Ловушка нищеты

Ромас Лазутка/ Фото BFL/Андрюс Уфартас

Несмотря на обширные дискуссии по вопросам снижения нищеты, преодоления социального отчуждения, повышения пенсий, пособий отдельным группам граждан — Литва по-прежнему остается в антилидерах в Европейском союзе по уровню нищеты. В прошлом году в Литве около 312 000 человек жили за чертой абсолютной бедности: их доход составлял менее 245 евро в месяц на человека, или 515 евро на семью из двух взрослых и двух детей в возрасте до 14 лет.

Известный экономист, социолог, доктор социальных наук, профессор, заведующий кафедрой теоретической экономики Вильнюсского университета Ромас Лазутка комментирует актуальные социальные вопросы.

— В этом году были осуществлены налоговая и пенсионная реформы. Ваша точка зрения по поводу проведенных преобразований?

— Реформу налоговой сферы следовало бы провести совершенно в ином направлении. Как сказал министр финансов, миллиард евро мы отдадим миллиону жителей. А это значит, что тот миллиард будет взят из госбюджета. Но уже сегодня известно, что госбюджет не способен на должном уровне финансировать мероприятия по борьбе с нищетой, а также адекватно обеспечивать потребности сферы здравоохранения, просвещения. Значит если бюджет будет еще урезан, то в указанных сферах ситуация станет еще хуже.

Жители Литвы получат немного больше денег благодаря этой реформе, но и их расходы увеличатся.

Надо отметить, что благодаря росту экономики соответственно и зарплаты повышают (около 9 проц. в год). Поэтому надо улучшать качество услуг, при этом не требуя дополнительных средств от самих жителей.

— Вы критикуете проводимую пенсионную реформу. В чем ее недостатки?

— Эта реформа выгодна только частным предпринимателям, которые занимаются накоплением, так как они получат еще больше доходов. Но ни нынешним, ни будущим пенсионерам она ничего не дает.

Сегодня ведется активная агитация по поводу накопления пенсий среди молодых граждан. Хотя неизвестно, как им будет начисляться пенсия через 20 или 30 лет. Люди вкладывают средства в частные фонды, но ничего не делается для нынешних пенсионеров.

А ведь, по данным исследований, более 40 проц. пенсионеров находятся за чертой бедности. «Содра» повышает пенсии, но повышает их недостаточно по сравнению с тем, как растет прожиточный уровень по всей стране.

Достаточно выйти на улицу летним вечером, чтобы заметить, что кафе и ресторанчики заполнены молодыми людьми, а люди старшего возраста из-за отсутствия средств не могут позволить себе даже такой отдых.

В группу бедных попали и 8 проц. работающих. Но все-таки это в пять раз меньше, чем среди пенсионеров. У нас в обществе уже почти согласились с тем, что если ты пенсионер, значит должен быть бедным. Но ведь это те же люди только в разные периоды жизни. Удручает то, что, пока молодые, люди в возрасте 35 – 40 лет хорошо зарабатывают, неплохо живут, а с наступлением пенсионного возраста попадают в яму нищеты.

Часто винят в сегодняшних проблемах советский период, но ведь нынешние пенсионеры боролись за демократический строй, за независимое государство, за рыночную экономику. Им было 30 лет, сейчас 60 – приближается пенсия, и они могут оказаться в нищете, несмотря на то, что 30 – 40 лет своей жизни отдали, работая на благо своей страны. Государству нельзя допустить, чтобы в старости падал уровень жизни.

— Каков он социальный портрет бедности?

— По данным исследования ассоциации мэрий Литвы, это безработный примерно 50 лет, чаще всего выпивающий, часто без собственного жилья, но с автомобилем Passat, который уже не ездит.

Но я считаю, это слишком упрощенный показатель, надо смотреть по разным слоям общества.  Как я уже говорил, особенно много бедствующих людей среди пенсионеров. Удручающая ситуация у тех, кто живет на социальную пенсию, у инвалидов с детства. Особенно сложно одиноким пенсионерам-женщинам. Когда в семье оба пенсионеры, проще вести домашнее хозяйство. Тем более что у мужчин, как правило, были более высокие зарплаты и соответственно более высокие пенсии. Но по статистике, мужчины умирают раньше. Оставшиеся одни женщины, в прошлом учителя, медсестры, социальные работники, сегодня получают нищенские пенсии.

Тяжело матерям-одиночкам, особенно тем, кто не имеет высшего образования. В регионах сложно с детскими садами, женщина не может выйти на работу, и семья вынуждена влачить жалкое существование.

Среди бедствующих людей трудоспособного возраста и одинокие мужчины. Часто говорят, что, дескать, они сами виноваты. Злоупотребляют алкоголем, поэтому теряют работу. Но ведь даже Всемирная организация здравоохранения признала алкоголизм болезнью, поэтому надо уделять внимание и помогать и этой группе людей.

— Министр финансов В. Шапока на встрече с президентом сказал, что итак много средств было выделено на программы по борьбе с бедностью…

— Это власти кажется, что они выделили много средств, но реально, к примеру, зарплата повысилась на 9,5 проц., а пенсии – на 7,5 проц. Таким образом, повышение доходов пенсионеров очевидно отстает. В целом, с повышением стандартов жизни уровень доходов пенсионеров еще более значительно отстает, значит и дальше уровень нищеты среди людей пенсионного возраста будет увеличиваться.

