Как Pfizer заработал на COVID — Financial Times

Photo by Felton Davis on Foter.com

На протяжении многих лет самым продаваемым препаратом Pfizer было средство от эректильной дисфункции — Виагра. Но тут пришел COVID и в очередь к президенту Pfizer Альберту Бурле выстроились лидеры самых могущественных стран мира.

Сегодня вакцина Pfizer — самое продаваемое лекарственное средство в мире. Объем его продаж в 2021 году, по прогнозам, достигнет 36 миллиардов долларов — это в два раза больше, чем у ближайшего конкурента Pfizer, компании Moderna. К октябрю Pfizer занял 80% рынка вакцин от ковида в Европе и 74% в США. Решения руководства компании оказывают прямое влияние на ход пандемии. Компания решает, какую цену назначить за свой продукт и кто первым будет стоять за ним в очереди — в том числе за бустерными дозами, программу вакцинации которыми в спешке разворачивают богатые страны. От решений Pfizer зависит то, когда смогут открыть свои экономики страны и даже целые континенты — и кто останется в отстающих. 

Беспрецедентное могущество

Что Pfizer собирается делать со своим беспрецедентным могуществом — и каковы вообще дальнейшие планы компании — остается строго охраняемым секретом. В их контрактах отцензурированы целые куски, а строгие соглашения о неразглашении подписывают даже внештатные ученые, сотрудничающие с Pfizer.

Financial Times поговорила со многими нынешними и бывшими сотрудниками Pfizer, госслужащими и другими людьми, вовлеченными в процесс создания вакцины. Все они благодарны за безопасную и эффективную вакцину. Но многие сомневаются, не получила ли Pfizer слишком много власти. ”Я не противник “большой фармы“ в целом, — говорит Лоуренс Гостин, профессор мирового здравоохранительного права в Университете Джорджтауна. — Я считаю, что они создали чудо, триумф науки. Но сказать, что они пользуются своей властью честно, открыто и с чувством сострадания, будет откровенной неправдой”.

На самом деле вакцина, за которой стоят в очереди лидеры стран мира, появилась в лаборатории другой компании — BioNTech из средневекового города Майнц на берегу Рейна. В конце января 2020 года директор BioNTech Угур Сахин узнал о появлении в Китае нового коронавируса. Сахин, иммигрант из Турции и поклонник технологии мРНК, решил направить все научные ресурсы компании на изобретение вакцины. Но у BioNTech не было ни собственных одобренных к продаже лекарств, ни дохода. Поэтому им пришлось искать себе партнера, который мог бы оплатить научные изыскания. Pfizer шла первым пунктом в списке Сахина, потому что они уже работали вместе. После недолгого колебания Pfizer в марте 2020 года две компании объявили о начале совместной работы.

Тот факт, что вакцина стала известна во всем мире под названием компании, которая только продает ее, а не изобрела, бывший чиновник из правительства США, присутствовавший при переговорах о закупке, называет величайшим маркетинговым трюком в истории американского фармацевтического бизнеса. В отличие от AstraZeneca и Johnson & Johnson, Pfizer с самого начала рассчитывала на извлечение максимальной прибыли из своей вакцины. За исключением Германии и Турции (сооснователи BioNTech Сахин Угур и его супруга Озлем Тюреджи — уроженцы Германии турецкого происхождения), а также Китая, где соглашения были заключены с другими компаниями, коммерциализацией вакцины во всем мире занималась именно Pfizer.

Вложились в производство

Pfizer удалось сократить производственный цикл вакцины от 110 дней в начале производства до 31 дня в настоящий момент. В январе 2021 года компания обещала выдать два миллиарда доз за год, но к августу увеличила этот прогноз до трех миллиардов. В следующем году Pfizer обещает произвести четыре миллиарда доз. Этим они выгодно отличаются от их ближайших конкурентов, которые так и не смогли масштабировать свое производство (например, AstraZeneca сначала обещала Евросоюзу 300 миллионов доз за первое полугодие 2021 года, но в итоге сумела поставить только 100 миллионов).

В итоге для лидеров стран ЕС только Pfizer выглядит надежным партнером, который поможет им сохранить свои политические репутации. И именно Pfizer досталась мегасделка на 1,8 миллиарда доз с Евросоюзом с поставкой до 2023 года. Это в пять раз больше, чем обещает поставить ближайший конкурент, компания Moderna. По идее, за такие объемы полагается скидка — но Pfizer в ходе переговоров выставила председателю Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен цену на четверть выше изначально оговоренной: 19,50 евро за дозу вместо 15,50. И ей пришлось согласиться. В Великобритании и США цены за вакцину также выросли.

Джиллиан Колер, директор центра ВОЗ по совместному управлению, прозрачности и подотчетности фармацевтического сектора, говорит, что Pfizer всегда отличалась агрессивными тактиками и ориентацией на извлечение максимальной прибыли за счет всего остального. А пандемия многократно усилила власть компании над правительствами, позволяя ей диктовать любые условия. Кроме того, у Pfizer фактически не осталось конкурентов среди крупных фармацевтических корпораций. Sanofi и GSK до сих пор не закончили третью фазу клинических испытаний своей совместной вакцины, а Merck сошла с дистанции еще в январе.

В итоге в 2022 году Pfizer рассчитывает продать своей вакцины на 29 миллиардов долларов. В 2021 году вакцина от Pfizer стала самым продаваемым лекарственным средством в мире.

Как Pfizer заработал на COVID — Financial Times

  1. Светлана :

    Мы конечно провакцинировались pfaizer,но не удивительно что Корпорация заработала такие деньги, ведь она мало того что почти присвоила чужое открытие, так ещё и сделала все чтобы отодвинуть конкурентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.