Преобразование школьной сети

Фото BNS/Инга Йодите

Одной из важнейших целей образования является создание условий для развития каждого учащегося как личности в соответствии с его потребностями и способностями, развития гражданского и национального самосознания, приобретения знаний, необходимых для дальнейшего обучения и содержательной, активной жизни в современном обществе. Но сегодня от работников образовательных учреждений мы все чаще слышим, что это лишь декларируемые цели, не соответствующие реальному положению дел.

Учреждения просвещения все больше запутываются и сбиваются с толку продолжающимися реформами образования, которые уже давно всех утомили и разочаровали. Бесконечное преобразование школьной сети — одна из них. В ходе реформы в деревнях практически исчезли школы, в городах были разрушены традиционные типы школ, в обществе и самоуправлениях возникла ненужная напряженность, растрачены средства.

Однако уроки из ошибок не извлечены. В конце 2021 года правительство вновь приняло решение о реорганизации школьной сети, которая начнется в этом году.

Экономя, качества не добьемся  

Министерство образования, науки и спорта предлагает с 2022-2023 учебного года ликвидировать или реорганизовать малые школы с числом учащихся менее 60 человек. Они могли бы стать подразделениями более крупных учебных заведений. С 1 сентября в школах не будет объединенных 5-8 классов. Временно будет разрешено объединять по два начальных класса.

Принимаются опрометчивые решения о количестве учащихся в гимназиях. Со следующего учебного года в 1-10 классах должно быть не менее 8 учеников в классе, а в 3-4 классах — не менее 12 учеников. Кроме того, ожидаются изменения в формировании III и IV гимназических классов. В следующем учебном году рекомендуется иметь не менее 21 ученика в III классе. С 2024-2025 учебного года это уже станет обязательным. А в 2026-2027 годах гимназия должна будет иметь не менее 31 ученика в III классе и составлять не менее двух классов.

В Министерстве образования, науки и спорта поясняют, что целью реорганизации школьной сети — является улучшение доступности к качественному общему образованию, снижение сегрегации между людьми из разных социальных групп, укрепление школьной сети и более эффективное использование школьных средств. Однако уже сейчас ясно, что намеченные практические шаги по преобразованию идут вразрез с этой целью и являются весьма сомнительными, непродуманными. Очевидно, что совершенно не учитываются специфика, социальные и культурные потребности того или иного региона, упоминаемые в документах образовательные цели лишь декларируются, и все определяется финансово-экономическими показателями. Можно частично согласиться с тем, что оптимизация школьной сети сэкономит деньги, но не улучшит качество образования. Это ведь не первая реформа сети образовательных учреждений, но качеством образования мы все равно недовольны. Таким образом, нет никаких доказательств того, что объединение школ и классов улучшит образование, поэтому этот вопрос еще нуждается в обсуждении.

Литовские реформаторы образования очень часто опираются на опыт других стран. В настоящее время одной из лучших и наиболее эффективных считается финская система образования. Там нет законодательных актов, определяющих размер класса, — учредители школ сами решают, каким будет размер класса. В Финляндии муниципалитеты вправе принимать решения об оптимизации школьной сети в соответствии с потребностями людей, проживающих в муниципалитете. Это означает, что муниципалитеты самостоятельно принимают решение о закрытии, реорганизации или учреждении новой школы. Для достижения качественного образования учебные планы в Финляндии являются гибкими — учителя вольны самостоятельно решать, как подготовить учащихся. Внутренняя мотивация последних является одним из важнейших факторов, поэтому образовательный процесс считается эффективным, когда основное внимание уделяется поиску и развитию внутренней мотивации. Также большое внимание уделяется поддержке сферы образования.

Финский опыт наглядно показывает, что разнообразная сеть крупных и малых учебных заведений имеет больше преимуществ, чем недостатков. Я считаю, что экономия денег и формальная оценка достижений учащихся не могут быть самыми важными критериями при оценке небольших сельских школ в Литве. Такие образовательные учреждения обеспечивают значительно большую внутреннюю мотивацию и являются наиболее безопасными, особенно для учащихся начальных классов. Кроме того, во все времена мы придерживались мнения, что школа должна быть как можно ближе к дому ученика начальной школы. В таких школах каждый ребенок на виду, известен, и больше внимания уделяется на конкретные потребности. В небольших классах ученики чувствуют себя в большей безопасности. С другой стороны, вызывает сомнение категорическое требование — отмена объединенных классов. Например, в Эстонии успешно действуют совместные занятия в начальной школе. В Финляндии и других Скандинавских странах объеденные классы отсутствуют, но в основных школах ученики разных классов учатся вместе истории, выполняют совместные проекты. Это делается не для экономии денег, а для достижения лучших результатов в учебе.

