За веру, царя и Отечество

С таким посылом шли в атаку наши деды и прадеды 100 лет назад, в Первую мировую. Вера ставилась на первое место, ведь даже закоренелые атеисты в минуту смертельной опасности молят Бога о спасении. О роли Церкви в годы Первой мировой войны рассуждали участники международного круглого стола в рамках цикла «Первая мировая война. Общая история. Общая память», состоявшегося в Клайпеде.

Эти международные круглые столы, которые в канун 100-летия Первой мировой войны регулярно проводят Институт военного наследия (Литва), Фонд исторической перспективы (Россия) и факультет международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета, каждый раз посвящаются одной определенной теме. Разговор о роли религии на войне состоялся в Покрово-Никольском храме Клайпедского благочиния, куда перед рейсом приходят многие моряки за благословением святителя Николая – покровителя мореплавателей — и ставят свечку перед его иконой.

Специально для этого круглого стола, организованного при поддержке Генерального консульства России в Клайпеде и Православной церкви Литвы, сотрудники Калининградского областного историко-художественного музея подготовили выставку «Военный быт времен Первой мировой войны». Как рассказала ведущий научный сотрудник музея Екатерина Митина, эта интереснейшая коллекция составлена из фотографий, собранных музейным фондом и Санкт-Петербургским военно-историческим музеем артиллерии. Выставка погостит в клайпедском храме неделю и будет доступна для осмотра всем желающим.

Круглый стол после благодарственного молебна начался с просмотра уникальных кадров из документального фильма о принятии присяги в Русской императорской армии.

«Тема Первой мировой войны символична и своевременна. Это напоминание о том, как зарождались фашизм и ксенофобия, которые вновь проявляются в современном обществе. На той войне солдаты перед смертным боем молились на разных языках, но просили Всевышнего об одном – о спасении. Иудеи воевали по обе стороны фронта, но шабат встречали вместе, а потом расходились каждый по своим окопам. Даже единоверие не могло их примирить. Сегодня тенденции еще страшнее, если возникают православный фашизм или фашизм в Израиле», — такую параллель времен провел председатель Клайпедской еврейской общины Феликс Пуземский.

О связи времен, об уроках Первой мировой войны, поломавшей судьбы миллионов людей и целых государств, но так и не усвоенных Европой, говорили исполняющий обязанности генерального консула России Владимир Новиков, председатель татарской общины «Нур» Ильфир Губайдулин, кандидат исторических наук из Москвы Елена Рудая, доктор социологических наук, член Всемирного координационного совета российских соотечественников Рафаэль Муксинов.

«К началу войны в России насчитывалось 117 миллионов православных, более 50 тысяч священников в 48 тыс. приходов и храмов. За годы Первой мировой 5 тыс. из них побывали на передовой, молитвой сопровождая солдата от боя до могилы. Священнослужители разных конфессий бесстрашно выполняли свой долг, поднимали боевой дух солдат и офицеров, исповедовали, отпевали. Помогали врачам перевязывать раненых, выносить их с поля боя, обучали солдат грамоте. Вклад Церкви в дело защиты Отечества трудно переоценить», — сказал Р. Муксинов.

У каждого полка была своя церковь, которые впоследствии разорили большевики. Полковые священники нередко шли в бой вместе со своими солдатами и проявляли чудеса героизма. 18 военных священников были причислены к лику святых. Более 40 священников были убиты или умерли от ран, свыше 400 ранены или контужены, многие попали в плен и, хотя могли содержаться вместе с офицерами, шли в солдатские бараки, молитвой облегчая участь простых воинов. Александр Новиков из Калининградского областного историко-художественного музея рассказал о подвигах отца Антония (Смирнова), о котором на военном флоте ходили легенды. Когда 6 октября 1914 года корабль «Прут», на котором он служил корабельным священником, был подбит, 70-летний отец Антоний отказался покидать тонущее судно, поскольку мест в спасательных шлюпках на всех не хватало. «Живите! Я уже свое пожил», — прокричал он с палубы товарищам и на прощание осенил их крестом.

Консультант по наградам Русской императорской армии Сергей Бусарев рассказал о существовавших тогда наградных крестах для военных священнослужителей. 227 из них были награждены золотым наперсным крестом на георгиевской ленте, 85 – орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами, 203 – орденом Святого Владимира 4-й степени, 304 – орденом Святой Анны 2-й степени, 239 – орденом Святой Анны 3-й степени, 14 – офицерским орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия.

«Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великую работу в армии», — это признание принадлежит последнему императору России Николаю II.

Участники круглого стола с удовлетворением отметили, что сегодня, спустя 100 лет, в России возрождается такая высокая воинская награда, как орден Святого Георгия, а в армии – должность военного священника.

«Однако не следует впадать в другую крайность: нельзя допускать сакрализации войны, уже проявляющейся в современном обществе, как нельзя и превращать историю православия в России в историю КПСС», — предостерег Сергей Нелипович, кандидат исторических наук, начальник архивного отдела администрации городского округа Балашиха.

На встрече прозвучало много интересных фактов, не известных широкому читателю. Представитель общества ветеранов Вильнюсского радиотехнического училища Вячеслав Костров рассказал, что этой осенью будет отмечаться 150-летие Виленского юнкерского училища – первого из 10 военных училищ нового образца, учрежденных в Российской империи. Даже известное Московское юнкерское училище, оказывается, было основано гораздо позднее Виленского (Вильнюсского). У каждого юнкера, отправлявшегося на фронт, была с собой иконка благословения, вручавшаяся священником училища. Наиболее известным священником, служившим здесь, был протоиерей Георгий Спасский (Златоуст), впоследствии служивший на военном флоте.

Еще об одном малоизвестном факте поведала доктор исторических наук Аруне Арбушаускайте. Во время Первой мировой войны, когда 17 августа 1914 года Русская армия вошла в Восточную Пруссию, в Сибирь было вывезено свыше десятка тысяч гражданских военнопленных – молодых мужчин, женщин и детей, подданных Германии и Австро-Венгрии. Среди них было и много литовцев. Так что массовая депортация в июне 1941 года была для литовцев уже второй…

Как сообщил руководитель проектов Института военного наследия Юриюс Тракшялис, в Литве отреставрировано 13 воинских мемориалов Первой мировой войны.

Круглый стол завершился для его участников экскурсией по христианским храмам Клайпеды.

Елена ЛИСТОПАД

реклама

1
Оставить комментарий/ Parašyti nuomonę

avatar
600
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Анатолий Лавритов Авторы недавних комментариев
Новые/ Nauji Старые/ Seni Большинство проголосовавших
Анатолий Лавритов
Гость
Анатолий Лавритов

Отличная статья о прошедшем мероприятии!Так уж случается, что события прошлого, восстанавливаемые не только по официальным, но и по другим источникам, вдруг оказываются не только близкими и понятными, но и весьма значимыми при оценке происходящего сегодня и того, к чему следует быть готовыми завтра.Мне довелось быть на этой конференции в числе… Читать далее/ Toliau