Литва, утратившая коридор транзита: одни ждут конца войны, другие ищут возможности 

Nuotrauka BNS/ Andrius Ufartas

Литва за очень короткое время потеряла конкурентное преимущество в качестве транзитного коридора между Востоком и Западом, и различные логистические цепочки переживают эту потерю по-разному — некоторые ждут окончания войны и восстановления экономических связей с Россией и Беларусью, другие видят новые возможности и большую интеграцию с Западом.

Закрытие восточных рынков из-за войны в Украине показало, что не всем удалось приспособиться к внезапным изменениям, и сектор транспорта и логистики, который ранее приносил огромные доходы, является одним из факторов, которые могут замедлить экономический рост Литвы.

В последние месяцы резко сократился объем грузов, перевозимых через Литву всеми видами транспорта: автомобильным, морским, железнодорожным и воздушным. 

У некоторых видов бизнеса еще есть будущее с восточными соседями, но считается, что война лишь больше интегрирует Литву в Запад, что откроет новые возможности, и что бизнес еще долго будет настороженно относиться к России и Беларуси, даже после смены режимов. Литовские компании активно ищут новые экономические связи и рассчитывают, что хотя бы небольшая часть потерь будет компенсирована отечественной промышленностью.

Прогнозируется сокращение экономики почти на 4 млрд евро 

На литовский реэкспорт пока приходится около четверти всего экспорта, при этом значительную долю в нем занимали российские и белорусские товары, поэтому внезапное закрытие этих рынков ведет к значительным изменениям в литовской экономике, говорит аналитик INVL Asset Management Индре Гените-Пикчене.

«В целом меняется вся модель действий Литвы как транзитной страны. До сих пор все было очень ясно, мы использовали свое конкурентное преимущество в качестве коридора между Востоком и Западом, и этот экспортный поток, который на самом деле был огромным, давал хлеб всему сектору логистики. Это, естественно, повлияет на весь уклад бизнеса и модель, которая сложилась пор», — сказала экономист BNS.

По ее словам, реэкспорт в Россию в прошлом году составил 26%, а в Беларусь – 7% всего экспорта Литвы.

Гените-Пикчене называет транспортный сектор крупнейшим экспортером услуг в стране, который в настоящее время испытывает серьезные проблемы и может оказать существенное влияние на показатели экономического роста.

Генеральный директор Ассоциации автомобильных перевозчиков Литвы Linava Зенонас Буйвидас, заявил, что с закрытием восточных рынков экспорт литовских транспортных услуг может сократиться примерно на 1,2 млрд евро.  

«В прошлом году литовский экспорт транспортных услуг в Россию составил 701 млн. евро, а в Беларусь — 391 млн евро, в целом на  Содружество Независимых Государств пришлось 1,2 млрд евро», — утверждает он BNS. 

По словам главы Linava, в настоящее время транспортные, логистические и таможенно-брокерские компании занимают по причине закрывающихся рынков Восточной, Центральной и Дальней Азии фиксируют сокращение оборота в 30-80%, в результате некоторым компаниям все больше не хватает оборотных средств для выплаты заработной платы работникам, топлива, ремонта и налогов. 

Это может привести к сокращению литовской экономики на 3-4 млрд евро, считает глава ассоциации.

Частный сектор готов, государство – нет

По словам Гените-Пикчене, частный сектор Литвы уже некоторое время назад рассматривал Россию и Беларусь как рискованные и политически нестабильные рынки, поэтому постепенно снижал свою зависимость от них и легче перенес текущий удар. 

«Если оценивать ситуацию с 2014 года, после аннексии Крыма, мы наблюдаем очень активную переориентацию логистического сектора частного бизнеса Литвы с рискованных и политически нестабильных рынков, его зависимость снизилась, экспорт услуг сократился, роль России и Беларуси и без того была низкой в этом контексте», — сказала экономист BNS.

«Процесс адаптации идет достаточно слаженно, гибко, плавно и быстро,  мы надеемся, что и в этот раз у нас не будет такой реакции и долгосрочного воздействия», — добавила она.

Однако, по словам Гените-Пикчене, государственные компании не были готовы к такому сценарию, что и нанесло им самый большой удар.

«Тандем государственных Литовских железных дорог Lietuvos gelezinkeliai и Клайпедского порта оставался крайне зависимым, на них пришелся самый серьезный удар, они не были к нему готовы, потоки были недостаточно диверсифицированы, поэтому мы сейчас слышим о массовых увольнениях и других последствия», — сказала аналитик.

На минувшей неделе железные дороги сообщили об увольнении до 2 тыс. работников, а свои потери доходов группа прогнозирует в этом году в размере 150 млн евро. 

Железнодорожники не видят больших перспектив  

По словам Гените-Пикчене, незамерзающий порт в Литве является большим конкурентным преимуществом перед Латвией, и вызывает беспокойство тот факт, что строящаяся железная дорога европейского стандарта ширины колеи Rail Baltica не будет напрямую соединена с Клайпедой. 

