером того, как надо строить. Почему я так говорю? Дело в том, что строительство в разных странах ведется с участием местных специалистов и организаций. Мы считаем, что белорусы — очень квалифицированные строители, которые могут справиться со сложной инженерной задачей. Поэтому поставили такую высокую планку.

— Как МАГАТЭ оценивает меры безопасности, заложенные в проект?

— Позитивно, потому что наш блок соответствует всем нормам, и российским, и международным. Так что в этом не сомневаемся нисколько. МАГАТЭ наблюдает за ходом строительства. Помните, бетонирование намечалось сначала на лето 2013 года, потом перенесли на осень? Это как раз было связано с официальным оформлением бетонирования. Безусловно, все делается в соответствии с правилами и нормами.

— В Литве порой выражают определенную обеспокоенность в связи со строительством АЭС рядом с границей. Скажите, Литве угрожает хоть что–то?

— Ничего Литве и Вильнюсу не угрожает, потому что объект безопасный. Понятно, что АЭС строятся не в пустыне, а недалеко от сравнительно больших городов. Так происходит во всем мире. Так что затронутый вопрос скорее политический. Ведь литовцы не отказались от идеи строить свою станцию, причем не исключено, что она будет с кипящим реактором — такой был на Фукусиме. Прежде нужно проделать немало научно–исследовательских работ, чтобы модернизировать его и не попасть в неприятную историю, как это было на Фукусиме.

— Предусмотрена модернизация Белорусской АЭС и в процессе эксплуатации. С точки зрения безопасности что можно еще ожидать в ближайшие 10 — 20 лет?

— Проект решает все проблемы безопасности на 60 лет существования АЭС. Это однозначно. В этом смысле если и будет модернизация, то направленная на улучшение каких–то экономических характеристик. Например, кпд, расхода энергии на собственные нужды, чтобы больше был выход полезной энергии. Понятно, появится опыт использования систем безопасности. Возможно, что–то будет улучшаться. Но принципиально проект меняться не станет.

— Вы отметили, что ситуация в Украине на сроки исполнения контракта никак не повлияет. А с точки зрения качества?

— Я сторонник того, чтобы экономические отношения не ломались, а, наоборот, крепли. И думаю, правительство Украины так считает, промышленники, население. Нужно спокойно дождаться, когда все станет на свои места, и продолжить работу. Мы не видим сегодня никаких тревожных сигналов от заводов–изготовителей. На качество, надежность оборудования ситуация никак не повлияла. А качество известно как определяется. Как можно поменять производственный, технологический режим? Никак. На каждое оборудование открывается план качества. Определяются контрольные точки, за которыми следят и заказчик, и подрядчик, и сам завод–изготовитель. Мы просто не дадим произвести некачественное оборудование. Да и все заинтересованы в стабильности, поскольку переброска заказа — это дополнительные затраты. Мы специально за ситуацией смотрим в связи с тем, что возникли теоретические риски. Надеемся, все будет благополучно.

— А могут ли белорусские специалисты контролировать качество и процесс производства оборудования для АЭС?

— У них не только есть такая возможность, но это их прямая обязанность в соответствии с действующими документами и договорами поставок. При изготовлении оборудования, важного для безопасности АЭС, предприятие–изготовитель согласовывает со всеми заинтересованными, в том числе с представителями Белорусской АЭС, планы качества. Специалисты станции вносят в них свои контрольные точки, в проверке которых намерены участвовать. Например, в ловушке расплава для второго энергоблока, находящейся сейчас на завершающей стадии изготовления в ОАО «Атомэнергомаш», насчитывается 56 таких точек. Также белорусские специалисты контролируют изготовление заготовки на ЭМСС и ОМЗ–Спецсталь, при запуске в производство проводится специальная комиссия, оценивающая готовность к началу работ. Сдача оборудования заказчику на предприятии–изготовителе — обязательное условие для отгрузки оборудования на строительную площадку. Также контроль за изготовлением оборудования ведет Госатомнадзор Беларуси. В этом смысле «закрытых территорий» у нас нет.

— Участие белорусских строителей в сооружении АЭС будет возрастать. Нет ли тут рисков снижения качества комплектации, работ?