Реформа – путь к сегрегации?

Министерство, делая упор на повышение качества образования, совершенно не говорит об альтернативных малокомплектных школах и различных учебных модулях, в последнее время широко используемых в мире. В конце концов, мы забываем о самом главном, о том, что ключевым фактором повышения качества образования является хороший учитель. Однако не было предпринято никаких реальных мер по привлечению в школы большего числа молодых и профессионально подготовленных учителей. Реформаторы школьной сети говорят, что сегодня трудно привлечь хороших учителей в сельские школы из-за низкой загруженности. Эту проблему отчасти способна решить подготовка многопрофильных учителей, о которой мы говорим уже много лет.

Отрадно, что с помощью структурных фондов ЕС удалось отремонтировать сельские школы во многих городках, оснастить их современными учебными пособиями и оборудованием. Однако этого нельзя сказать обо всех гимназиях. Поэтому, возможно, стоит задуматься о том, чтобы на желтых автобусах возить учеников и учителей из переполненных больших школ в маленькие? Ведь у нас уже есть такие примеры в Шяуляйском и других районах, когда дети из больших городов едут учиться в небольшие сельские школы. Сегодня мы много говорим о сокращении миграции и возвращении молодежи в регионы. Однако если школы здесь нет, то не стоит ожидать приезда молодых специалистов и местной молодежи, которая останется в крупных городах или эмигрирует после окончания учебы. И так мы разрушим традицию нашей страны — сохранять самобытность регионов и их культурную идентичность.

Осуществление данной реорганизации школьной сети представляет угрозу для гимназий городов и некоторых муниципальных центров, так как в будущем будет обязательным формирование не менее двух III классов гимназии. Что означало бы полное уничтожение сельских гимназий, потому что там учеников и на один класс не всегда хватает. Будут применяться определенные исключения к школам, расположенным в 30 километрах от других учреждений. Однако при этом не учитывается тот факт, что учащиеся зачастую уже находятся в 10–15 километрах от школы. Если руководствоваться этой логикой, дорога в школу станет длиннее еще на 30 километров.

Мы забываем, что учащиеся, которых возят в школы подальше от дома, имеют ограниченные возможности для участия в неформальной деятельности в школе и за ее пределами, в мероприятиях, проводимых в школе, поскольку они живут далеко от школы. Все это ограничивает возможности социальной мобильности сельских детей. Я считаю, что досягаемость школы становится проблемой и в более широком смысле — может увеличиться число детей, выпадающих из системы образования.

Вызывает беспокойство и тот факт, что стартующее преобразование школьной сети еще больше усилит сегрегацию людей из разных социальных групп. С 2024 года должны быть созданы условия для посещения учащимися с особыми образовательными потребностями ближайшего выбранного детского сада или школы. В настоящее время ситуация очень сложная, так как в общеобразовательных школах уже сейчас не хватает порядка четырех тысяч специалистов по поддержке образования, а также социальных педагогов и ассистентов учителей. Трудно представить, как учащиеся со сложными нарушениями будут обучаться в еще более крупных школах и их классах без подходящих для этой работы специалистов. Программа «Школа тысячелетия», запускаемая в этом году, еще больше увеличит разрыв, так как по условиям отбора участвовать в ней смогут только сильные и крупные школы. Сельские или малые школы снова останутся в стороне.

Наиболее удивительно то, что в рамках реорганизации школьной сети для частных школ были сделаны исключения по количеству учеников в классах и в школах в целом с мотивировкой, что родители сами оплачивают учебу. Однако средства на корзину школьника они получают из государственного бюджета. Таким образом, дети состоятельных родителей получат более качественное образование. Это лишний раз подтверждает, что создание равных возможностей и условий является лишь декларацией.

Закон об образовании предусматривает, что учащемуся предоставляется возможность выбора образовательных программ в соответствии со своими способностями и склонностями, их различных вариантов, модулей образовательных программ, программ предметных курсов. Учащийся также выбирает школу, реализующую образовательную программу, поставщика образования и форму обучения. Поэтому обоснованно возникает множество сомнений и вопросов, а не отказываемся ли мы от этих ключевых ценностей и принципов образования, воплощая новую реформацию школьной сети.

Ремигиюс Мотузас, социал-демократ, экс-министр образования и науки

Преобразование школьной сети

  1. Оксана :

    Ясно, почти уничтожили медицину, объединив поликлинники разных районов, взялись за детей. Наше правительство— разрушители . Уничтожили экономику взялись за детей. Надо позакрывать школы Ландсбергене и прекратить их финансирование.Дети не должны в любую погоду за 10—15 км ездить в школу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.