Венцлова — о «национальной шизофрении»

Поэт, публицист Томас Венцлова утверждает, что Литву, в которой антисемитизм не исчез до сих пор, по сей день мучает «латентная ненависть к другому», которая в условиях кризиса может перерасти в действия. Официальную политику властей Литвы, пытающуюся согласовать память о Холокосте и превозношение Временного правительства 1941 года, поэт назвал «государственной и национальной шизофренией».

Фото BFL/Андрюса Уфартаса

Антисемитизм не только не исчез —  абсолютно исчезнуть он, видимо, не может, в нем есть что-то необъяснимое и почти метафизическое. Антисемитизм даже не стал маргинальным, он частенько прорывается в центральных публичных пространствах. Социальные исследования, правда, показывают, что функцию козла отпущения – наиболее невзлюбившейся группы – от евреев перенимают цыгане, чернокожие, мусульмане, гомосексуалисты, лица с психическим недугом, но это действительно слабое утешение, потому что в Литве по-прежнему существует латентная ненависть к другому», — сказал Т. Венцлова на состоявшейся недавно конференции, посвященной памяти Холокоста.

Он предупредил, что эта ненависть – опасна.

«По некоторым признаком кажется, что эта ненависть усиливается. В момент кризиса она может превратиться в действия и, к сожалению, существует вероятность, что эти действия повернут также в старое русло. Еврей исторически превратился в самый яркий, эмблематичный случай этого «другого», — отметил поэт.

Т. Венцлова в своем выступлении резко раскритиковал попытки литовских властей согласовать память о Холокосте и восславление  Временного правительства 1941 года, сотрудничавшего с нацистами.

«Официально соглашаются, что Холокост – величайшее зло,  в память о нем назначен специальный день, но вместе с тем официально стремятся всеми способами оправдать, даже канонизировать лиц, причастных к Холокосту. Этому также посвящаются торжества и мемориальные доски.

Это следует называть государственной и национальной шизофренией», — сказал Т. Венцлова.

По его утверждению, Временное правительство было настроено антисемитски, и этого ничем нельзя оправдывать.

«Антисемитизм был частью его программы, здесь нечего скрывать и пытаться оправдать, а те трагические последствия абсолютно аннулируют мнимые заслуги этого правительства. Если мы назовем июньские события 1941 года началом достойной резистенции, как это делают Витаутас Ландсбергис и его влиятельные единомышленники, то наложим большое черное пятно на все послевоенное справедливое движение антисоветского, в том числе и литовского сопротивления.

Эти события не должны превозноситься в учебниках. Должно быть четко сказано, что с самого начала ориентация на гитлеровскую Германию была порочной и недопустимой и что в лучшем случае повстанцы были наивными, а в худшем – в их рядах было немало преступников.

Перезахоронение Амбразявичюса на средства государства и с почетным караулом было большой моральной ошибкой, которую, к счастью, хотя и с некоторым опозданием, публично осудило немало литовских интеллигентов. В их числе – национальный герой Томас Шярнас.

Один политический истерик, которого уже нет в живых, назвал тогда этих людей квислингами. Хотя типичным квислингом – нравится это нам или нет – был именно Амбразявичюс», — сказал поэт, являющийся лауреатом Национальной премии.

Инф. «ЛК»

Комментариев: 3

  1. Редакция :

    Ув. г-н Лавритов, спасибо, что читаете «Литовский курьер». Словосочетание «постеснялся разместить» здесь неуместно. Редакция не отслеживает, какие порталы размещают у себя те или иные тексты, а затем их тиражируют другие электронные СМИ. Когда в «Литовском
    курьере» текст с выступления на конференции г-на Венцловы был уже готов к печати и ждал выхода газеты, упомянутого вами «полного текста» не было еще ни на одном из двух порталов.

  2. Анатолий Лавритов :

    Уважаемая редакция!Ничем не хотел обидеть Вас, поэтому принимаю во внимание разъяснение и благодарю, что не забываете меня публикацией отдельных высказываний в печатном варианте!Это дорого стоит, так как означает доверие и уважение!

  3. Йонас :

    Когда учился в школе С Нерис, несколько раз видел папу философа,мы, ученики, с пафосом читали вслух его стихи.Нас учили любить Родину так как её любит народный поэт и писатель.Много позже узнал, что его сын не захотел её любить по-отцовски.И очень много схожего в судьбах сына и отца (как ни странно).И столько же мутного.

Добавить комментарий