Как высоко заберемся на волшебное денежное дерево?

Фото BFL/Паулюса Пяляцкиса

Экономический кризис этого года во многом отличается от предыдущих — по глубине, причинам, последствиям. Но одна из самых интересных его особенностей заключается в том, что он вызовет беспрецедентные изменения в умах экономистов и политиков и будет включен в учебники по экономике. Этот кризис коренным образом меняет отношение к тому, сколько государство может и должно брать в долг.

Причина кризиса также была очень необычной: ни экономические, ни политические ошибки, ни жадность, ни геополитические конфликты или войны, но вирус диаметром менее половины микрометра.

Новая экономическая парадигма

На фронте кризиса видим явное нововведение: многие развитые страны закрывают глаза на бюджетный дефицит и долг, центральные банки печатают триллионы евро и долларов с беспрецедентной скоростью, а национальные правительства… раздают.

Эта ситуация в корне отличается от той, что мы наблюдали в Европейском союзе после мирового финансового кризиса, когда многие европейские страны были вынуждены срочно сократить расходы, повысить налоги и как можно быстрее попытаться жить по средствам. Такая экономическая политика «затягивания поясов» остается пока только в учебниках истории.

Пандемия 2020 года очень быстро изменила всю экономическую парадигму: Европа исключила все правила фискальной дисциплины, все страны не пытались сбалансировать государственные финансы, как это делали десять лет назад, а, напротив, еще больше увеличили расходы и снизили налоги.

В Германии фискальными стимулами стали — увеличение расходов бюджета, снижение налогов, гарантии по кредитам и другие меры. Даже Италия, у которой один из самых больших долгов в мире и платежеспособность которой вызывала сомнения в течение последнего десятилетия, на стимулирование экономики выделит более 35% ВВП.

Откуда такие деньги?

Что изменилось, если даже государства с очень большой задолженностью могут брать займы под отрицательные процентные ставки?

Самое важное изменение в этом году — роль центральных банков. Понимая, что пандемия не является результатом ошибок какого-либо правительства, они используют неиссякаемый ресурс помощи, то есть печатают и ссужают деньги даже тем государствам, которые до пандемии казались не очень платежеспособными.

За последние несколько месяцев и Европейский центральный банк, и Федеральная резервная система США «напечатали» порядка трех триллионов евро и долларов каждый. Эта сумма примерно равна сумме ВВП Литвы за 120 лет. Они ссужают вновь созданные деньги под очень низкие или даже отрицательные процентные ставки, покупают государственные и корпоративные долговые ценные бумаги и каждый день думают о том, как еще увеличить денежную массу, что еще купить, что ссудить, кому еще дать.

Мы попали в совершенно новую экономическую реальность. Страны мира с наибольшей задолженностью занимают деньги под отрицательную процентную ставку — им платят, чтобы они брали деньги. Никого, по крайней мере, пока — не интересуют бюджетный дефицит и госдолг.

К сожалению, концепция «устойчивости государственного долга» осталась в учебниках последнего десятилетия и прошлого века. Новая экономическая парадигма, MMT (современная денежная теория Modern Money Theory), находит место в умах экономистов, политиков, правительств и руководителей центральных банков. Те, кто ее не принимает, насмешливо называют это Волшебным денежным деревом (Magic Money Tree). Суть его заключается в том, что для финансирования государственных расходов нет необходимости собирать налоги, если деньги можно… напечатать.

Без увеличения налогов

Многие страны ЕС идут еще дальше, уже снизив или планируя снизить многие налоги. Действительно, при практически неограниченных альтернативных источниках дохода введение дополнительных налогов для физических и юридических лиц во время кризиса было бы садомазохистской ошибкой, которую допустили многие страны ЕС после мирового финансового кризиса и которую призывают не повторять Международный валютный фонд и другие международные организации.

В данном контексте отдельные предложения по снижению конкурентоспособности литовских компаний и привлекательности страны для иностранных инвестиций за счет увеличения налога на прибыль являются, мягко говоря, большим недоразумением из прошлого.

Однако следует признать, что политика печатания и распределения денег может иметь негативные последствия в долгосрочной перспективе, например, повышение инфляции и снижение покупательной способности денег. Более быстрый рост цен уже наблюдается в некоторых классах активов — несмотря на продолжающуюся пандемию, кое-где цены на акции достигли новых максимумов, а цены на недвижимость устанавливают новые рекорды.

Если вовремя не прекратить рост предложения и распределение денежной массы, может ускориться рост цен на многие потребительские товары и услуги. Правда, для многих правительств и центральных банков такой сценарий не является секретом: более высокая инфляция — один из самых простых, хотя и не самых справедливых способов уменьшить реальную долговую нагрузку.

Какие волшебные плоды соберет Литва?

Однако сегодня многие развитые страны мира карабкаются по Волшебному дереву денег и не слишком задумываются о быстрорастущем долге. В этом контексте Литва выделяется только тем, что ее государственный долг очень низок — даже в этом году он увеличился примерно до 45% ВВП и в следующем году вырастет почти до 50% ВВП, но по-прежнему останется одним из самых низких в ЕС. Для сравнения, в этом году долг Франции вырастет до 120 %, а долг Италии составит более 150 % ВВП.

Таким образом, мы видим, что у экономистов и политиков очень разные взгляды на бюджет 2021 года — те, кто смотрит на динамику роста долга Литвы, считают, что лошадей нужно попридержать, а те, кто оценивает контекст и цены в других странах, считают неразумным не брать и не использовать эти деньги. Истина прячется где-то посередине – стимулировать потребление за счет заемных денег Литве нет необходимости, но трансформировать экономический потенциал — желательно.

В любом случае практически безграничные новые возможности для получения займов не означают, что Литва может потратить полученные безвозмездные деньги где угодно, на что угодно и как угодно. Не исчезла необходимость ответственно использовать эти средства и с их помощью создавать потенциал будущего роста. От эффективности использования этих денег будет зависеть, какие страны выйдут сильнее из этого кризиса, а какие — только с большим размером долга.

Наверное, никто не сомневается в том, что мы не можем шиковать и выделять заемные средства для удовлетворения разовых, сиюминутных потребностей, но мы должны направлять их на проекты, которые создают более устойчивую, разумную и конкурентоспособную экономику Литвы. В этом новом мире нам нужно дискутировать не о том, сколько мы можем занять, а том, как мы будем использовать заемные средства и поддержку, которую получаем, для нужд будущих поколений.

Нериюс МАЧЮЛИС, главный экономист Swedbank

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.