Министр МВД Рита Тамашунене: приоритет — повышение зарплат должностным лицам

Фото BFL/Вигинтаса Скарайтиса
[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

Р. Тамашунене стала министром внутренних дел, когда этот пост был отдан Избирательной акции поляков Литвы в соответствии с соглашением правящей коалиции, подписанным в июле. Р. Тамашунене сменила юриста Эймутиса Мисюнаса, который занимал эту должность с момента основания правительства Саулюса Сквернялиса в декабре 2016 года.

Активный член польской общины Литвы Рита Тамашунене поднимается по карьерной лестнице: пришедшая в политику несколько лет назад учительница немецкого языка стала министром внутренних дел.

Она стала министром после того, как Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей вступила в правящую коалицию.

Предлагаем вниманию читателей «ЛК» интервью с министром внутренних дел Литвы Ритой Тамашунене.

— Бывший министр Эймутис Мисюнас высоко оценил реорганизацию государственной службы и уставных органов в пресс-релизе. Предполагаю, что вы хотели бы более внушительных результатов в завершении каденции?

— Положительные моменты должны быть найдены в смене на уровне министров, хотя до выборов осталось немногим более года. Бывший министр уделял больше внимания изменениям Закона о государственной службе, статута внутренней службы, это были серьезные изменения, новая редакция правовых актов.

Теперь, может быть, более чем за год моей деятельности, мы сможем больше уделить внимания регионам. 

 — Какие у вас планы по вопросам регионального развития?

— В настоящее время мы работаем над Законом о региональном развитии, который отличается более качественным уровнем. Прежде всего, мы стремимся придать правовой статус советам по региональному развитию, дать им возможность самостоятельно решать проблемы, развивать межрегиональное сотрудничество, чтобы устранить социальное и экономическое неравенство, чтобы не было отдаленных самоуправлений с точки зрения услуг и доходов населения.

Мы говорим о том, чтобы дать каждому региону возможность решать проблему с помощью тех средств, которые ему конкретно необходимы. То есть регион будет стремиться к показателям, которые государство определяет в качестве национального приоритета, но сам выберет меры. В настоящее время пока устанавливаются одинаковые меры для всех, но мы видим, что эффект был небольшим: административные расходы росли, а неравенство увеличивалось.

— Когда этот закон будет подготовлен?

— Мы планируем представить его в Сейме уже на осенней сессии.

— Ваше министерство также курирует государственную службу. За последние шесть месяцев было много дискуссий о заработной плате работников публичного сектора. Собираетесь ли вы увеличивать им заработную плату и каким образом?

— Этот инструмент уже существует, у каждого руководителя учреждения он есть. Новый Закон о государственной службе позволяет повысить зарплату через систему оценивания, с помощью ножниц с более высокими коэффициентами, и государственные служащие это почувствовали. Этот процесс роста не должен останавливаться.

Пока трудно оценить, все ли работает хорошо, поскольку с момента вступления этого закона в силу не прошло и года. Мы уже видим, что можно было бы изменить.

— Одна сторона медали с точки зрения повышения заработной платы — это широкие «ножницы» коэффициентов, но есть и другая сторона, а именно бюджет учреждения, ресурсы. Как увеличить зарплату, если бюджет учреждения не увеличивается?

— Учреждение может самостоятельно решать, сокращать функции, внедряя технологии или принимая решения с точки зрения управления процессами. Можно убрать техническую работу, уменьшить количество сотрудников и увеличить зарплату тем работникам, кому это действительно необходимо.

Кроме того, базовый размер подсчета зарплат увеличивается для всех, поэтому каждое учреждение получает чуть больший бюджет каждый год и увеличивает зарплаты.

— С увеличением базового размера  подсчета зарплат увеличивается заработная плата каждого, но профсоюзы говорят, что это в основном связано с увеличением заработной платы руководящих должностей. Поэтому профсоюзы предлагают повысить минимальные коэффициенты. Ваша точка зрения по этому поводу?

— Вероятно, не будет иной модели при этом правительстве. С другой стороны, если сотрудник выполняет больше функций и выходит за рамки своей должности, он имеет право на получение надбавки в качестве поощрения.

