Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их София

Как много у нас, христиан, красивых имен! Вернее, нет некрасивых. Просто одни для нашего уха более привычны, другие менее. Одними именами мы чаще называем своих детей, другими реже. Но все красивы, потому что за каждым именем – человек со своей судьбой, со своим подвигом. А так как Церковь наша создавалась на крови мучеников, то подвиг чаще всего был мученическим.

Существует въевшееся, как старая пыль, суеверие, что если назвать ребенка именем мученика, то всю жизнь он будет страдать. Приходит молодая мама. «Я хочу свою дочку назвать Галиной. Есть такая святая?» — «Есть, Коринфская мученица». — «Не, мученицу не хочу. А Алла?» — «Есть. Готфская мученица». — «Ой, нет. А Анжела?» — «Пожалуйста, Ангелина, Сербская королева, преподобная». — «А преподобная — это как?» — «Это святая монахиня». — «Нет-нет. Монахиня тоже не подойдет. Я хочу, чтоб муж был у нее хороший, дети…» Бедные мамы! Их благие намерения (из которых, помните, что мостится) избавить ребенка от жизненных передряг разбиваются об именослов. Большинство первых христианок-женщин были мученицами и преподобными. Они соль земли, основа нашей Церкви. Они же и самые мощные наши заступники. Так что, милые мамы, не бойтесь давать своим дочкам такие имена. В противном случае вам придется обойтись весьма скромным набором. Тамара, Нина, Ева и еще несколько. И жених вашей дочери окликнет как-нибудь свою суженую, и бросятся ему навстречу толпы тезок. Что он с ними будет делать?

Как интересен путь имен в христианские языки. Вот, к примеру, древнееврейское имя Иоханан. Очень, кстати, популярное имя у всех народов. Только звучит у всех по-разному. Придя в тот или иной язык, оно приобретает свое звучание. Итак, Иоханан – это и Иван, и Ян, и Йонас, и Иоганн, и Жан, и Хуан, и … А некоторые имена, попадая в другой язык, так меняются, что совсем не узнать, и возникает ощущение, что это наше родное имя, а не заимствованное. Кто бы мог заподозрить, что имена Вера, Надежда и Любовь не наши? Самые что ни на есть русские, скажете вы и, увы, ошибетесь. Церковь почитает первых (или одних из первых) носителей этих имен, прославившихся в II веке, когда русских еще не было. Таких имен в дохристианской языческой Руси не существовало, по крайней мере, они не зафиксированы. Обычно в ту эпоху имена носили сакральный, магический характер и выполняли определенную функцию. Например, чтобы отпугнуть злого духа, славяне-язычники называли детей соответственно. Отголоски этих имен сохранились в фамилиях – Некрасов, Нежданов, Найденов и т.п. С принятием христианства они постепенно вышли из употребления и были заменены именами святых. Так что небесными покровителями наших Вер, Надежд и Любовей были римские мученицы. Их греческие имена Пистис, Элпис и Агапэ просто были переведены на русский язык, отчего стали понятней, благозвучней и ближе.

Во времена императора Адриана жила в Риме женщина по имени София, что в переводе с греческого значит «Премудрость». Вспомните хотя бы слово «философия» — любовь к мудрости. Было у нее три дочки. Вера – старшая, Надежда – средняя и Любовь – самая младшая. Мать их была христианкой и, дав дочерям такие имена, конечно, вкладывала в них смысл, сообразный своей вере, — Вера в единого Бога, Надежда на спасение и Любовь к Господу и людям, Его творению. Вера, надежда и любовь – это главные христианские добродетели.

Вере было 12 лет, Надежде 10, Любови всего 8. Поэтому в святцах (списках имен) они называются отроковицами. А отроком считается ребенок от семи- до четырнадцатилетнего возраста. Но, несмотря на столь нежные годы, все три девочки были преданы вере во Христа, чему их научила мать. Император Адриан, узнав о них, решил их веру испытать и пригласил к себе. Мать прекрасно понимала, что значит это приглашение, и провожала своих девочек на явную смерть. София не плакала, не билась в истерике. Она спокойно объяснила дочерям, что их ждет, и своим ровным поведением укрепляла их дух. Нам, современным маловерам, может показаться странным и жестоким такое поведение матери. Но ею двигала другая логика, логика первых христиан. София твердо знала, что после мучений ее дочерей ждет то, ради чего только и стоит жить, – вожделенная встреча с Христом. 

Веру, Надежду и Любовь привели к императору. Никакие посулы, никакие угрозы не заставили их отречься от Христа и принести жертву языческой богине Артемиде. Все трое приняли мучительную смерть. Тяжелей всех, пожалуй, было младшей – Любовь видела все мучения своих сестер и понимала, что ожидает ее. София похоронила девочек вместе. Три дня она пролежала на их могиле, после чего предала Богу свою душу. Вот что стоило ее видимое спокойствие, когда она провожала детей. София, как и ее дочери, почитается мученицей. Хоть и умерла она своей смертью, но душевные мучения ее были не меньше, чем физические страдания Веры, Надежды и Любови. Было это в 317 году. А через 460 лет мощи их были перенесены в Эльзас, в церковь Эшо.

В Знаменской церкви есть очень красивая, намоленная икона мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии кисти художника васнецовской школы. Образ написан в сдержанных сероватых тонах. Три тоненькие фигурки девочек, над ними мать как птица, собирающая под свои крылья птенцов. Как выразительны их лица! Особенно поражает взгляд совсем маленькой, Любови, – в этих огромных и глубоких до бездонности глазах и страх перед неведомым, и горячая вера в Того, кому они посвятили свои недолгие жизни, и надежда на вечное спасение, и любовь, любовь к Богу, сестрам и матери, любовь к нам, молящимся перед иконой.

Дорогие носительницы этих славных имен, всех вас с днем Ангела! Пусть искренняя Вера, крепкая Надежда, горячая и нежная Любовь и настоящая Мудрость сопутствуют вам и вашим близким на протяжении всей жизни. С ПРАЗДНИКОМ!

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.