Два друга. Две катастрофы

Этот снимок, сделанный в Вильнюсе во время первомайской демонстрации в середине 70-х годов, мне передал мой друг Валерий Беляев. Он долгие годы отлетал штурманом на самолетах Ту-134 и Ил-76 и в Вильнюсе, и в Минске. 

На снимке запечатлены два командира воздушных лайнеров Ту-134 – Владимир Беляев (отец Валерия) и Анатолий Комаров. На тот момент они служили еще в Вильнюсском объединенном авиаотряде Литовского управления гражданской авиации. Спустя некоторое время пилоты перешли на летную работу в Минский объединенный  авиаотряд Белорусского управления гражданской авиации. Кстати, по тем временам словосочетание «объединенный авиаотряд» (ОАО) было «для служебного пользования» и в прессе не упоминалось. 

Судьба распорядилась так, что летная деятельность обоих командиров воздушных судов (КВС) В. Беляева и А. Комарова закончилась трагически.

11 августа 1979 года в украинском воздушном пространстве в районе Днепродзержинска (ныне Каменское) на высоте 8400 м столкнулись два авиалайнера Ту-134А, в результате чего погибли 178 человек –  165 пассажиров и 13 членов экипажей.

Рейс 7880 по маршруту Ташкент – Гурьев (ныне  Атырау, Казахстан) – Донецк (Украина) – Минск (Белоруссия) выполняли белорусские авиаторы на самолете Ту-134А с бортовым номером 65753.

 В 13.11 по московскому времени лайнер с 77 пассажирами на борту, в том числе 17 игроков ташкентского «Пахтакора», вылетел из Донецка  и взял курс на Минск. Экипажем самолета Минского ОАО, состоявшего из 7 человек, руководил КВС  Анатолий Комаров. Второй пилот С. Петросян, штурман Н. Шипера, бортмеханик Е. Симаков и бортрадист Ю. Смирнов. Пассажиров обслуживали  бортпроводницы Л. Лаптева и Н. Гапанович.

Немногим ранее, в 12.53, из аэропорта города Воронежа взлетел другой Ту-134А с бортовым номером 65816 Молдавского управления гражданской авиации, выполнявший рейс Челябинск – Воронеж – Кишинев (Молдавия). 

В этом самолете летели 88 пассажиров, из них 16 детей в возрасте до 12 лет и шесть членов экипажа.Под началом командира корабля А.Тараненко находились второй пилот В. Тараненко, штурман А. Иващенко, бортмеханик В. Бутырский и стюардессы М. Белан и А. Гонца. 

В 13 часов 35 минут 38 секунд молдавский Ту-134А врезался под углом 95 градусов в белорусский лайнер. Оба самолета шли в облаках, и их пилоты не имели возможности визуально обнаружить друг друга. Сила удара и высота полета лайнеров не оставили людям ни малейшего шанса на спасение.

В Акте государственной комиссии говорится, что действия диспетчеров Харьковского РЦ ЕС УВД Н.В. Жуковского и В.А. Сумского по управлению самолетами с учетом допущенных ими отклонений и нарушений НПП-ГА (Наставления по производству полетов гражданской авиации), технологии работы и должностной инструкции оказали прямое влияние на возникновение аварийной ситуации и развитие ее в катастрофическую с последующим столкновением в воздухе.

 В том же Акте уровень профессиональной подготовки летных экипажей обоих воздушных судов, а также опыт их работы получили высокую оценку и не являются причиной авиакатастрофы.

1 февраля 1985 года в Червенском районе Минской области, примерно в 10 километрах к востоку от аэропорта, разбился самолет Ту-134А Минского ОАО, бортовой номер 65910. Самолет выполнял рейс Минск—Ленинград, когда через несколько секунд после вылета у него отказал один двигатель, а затем и второй. Не имея возможности вернуться обратно в аэропорт, самолет упал. В катастрофе из 80 человек погибли 55 пассажиров и 3 члена экипажа. Уцелевших выбросило из фюзеляжа, остальные сгорели заживо. Командир корабля Минского объединенного авиаотряда Владимир Беляев и второй пилот Михаил Хаустов остались живы. Выжила бортпроводница Наталья Бондаренко. Погибли: бортмеханик Анатолий Трофименко, штурман Вячеслав Дубинин, бортпроводник Александр Гулюта. 