Базовый размер заработной платы должен расти, и я не согласна с тем, что нам нужно равномерно на всех распределять этот рост. Все еще существует иерархия, необходимо поощрять лидерство, готовность государственных служащих продвигаться по карьерной лестнице, получая при этом более высокую заработную плату.

— Насколько мне известно, введение централизованного отбора государственных служащих задерживается. Правительство предусмотрело деньги и на дополнительные штатные единицы. Какими будут эти решения?

— Принятие Закона о государственной службе и централизованный отбор привели к значительным проблемам и увеличению потребности в административных ресурсах. Но у министерства они уже есть, рассматривается вопрос о том, как ускорить процесс отбора. В настоящее время отбирается дополнительный персонал Департамента государственной службы, ситуация будет урегулирована.

— Проблема в том, что процесс отбора служащих ведется слишком медленно?

— Да, слишком медленно. Организация конкурса от его объявления до конца занимает слишком много времени, но ситуация решается. В Департаменте госслужбы при проведении конкурсов уже используется дистанционный метод, поэтому людям со всей Литвы не нужно ездить на отбор. На мой взгляд, это хорошее решение.

Сроки конкурсов должны быть сокращены, поскольку кандидаты потом отказываются от участия в них и находят другую работу. Мы исправим эту ситуацию.

— Вы воздержались, когда Сейм голосовал по вопросу централизованного отбора служащих. Этот скептицизм не помешает вам осуществить реорганизацию?

— Уже тогда я засомневалась, как будет организован отбор, не удлинится ли этот процесс. Когда работодатель видит человека и сам ищет специалиста, то у него есть возможность сделать это быстрее. Если процесс затягивается, можно потерять кандидата.

Идея централизованного отбора хороша. Люди, особенно молодые, не хотят, чтобы дяди, тети помогали им трудоустроиться, хотят самостоятельно найти работу, проявить свои способности. Это уменьшает кумовство, и с точки зрения прозрачности это положительный момент. Как будет работать централизованный отбор, мы видим, что вначале есть все-таки некоторые подводные камни.

— В этом году сотрудники первичного звена полиции начнут зарабатывать в месяц около 700 евро, а среднего звена — 850 евро. Политики пообещали, что их зарплата в следующем году достигнет тысячи евро. Полиция заявляет, что для реализации этого обещания в бюджете не хватает около 40 миллионов евро. Эти деньги будут найдены в следующем году?

— 40 миллионов евро не хватает для всех статутных должностных лиц вместе взятых. Это данные профсоюзов.

В государственном бюджете вряд ли будет указана такая цифра, которая отвечает потребностям всех должностных лиц, но по вопросам оплаты труда больше внимания будет уделяться пожарно-спасательной службе, пожарным командам на муниципальном уровне, сотрудникам пограничной службы. Они получают меньше всего.

Полиция добилась хороших результатов, благодаря серьезной структурной реформе, они собрали средства и смогли повысить зарплату.

Таким образом, зарплаты должностных лиц возрастут и в 2020 году, но обещание увеличить заработную плату на 30 проц., как предусмотрено в правительственной программе, уже реализовано в решениях 2019 года.

— Составит ли заработная плата должностных лиц полиции низшего звена тысячу евро в следующем году?

— Безусловно, будет рост, а тысяча евро был лозунг профсоюзов.  Высокопоставленные работники уже зарабатывают значительно больше тысячи евро. Можно сказать, что обещание выполнено, но как его оценили. Самый низкий заработок не составляет и тысячи евро.

Первоначальный старт в полиции и возможность повышения зарплаты для всех работников государственного сектора достаточно привлекательны. Об этом свидетельствуют и конкурсы в школу полиции, где четыре или пять человек претендуют на одно место.

— Кого вы предлагаете в руководители полиции? Срок полномочий нынешнего Генерального комиссара Линаса Пернаваса истекает в ноябре.

— Линас Пернавас еще работает, возможно, не надо опережать события. По предложению Министерства внутренних дел и постановлению правительства этот руководитель будет заменен либо останется.

Надо признать, что Линас Пернавас взялся за большую реформу, ему было нелегко руководить. Но есть и другая сторона: отсутствие диалога с профсоюзами. И я, и премьер-министр все оценили, и будет найдено оптимальное решение.

