МИД Беларуси отреагировал цитатой Толстого

Фото из открытых интернет-источников
[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

Государственная инспекция по безопасности атомной энергетики (ГИБАЭ) Литвы на прошлой неделе заявила, что из обнародованного белорусскими ведомствами плана выполнения рекомендаций по итогам проведения стресс-тестов Белорусской АЭС (БелАЭС) предварительно видно, что до намеченного ввода станции в эксплуатацию проводить их в жизнь не намечается.

«Мириться с проведением в жизнь важных в плане безопасности мер уже после пуска 1-го энергоблока БелАЭС нельзя. Особенно таких мер, которые связаны с экстремальными сейсмическими событиями и превенцией непроектных аварий, а также с управлением, потому что такие события могут обусловить радиологические последствия не только в самой Беларуси, но и в соседних странах», – констатирует в сообщении ГИБАЭ.

В частности, Беларусь не предложила осуществление надзора за выполнением этого плана с участием экспертов Евросоюза (ЕС), то есть не предложила, как проводить в жизнь одну из принципиальных рекомендаций отчетов по стресс-тестам.

«Мы считаем, что такой международный пересмотр плана должен быть произведен незамедлительно и должны быть установлены конкретные меры по повышению безопасности, без выполнения которых БелАЭС не может быть введена в эксплуатацию», – утверждает ГИБАЭ.

МИД Литвы также призвал Беларусь в ближайшее время пересмотреть план действий по устранению идентифицированных во время процесса проведения стресс-тестов недостатков на пересмотр Европейской группе регулирующих органов по ядерной безопасности (ENSREG).

«Пересмотр плана и его проведения в жизнь является критически важным для своевременного выполнения всех необходимых мер», – отметил для сообщения МИД министр Линас Линкявичюс.

ГИБАЭ указывает, что Департамент по ядерной и радиационной безопасности Министерства по чрезвычайным ситуациям Беларуси (Госатомнадзор) 16 августа обнародовал Национальный план действий по итогам проведения стресс-тестов БелАЭС.

Как утверждает ГИБАЭ, в числе мер плана зачастую указаны не конкретные действия по повышению безопасности, например, усовершенствование оборудования или внедрение дополнительного оборудования, а приведены лишь рассуждения и анализ, нужны ли такие действия вообще. Невзирая на важность мер, сроки проведения большинства из них в жизнь указаны куда более поздние (2021-2024 годы), нежели планирующийся пуск 1-го энергоблока (2019 год).

По мнению инспекции, Литва также поднимает и будет поднимать в дальнейшем вопросы об оценке выбора неподходящего места для БелАЭС – в 50-и километрах от Вильнюса, об оценке безопасности, не получившего оценки в проекте станции воздействия аварии тяжелого самолета и других несоответствий проекта современным требованиям безопасности.

В своем заявлении МИД Беларуси отмечает, что «по итогам прочтения очередного заявления литовского внешнеполитического ведомства в отношении Белорусской АЭС на ум сразу же пришли слова Льва Толстого: «чем виноватее сам перед своей, хотя бы и скрытой, совестью, тем охотнее и невольно ищешь вины других, и в особенности тех, перед которыми виноват». На наш взгляд, это многое объясняет».

При этом белорусский МИД снова напомнил о том, как на самом деле обстоят дела.

«Ни стресс-тесты Белорусской АЭС, ни партнерская проверка со стороны европейских регуляторов не выявили дефицитов безопасности. Рекомендации белорусского и европейских регуляторов касались последующего планомерного повышения запасов прочности станции.

Проект Белорусской АЭС на сегодняшний день является единственным, который прошел стресс-тесты по самым новым, более жестким стандартам. Если бы, скажем, стресс-тесты европейских АЭС проводились не семь-восемь лет назад, а сегодня, весьма вероятно, что и рекомендации по ним были бы иного порядка», – отмечается в сообщении для СМИ.

«А теперь о том, насколько литовскую сторону на самом деле беспокоит ядерная безопасность и как она подходит к вопросам транспарентности и ответственности в ядерной сфере.

Например, европейские регуляторы по итогам стресс-тестов рекомендовали Литве выполнить вероятностный анализ безопасности бассейнов выдержки отработавшего ядерного топлива Игналинской АЭС и изучить случай запроектного землетрясения. И Литва этого не сделала, ограничилась консервативными оценками. На выполнение остальных рекомендаций у Литвы ушло около шести лет.

Из недавнего сообщения литовского регулятора мы узнали о том, что с начала этого года на Игналинской АЭС произошли десять нарушений, которые касались эксплуатации значимых для обеспечения безопасности систем, демонтажа и дезактивации оборудования, обращения с радиоактивными отходами. Мы, будучи соседями, не имеем никакой информации от литовской стороны: что это были за нарушения, как они сказались на ядерной и радиационной безопасности, когда они будут устранены.

Известные сложности с выводом из эксплуатации Игналинской АЭС и строительством ядерных могильников непосредственно у нашей границы, долговременное хранение облученного ядерного топлива на площадке без контайнмента закономерно вызывают у нас серьезные опасения, особенно в условиях того, что Литва до сих пор не провела профильную миссию МАГАТЭ ARTEMIS и не присоединилась к протоколу Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб», – говорится в заявлении белорусской стороны.

Информация «ЛК», BNS, литовских СМИ                    

Последние новости

Оставьте свой комментарий

avatar
600