 Самолет Ту-134А следовал из аэропорта Минск-2 в Ленинград. В день трагического полета экипаж Ту-134 произвел осмотр самолета (напомним, он находился на неосвещенной площадке на улице). 1 февраля в 5 утра началась подготовка авиалайнера к полету. Так как он был уже покрыт толстым слоем снега и льда, то техники аэродрома облили крылья горячей водой, после чего обработали крылья и хвостовую часть специальным составом «Арктика».

Через 5-6 секунд после взлета на высоте около 40 метров и скорости 325 километров в час из левого двигателя послышались резкие хлопки, резко снизились его обороты и подскочила температура выходящих газов. Потом двигатель полностью отключился, у самолета появился крен на левую сторону, но экипаж выровнял его. Пилот связался с диспетчером и сообщил о намерении вернуться в аэропорт.

Но спустя какое-то время то же самое произошло и с правым двигателем. В этот момент самолет находился на высоте 240 метров и летел со скоростью 325 километров в час. Чтобы не допустить сваливания, экипаж начал снижение самолета. На высоте 100-120 метров стало понятно, что продолжать полет дальше или тем более вернуть самолет в аэропорт уже невозможно. Самолет летел над лесом, и было принято решение сажать его на деревья.

Первое столкновение произошло на высоте 22 метра — самолет врезался в дерево. После этого он продолжал постепенное снижение, сбивая и ломая деревья на протяжении еще 348 метров. После этого он врезался в землю  и дальше проехал на брюхе еще 110 метров. Задняя часть самолета оторвалась, а передняя разломилась поперек. Вылившееся из баков топливо вспыхнуло и вызвало пожар в передней части самолета.

Несмотря на то что катастрофа произошла всего в 10 километрах от аэропорта, спасатели смогли найти самолет лишь через 3 часа.

25 января 1985 года самолет совершил посадку в аэропорту после очередного рейса. 26 января его баки заполнили топливом и оставили на площадке под чистым небом. Практически все дни до момента следующего рейса на улице стояли морозы и шел дождь. 30-31 января было произведено техобслуживание самолета. К этому моменту его корпус и крылья сильно обледенели и покрылись толстым слоем льда. 

После катастрофы при первичном осмотре самолета было обнаружено, что турбины полностью разрушены. При более тщательном обследовании выяснилось, что оба двигателя разрушились из-за попадания в двигатели льда. Из-за этого конструкторское бюро Туполева обвинило белорусскую сторону в некачественном обслуживании самолета. Та в ответ заявила о низкой надежности двигателей, установленных на самолете.

Официальная версия трагедии — лед, попавший в двигатели. Однако тщательные исследования доказали, что льда, который находился на крыльях самолета, было недостаточно для разрушения двигателей.

Во время трагедии погибли 58 человек (55 пассажиров, 3 члена экипажа). 22 выживших получили травмы разной степени тяжести. На борту находилось большое количество студентов БГУ, для которых эта поездка в Ленинград была подарком за успехи в учебе.

Кстати, несмотря на то что официально выжили 22 человека, в списке на получение денежной компенсации оказались лишь 18 человек. Это может означать две вещи — либо еще 4 человека умерли позже в больнице, либо они вообще не получили повреждений, и поэтому им решили не выплачивать компенсацию.

Заключение расследования оказалось довольно противоречивым: «Причиной катастрофы является отказ двигателей №1 и 2 после взлета в наборе высоты вследствие попадания на их входы льда, что привело к помпажу, разрушению компрессоров и обгоранию лопаток турбин. Ввиду значительных разрушений самолета и двигателей причину попадания льда определить не представляется возможным».

Откуда взялся лед, не удалось выяснить и из-за пожара, образовавшегося на месте трагедии. Потерпевшие получили компенсацию в 300 рублей.

Фото автора

На месте катастрофы самолета установлен памятный знак.

Николай ЖУКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.