— Нет, конечно. По строительной части мы думаем процентов 25 делать сами. Это специальные работы, в основном реакторное отделение, все, что связано с гермообъемом, монтаж турбины. А остальное будут делать строители Беларуси. Нужно понять, что у нас существует контроль качества. Даже если кто–то ошибется, мы это увидим и исправим. В общем, я удовлетворен качеством работы белорусских строителей.

— Каков ваш прогноз по использованию реакторов данного типа?

— Водо–водяные реакторы под давлением сегодня являются базовыми, проекты по их возведению сегодня реализуют все ведущие атомные страны мира. В портфеле НИАЭП–АСЭ более 20 сооружаемых или проектируемых энергоблоков в России и за рубежом. Вы спросите, надолго ли это? Безусловно, ведь реакторы будут жить 60 и более лет.

Кроме этого, сейчас Российская Федерация заканчивает строительство уникального объекта на быстрых нейтронах. Ничего похожего такого масштаба нет в мире. Его хотят строить и другие страны. Потому что это реактор четвертого поколения по уровню безопасности, он замыкает топливный цикл, что очень важно для держав, работающих на рынке ядерной энергетики. Возможно, что это современное направление развития ядерной энергетики будет реализовываться и в рамках белорусско-российского сотрудничества.

— Благодарю за беседу!

Владимир ЯКОВЛЕВ.

 

Диалог приветствуется

Беларусь готова подписать с Литвой соглашение по реализации Конвенции Эспо, заявил первый заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды страны Виталий Кулик. Он отметил: «Мы с Литвой должны заключить соглашение о реализации этой конвенции и готовы его доработать и подписать». Кроме того, высокопоставленный руководитель рассказал, что Беларусь готовит план проведения постпроектного анализа строительства Белорусской АЭС, после чего предложит всем заинтересованным странам, в том числе Литве, принять участие в этой деятельности: «Мы согласны продолжить диалог и приглашаем Литву к постпроектному анализу». Эту позицию поддержала и российская сторона, являющаяся, как известно, разработчиком проекта Белорусской АЭС. В частности, вице–президент компании «Русатом Оверсиз» Александр Мертен отметил, что белорусской стороне предоставлены все необходимые документы для обсуждения в соответствии с обязательствами по Конвенции Эспо. Он также выразил уверенность, что Беларусь выполняет все обязательства по этой конвенции. Виталий Кулик кроме того добавил, что белорусская делегация обязательно примет участие в работе конференции по Конвенции Эспо, которая пройдет в начале июня в Женеве.

Дмитрий КОНОНЧУК.

 

К пуску АЭС готовятся заранее

До пуска первого энергоблока Белорусской АЭС в Островце еще около четырех лет, но здесь уже тщательно готовятся к столь ответственному этапу. Буквально сейчас на станции проходит международный семинар, посвященный передовому опыту пуска атомных электростанций, организованный Всемирной ассоциацией организаций, эксплуатирующих атомные электростанции. Эта авторитетная международная организация объединяет операторов АЭС мира, ее членами являются представители 34 стран, 118 компаний. Активно поддержало проведение семинара и Министерство энергетики Беларуси. В нем участвуют высококвалифицированные специалисты из Франции, США, России, Словакии, Украины и других стран. Цель встречи — обеспечить наивысший уровень безопасности и надежности при начале работы атомных энергетических установок.

Специалисты обсуждают, как реализуется проект сооружения Белорусской АЭС, создается и развивается система менеджмента качества, контроля качества при изготовлении и монтаже реакторных установок, технических решений по системам безопасности. Как осуществляется подготовка персонала для строящихся АЭС, каковы требования безопасности при обращении с ядерным топливом и другие вопросы. Также запланированы встречи руководства делегации ВАО АЭС в Правительстве и Министерстве энергетики Беларуси.

Марта СЛОНОВИЧ.

1
Оставьте свой комментарий

avatar
600
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Анатолий Лавритов Авторы недавних комментариев
Анатолий Лавритов
Гость
Анатолий Лавритов

Отличный материал о технической стороне сооружения Белорусской АЭС и готовности сотрудничества с Литовской республикой по разным вопросам, но и в связи с опасениями относительно безопасности её!Беларусь настолько исстрадалась от трагедии Чернобыля, что знает, как надо работать над своей первой АЭС!А у Литвы всё уже в прошлом.