«Не будет ли удобнее перевозчикам ехать прямо на север и там искать партнеров? Это повышает беспокойство», — сказала экономист.

В настоящее время Клайпедский порт готовится к перевозке зерна из Украины по железной дороге, но сложности вызывают разные стандарты колеи: в Литве и Украине до сих пор используется советская широкая колея, а в Польше — европейская узкая колея. Хотя пилотный состав уже запущен, Гените-Пикчене размышляет, захочет ли бизнес этим заниматься.  

Глава ассоциации железнодорожных компаний Литвы и представитель частной ж/д компании LGC Cargo Томас Кяршис также говорит, что перевозка зерна из Украины слишком сложна и дорога, поэтому считает такую перспективу туманной. возможность 

По словам Кершиса, железнодорожные перспективы страны по-прежнему зависят от восточных соседей, поскольку перевозить грузы в Европу через Польшу дорого, а собственный внутренний рынок слишком мал.

Возвращение на российский и белорусский рынки сомнительно

По словам Гените-Пикчене, восстановление экономических отношений с Россией и Беларусью — это вопрос больше геополитических решений, но не менее важным является испорченная репутация стран, которая может иметь решающее значение для бизнеса при принятии решения о будущем сотрудничестве. 

«На мой взгляд, нынешние Россия и Беларусь обрекают себя на полную экономическую изоляцию, мы видим какова репутационная нагрузка у этих стран, поэтому ни одна прогрессивная компания, которая хочет работать на Западе, не захочет рисковать своей репутацией», — сказала Гените-Пикчене BNS.

По ее словам, восстановление экономических отношений с этими странами будет зависеть от направления развития региона или смены режимов и политики в странах. 

Она считает, что война только ускорит процессы экономической поляризации в мире.

Гендиректор Linava считает, что в будущем не следовало бы смотреть на Россию и Беларусь, если бы государство помогало бизнесу успешно переориентироваться на другие рынки, так как этот процесс может занять от полугода до одного года.

Авиаперевозки также сократились 

В начале 2022 года объем авиагрузов в литовских аэропортах вырос – в первом квартале было перевалено 6,15 тыс. тонн или на 26% больше, чем за аналогичный период прошлого года, свидетельствуют данные литовских аэропортов.

Однако Игорь Шостак, представитель компании по наземному обслуживанию Litcargus, говорит, что геополитические изменения в мире не обошли стороной и этот вид транспорта – в первую очередь, потеряны грузы из Украины.

«Некоторый процент нашего общего грузопотока действительно был транзитным, ряд литовских компаний пользовались услугами компаний, которых мы обслуживаем. (…) Было сообщение с Украиной, с двумя аэропортами в Киеве, Одессе, по этим направлениям летало много компаний, было много грузов», — сказал он BNS. 

Грузы в Литве также уменьшились из-за ограничений полетов: когда началась война, Литва и другие страны континента закрыли воздушное пространство для российских перевозчиков, а Россия запретила полеты компаний Евросоюза, что привело к изменению воздушных маршрутов. 

Не трагедия, а возможность 

Президент Ассоциации стивидорных компаний Литвы Вайдотас Шилейка, говорит, что грузооборот в Клайпедском порту в первом квартале этого года снизился на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на что, несомненно, повлияли геополитические события. Однако он не назвал это трагедией и напомнил, что это не первый крупный кризис. 

«Это не тупик, однако ситуация достаточно сложная, ведь грузы, следовавшие с Востока на Запад, остановились. Но порт переживал много кризисов, они повторяются каждые десять лет, и мы адаптируемся, хотя не всем это удается», — сказал глава ассоциации на Клайпедском экономическом форуме на прошлой неделе.

По его словам, потери частично компенсируются не только новыми рынками, но и укреплением литовской промышленности.

Аналитик INVL Asset Management Гените-Пикчене считает, что Литва уже сильно интегрирована в так называемый европейский полюс, и в нынешней ситуации может открыться еще больше возможностей.

«Во время пандемии мы воспользовались нишами сокращающихся цепочек поставок, и этот процесс, скорее всего, продолжится, и логистика, и особенно автомобильный транспорт смогут себя реализовать», — пояснила она BNS.

По данным Департамента статистики, оборот (без НДС) транспортных и складских предприятий в 2020 году в Литве составил 11,8 млрд.евро, в ценах того периода на него приходилась почти четверть ВВП страны.

Международный транспортно-логистический альянс сообщает, что литовский автомобильный транспорт генерирует 8% ВВП страны и 32% общего объем экспорта услуг Литвы.

*Использование информации информационного агентства BNS в средствах массовой информации и на сайтах без письменного согласия UAB «BNS» запрещено

Литва, утратившая коридор транзита: одни ждут конца войны, другие ищут возможности 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.