— Насколько активно вы будете выдвигать кандидатов на должности руководителей подведомственных учреждений, учитывая, что премьер-министр пришел из системы внутренних дел?

— Надо признать, что моя оценка этих должностных лиц больше похожа на оценку гражданина. Я не очень знаю людей, которые являются хорошими руководителями в каком-либо подразделении или которые иным образом приемлемы для уставного сообщества, могли бы руководить им, вносить изменения, принимать решения и, главное, обеспечивать общественную безопасность. Не буду скрывать, что буду согласовывать этих кандидатов с премьер-министром.

 В последние годы в Литве быстро растет иммиграция из третьих стран, особенно с Украины. Как вам кажется, это угроза или возможность?

— Я бы оценивала эту ситуацию двояко. Мы должны быть рады, что Литва является такой успешной, экономически развитой страной, что люди видят здесь свою работу. Это положительный момент, когда мы должны быть довольны тем, что за тридцать лет независимости мы стали привлекательными для других граждан.

С другой стороны, это создает серьезные проблемы. На рынке труда ощущается нехватка работников, и работодатели поднимают вопрос о том, чтобы мы ускорили процесс предоставления разрешения на сезонную работу украинцам или белорусам, гражданам стран, заинтересованных в такой работе в различных секторах.

Мы планируем сократить срок выдачи разрешения на работу и возложить на работодателя ответственность за своих работников. Мы также планируем изменить ситуацию, когда в Литву командируются сотрудники из Польши или других стран. Мы хотим, чтобы они платили налоги в Литве, чтобы их контролировали здесь.

— Вам нужно будет в ближайшее время решить вопрос принимать ли мигрантов из Ближнего Востока, находящихся в Южной Европе. Каким будет ваше решение?

— Литва внесла весомый вклад в решение проблемы беженцев, и мы декларировали, что будем принимать беженцев с Ближнего Востока в соответствии с определенными критериями отбора. На данный момент мы пообещали принять по три беженца с Мальты и из Италии. Идет отбор. Департамент миграции работает над ускорением интеграции этих людей, и мы можем дать им все гарантии, чтобы остаться здесь, в Литве.

— Готова ли Литва обеспечить безопасность населения в случае аварии на Островецкой АЭС?

— Государственные учения пройдут с 1 по 4 октября, в рамках которых будет проверен план взаимодействия, как учреждения взаимодействуют друг с другом в целях обеспечения безопасности населения в случае возникновения угрозы. Сейчас мы готовим информационную кампанию, она будет запущена, и мы хотим, чтобы граждане приняли активное участие в учениях, чтобы понять, как важно знать, как надо вести себя в случае ядерной угрозы.

Гражданская защита – это та сфера, в которой необходимо проделать большую работу как с точки зрения просвещения, так и информирования населения. В ходе учений мы проверим взаимодействие, которое позволит нам уточнить план, предвидеть дополнительные шаги, чтобы спасти всех в случае опасности.

— У полиции снова будет собственная отдельная строка в бюджете на следующий год, или ее средства будут присоединены к ассигнованиям Министерства внутренних дел, как присоединены все другие статутные учреждения?

— С 1 ноября вступает в силу положение о том, что бюджет Департамента полиции будет при министерстве. С точки зрения планирования мы являемся координирующим органом, но в плане осуществления учреждения останутся самостоятельными. К такой гармонии надо стремиться.

— После восьмимесячного перерыва в составе правительства вновь видим хотя бы одну женщину. Это имеет значение для вас?

— Думаю, во всех сферах женщины должны быть и могут быть. Они есть, они активны, они могут выполнять разные работы, и стереотипное мышление не должно оставаться в нашем обществе. Мы видим хорошие примеры в Литве. Была женщина министр охраны края (Раса Юкнявичене), была и женщина президент (Даля Грибаускайте).

Думаю, что в нашей стране уже такой уровень демократии, при котором достигается равноправие при занятии должностей.

— Может быть, вы за квоту женщин и мужчин в правительстве?

— Я не за квоты. Я думаю, что должность должен занимать человек, который является в настоящее время лучшим специалистом. На мой взгляд, гендерный аспект не должен быть основным.

— Спасибо за интервью.

Саулюс Якученис, BNS

Последние новости

Оставьте свой комментарий

avatar
600