Малоимущим выплачивается пособие, если их доходы меньше 122 евро. В текущем году эта величина также не была повышена. Значит, помощь и этой группе людей отстает от повышения стандартов жизни.

— Что, на ваш взгляд, следовало бы сделать сегодня для сокращения нищеты?

— Государство должно собирать больше налогов. Тогда сможет и финансировать повседневные расходы, и повышать зарплату работникам госсектора. Хотя сейчас зарплата повысилась, но ведь в течение десяти лет она не повышалась.

К примеру, с приближением учебного года родители озабочены тем, где найти дополнительные средства на подготовку ребенка к школе. Но если мы гарантируем бесплатное просвещение, оно действительно должно быть бесплатным, чтобы родителям не приходилось изыскивать средства на школьные принадлежности, на обеды для школьника. В Литве помощь получают только дети из малоимущих семей, но и она недостаточна.

Надо увеличивать бюджет. Больше собирать у тех, кто находится на высшей ступеньке в обществе по доходам. Неравенство доходов очень высокое, и этим нужно как-то управлять. По данным Евростата, в Литве неравенство доходов среди жителей самое высокое в Евросоюзе. Особенно надо обратить внимание на те группы жителей, которые имеют огромный имущественный потенциал.

Основная ошибка Литвы в том, что государство мало собирает налогов с других форм деятельности, кроме трудовых отношений. На это указывают и рекомендации Международного валютного фонда. Безусловно, предпринимаются меры по снижению теневой экономики, но они пока недостаточно эффективны.

— В Литве сложился уникальный феномен 30 — 40-летние зарабатывают больше 50 -60-летних. Насколько это объективно оправдано?

— Экономика очень изменилась за последние 30 лет, с плановой, командной экономики стала рыночной. Закрылись крупные предприятия. Работавшие на ответственных постах потеряли должности и согласны были даже на неквалифицированную работу, зарплаты их понизились.

Молодые люди, получив современное образование, трудоустраиваются на хорошо оплачиваемые технологически новые рабочие места.

Обычно в других странах заработок повышается к 40 годам, и лишь перед пенсией он уменьшается, так как работающие покидают высокие посты. Думаю, со временем и в Литве пройдет так называемый «транзитный» период в сфере занятости и установится обычная закономерность.

— Президент сказал, что Литва должна стать страной всеобщего благосостояния. Может ли Литва стать государством всеобщего благосостояния?

— Замечу, что по определению Литва, как и другие европейские страны, является государством всеобщего благосостояния. Государство всеобщего благосостояния —  это концепция политического строя, при которой государство играет ключевую роль в защите и развитии экономического и социального благополучия его граждан. Она основана на принципах равенства возможностей, справедливого распределения богатства и общественной ответственности за тех, кто не может обеспечить себе минимальные условия достойного уровня жизни.

Но думаю, что президент имел в виду улучшение социального обеспечения всех жителей Литвы.

По сути, сегодня у нас системы образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения схожие с теми, что и в развитых странах Европы. Но уровень услуг ниже из-за меньшего финансирования. Например, пенсии начисляются по такому же принципу, как и в Германии, но уровень их ниже, так как зарплаты ниже, соответственно меньше налоговые поступления в «Содру».

—  Каковы перспективы развития экономики Литвы —  в условиях, когда, с одной стороны, сокращается европейская помощь, с другой — разговоры о кризисе?

— Европейская помощь сокращается постепенно, и я надеюсь, что этот факт не будет иметь серьезного влияния на нашу экономику. Некоторые экономисты говорят, что для Литвы очень важно, какое экономическое положение в мире. Литовская экономика – открытая экономика. Мы много торгуем. Неспособны потребить все, что производим. Это характерно для каждой маленькой страны.

Но ведь наш экспорт в структуре экономики других стран составляет очень малую долю. Совсем необязательно, что именно от литовских товаров откажутся в странах, в которые мы экспортируем свои изделия. К примеру, та же Германия в условиях экономического кризиса вполне может в каких-то объемах отказаться от дорогостоящей финской мебели, а заменить ее качественной и более дешевой литовской или, например, меньше закупать французского сыра, а купить литовский.  Считаю, что внешние изменения не так прямолинейно влияют на нашу экономику.

Развитие экономической ситуации зависит от многих факторов. Но экономисты любят показаться всезнайками и пытаются предсказать будущее.

Я часто в сравнение привожу метеорологов: они обычно прогнозы дают на несколько дней, а не на долгосрочную перспективу, экономисты должны поступать так же. Я из тех, кто склонен давать сдержанные прогнозы.

Из истории известно, что экономика развивается циклами, но длина циклов бывает разной, поэтому сегодня невозможно спрогнозировать дату очередного кризиса.

— Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Ромас Лазутка: «Часто винят в сегодняшних проблемах советский период, но ведь нынешние пенсионеры боролись за демократический строй, за независимое государство, за рыночную экономику. Им было 30 лет, сейчас 60 – приближается пенсия, и они могут оказаться в нищете, несмотря на то, что 30 – 40 лет своей жизни отдали, работая на благо своей страны. Государству нельзя допустить, чтобы в старости падал уровень жизни».

Последние новости

Оставьте свой комментарий

avatar
600