Образование: элитное для избранных или качественное для всех?

Фото BFL/Вигинтаса Скарайтиса

Для нас, социал-демократов, равные возможности и равные условия для каждого ребенка в получении качественного образования — не просто красивый лозунг, а возможность обеспечения равных возможностей и перспектив для всех.

Сквозь эту призму мы оцениваем национальное соглашение о политике Литвы в сфере образования на 2021–2030 годы. В соглашении действительно много хорошего, стремления и цели кажутся правильными. Однако ему не хватает ясности относительно того, как эти цели будут достигнуты, поэтому социал-демократы и внесли конкретные замечания к соглашению.

Неравенство в уровне образования — одна из самых серьезных проблем, которая, в свою очередь, усугубляет социальную изоляцию. Влияние социально-экономической и культурной среды определяет неравенство в этой сфере уже в дошкольном возрасте. Сегодня лишь 46,3% детей в возрасте от 2 до 5 лет, проживающих в сельской местности, участвуют в программе дошкольного образования. В национальном соглашении указано, что этот показатель в 2027 году должен достигнуть 70 проц.

Мы не можем согласиться с такими скромными показателями успеха и считаем, что к 2030 году не менее 90 проц. детей в возрасте от 2 до 5 лет, проживающих в сельской местности, должны посещать дошкольные учреждения. Тем более что, согласно принятым в прошлом году поправкам к Закону об образовании, установлено, что с 1 сентября 2023 года обучение по программе дошкольного образования станет всеобщим с 4 лет, с 1 сентября 2024 года — с 3 лет, с 1 сентября 2025 г. — с 2-летнего возраста. Для общего дошкольного образования в установленном правительством порядке должны быть выделены средства государственного бюджета на все образовательные нужды. На это действительно потребуется гораздо больше средств, чем выделяется сейчас, — в Литве только 1% ВВП выделяется на дошкольное и начальное образование, в то время как Эстония и Латвия тратят 2,4% и 2,3%, соответственно. Мы считаем, что к 2030 году необходимо постепенно довести долю финансирования дошкольного и начального образования до 2% ВВП, а в целом сектора образования и науки – до 6% ВВП.

Отметим, что дошкольное образование определяет результаты учащихся в более позднем возрасте. К сожалению, в Литве знания почти четверти (!) 15-летних учащихся оцениваются по чтению, математике и естественным наукам ниже 2-го уровня знаний, в то время как в Эстонии только около одной десятой, а в Польше — менее шестой. Кстати, в сельских школах эти показатели еще хуже — 42 проц. сельских школьников не достигли 2-го базового уровня чтения.

Так что, хотим мы того или нет, особое внимание нужно уделять доступности дошкольного образования в сельской местности, а также повышению качества начального образования. Считаем, что детские сады и начальные школы обязательны в крупных поселках (городках). Кстати,  почти из 600 детских садов, существовавших в сельской местности в 1990 году, уцелело только 99. Отметим, если в крупном поселке (городке) отсутствует необходимая социальная инфраструктура (детский сад, начальная школа, учреждения здравоохранения, дом культуры с библиотекой, магазины) — этот поселок (городок) начинает довольно быстро исчезать, потому что молодые семьи в нем больше не селятся, а живущие там при первой возможности уезжают в города или за границу. Мы не можем смириться с тем, что даже нынешние сянюнии возьмут и исчезнут из-за недостаточного государственного финансирования, выделяемого на развитие, поддержание их социальной инфраструктуры.

К сожалению, по программе Европейского союза по восстановлению экономики Литва практически не выделяет средства на развитие социальной инфраструктуры в крупных населенных пунктах (в центрах сянюний). Нынешнее правящее большинство и правительство ориентируются на развитие элитного образования для избранных, а не качественного — для всех.

Возможно, было бы иначе, если бы эти гимназии «тысячелетия» стали центрами муниципальных образовательных кластеров, в том числе других гимназий, прогимназий, основных и начальных школ в единой сети образовательных учреждений района. В некоторых странах создание кластеров школьного сотрудничества является альтернативой закрытию небольших или более слабых школ. Однако нынешнее правящее большинство и правительство, а также Министерство образования, науки и спорта хотят закрыть некоторые дошкольные и начальные школы, организовав поездки учащихся в более крупные школы. Гимназий «тысячелетия» еще не существует, а закрытие начальных и общеобразовательных школ продолжается. Получается, что происходит простейший процесс централизации школ.

Отмечают, что школы «тысячелетия» помогут уменьшить социальную изоляцию и неравенство в образовании. Но это образовательное неравенство и образовательная изоляция проистекают именно из того факта, что дошкольное образование в сельской местности часто недоступно, а качество начального образования низкое. 

За последние три года количество основных общеобразовательных школ уменьшилось с 348 до 248, число начальных школ увеличилось только с 69 до 109, прогимназий — увеличилось с 134 до 162, а количество гимназий незначительно увеличилось с 348 до 353. Таким образом, количество школ в сельской местности продолжает сокращаться (часто при закрытии общеобразовательной школы не остается даже начальной школы), при этом растет доля школьников, которых возят в школу.

Но ключевой вопрос заключается в том, к чему мы стремимся в образовании: элитному — для избранных или качественному — для всех? Создается впечатление, что цель — расширение масштабов элитного образования, поскольку появляется все больше новых элитных школ, в которых происходит отбор учеников, увеличивается количество престижных частных школ, но попасть в них могут не все, а лишь дети из состоятельных семей. Сейчас планируется открыть еще 60 престижных гимназий «тысячелетия».

Так, может быть, наконец-то позаботимся о том, чтобы дошкольное образование было доступно для всех и чтобы образование в сельских начальных школах было высокого качества?

Кроме того, необходимо повысить уровень знаний школьников. В нашей стране навыки чтения  высшего уровня только у 4,9% 15-летних учащихся (в Польше 12,2%, в Эстонии 13,9%), математическая грамотность — 8,4% (Польша 15,8%, Эстония 15,5%), знание естественных наук — 4,4% (Польша 9,3%, Эстония 12,2%). Отставание – в разы!

Но хуже всего то, что у нас еще большее отставание среди слабо подготовленных 15-летних учеников. К числу учеников со знаниями ниже 2-го уровня (т.е. практически неграмотными) относятся: по грамотности чтения — 24,4% (в Польше 14,7%, в Эстонии 11,1%), по математической грамотности — 25,6% (14,7% в Польше, 10,2% в Эстонии), 22,2% по знанию естественных наук (13,8% в Польше, 8,8% в Эстонии). Доля малообразованных, фактически неграмотных 15-летних подростков у нас составляет почти четверть (!), в Польше — меньше одной шестой, а в Эстонии — только десятую часть учащихся. Поэтому мы должны уделять больше внимания существенному улучшению образования учащихся с низкой успеваемостью. Основным инструментом для этого является улучшение дошкольного и начального образования, в частности, в школах сельской местности, путем обеспечения доступности дошкольного образования для всех.

Поистине амбициозным и показательным уровнем образования станет 2030 год, когда наивысший, 6-й уровень знаний должен быть, по крайней мере, у одной десятой 15-летних, а наиболее низкий, 2-й уровень знаний — только у менее одной шестой 15-летних школьников.

Юозас Олекас, депутат Европейского парламента, социал-демократ 

Альфонсас Бразас, помощник депутата Европейского парламента, социал-демократ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.