Воинские памятники – символ правды о войне

Фото пресс-службы Генконсульства России в Клайпеде

24 июня на интернет-портале LRT был опубликован материал Доманте Платуките «Вид, режущий глаз: в Клайпеде – мемориал героям Советского Союза, освободившим город».

У автора вызывает раздражение Клайпедский воинский мемориал, который она трактует как «наследие тоталитарного оккупационного режима, мозолящее глаза и оскорбляющее национальную память». Основная мысль публикации: необходимо если не снести мемориал, то хотя бы установить пояснительные таблички, соответствующие «правильным взглядам истинных патриотов» на события тех военных дней.

Автор тенденциозного материала, в частности, ссылается на то, что воинский мемориал в Клайпеде, установленный в память о павших советских воинах-освободителях, задевает чувства жертв сталинских политических репрессий. В этой связи следует напомнить, что судьба Клайпедского края в истории Литвы имеет свою специфику, и массовые репрессии, как и гибель партизан литовского антисоветского сопротивления, к Клайпеде не имеют никакого отношения.

Сама публикация отличается крайней недобросовестностью в изложении исторических фактов, подменяя их мифами местных историков. Низкий уровень исторической аргументации и откровенная фальсификация исторических фактов вообще характерны для консервативно-националистических кругов. Но даже их перещеголяли в своей некомпетентности так называемые профессиональные историки, которых автор статьи привлекла для обсуждения темы. Поэтому следует напомнить некоторые принципиальные факты истории Клайпеды ХХ века. 

Вообще следует отметить, что литовские историки, ниспровергая старые советские мифы, внедряют новые, используя при этом неадекватные понятия, преувеличения и тенденциозные умозрительные заключения. По сути, создается историческая мифология, которая вводит в заблуждение неискушенных людей и особенно молодежь. Эта мифология касается многих страниц истории Литвы, в том числе Клайпеды. Примером является использование самого названия города и края. Литовские историки применительно к городу используют только название «Клайпеда», что исторически некорректно. Это относится даже ко временам основания города в XIII веке. Подобная «странность» присуща самому авторитетному литовскому историку – профессору Э. Гудавичюсу, который в своем фундаментальном труде по истории Литвы пишет, что в 1252 году Ливонский орден основал почему-то не Мемельский, а именно Клайпедский (?) замок. А клайпедский историк В. Варейкис вообще утверждает, что «28-й армейский корпус вермахта с октября 1944 г. участвовал в обороне Клайпеды». То есть гитлеровцы обороняли литовскую Клайпеду? Или все же они обороняли Мемель – важный форпост на границах Рейха? Подобные некорректности и недоразумения и формируют мифологическое сознание масс. Напомним еще раз, что с 1252 по 1923 годы, почти семь столетий, город носил название «Мемель» и лишь в короткий промежуток времени, в 1924 – 1939 гг., а затем начиная с 1945 года по сей день называется «Клайпеда».

Недовольство и раздражение автора публикации вызывают звезды Героев Советского Союза на могилах павших воинов, обелиск в форме меча и скульптурная группа в честь бойцов 16-й Литовской дивизии, участвовавшей во взятии Клайпеды. Особенно не нравится применительно к Клайпеде само слово «освобождение». Она предпочитает использовать слово «захват». Но это понятие как раз применимо к тому, что совершило правительство Литвы в 1923 году, захватив Мемель и Мемельский край, по Версальскому договору находившийся под управлением Антанты. С того времени город и стал называться Клайпедой, войдя в состав Литовского государства. 

Однако следует напомнить, что 22 марта 1939 года, после предъявления гитлеровской Германией Литве ультиматума, правительство Литовской Республики безропотно подписало договор о передаче Третьему рейху Мемеля и Мемельского края. При этом не было сделано даже малейшей попытки оказать если не сопротивление, то хотя бы политическое или дипломатическое возражение требованиям Гитлера. Согласно договору, Литва передавала нацистам Мемель (Клайпеду) в «надлежащем порядке». Литовское население, в том числе и воинские подразделения спешно эвакуировались и покинули Клайпедский край.

 С марта 1939-го и до января 1945 года Мемель являлся составной частью Третьего рейха. И только благодаря подвигу Красной Армии 28 января 1945 года город был очищен от гитлеровцев – то есть именно освобожден от нацистов и освобожден именно для Литвы. Кстати, в освобождении города непосредственно участвовали бойцы 16-й Литовской стрелковой дивизии, руководство которой просило о предоставлении ей этой возможности. Такая возможность была предоставлена дивизии как символический акт освобождения Клайпеды литовскими воинами Красной Армии. Поэтому термин «освобождение» – самый адекватный для обозначения возвращения Клайпеды Литве.

Превратно и неграмотно также толкуются слова из приказа Верховного главнокомандующего Красной Армии, где говорится об овладении городом. Упомянутые историки переводят «овладение» как «захват». На самом деле по радио был официально зачитан диктором Юрием Левитаном такой текст: «Войска 1-го Прибалтийского фронта, перейдя в наступление, сегодня, 28 января, овладели литовским городом Клайпеда – важным портом и сильным опорным пунктом обороны немцев на побережье Балтийского моря, завершив тем самым полное очищение Советской Литвы от немецких захватчиков…». В честь взятия Мемеля как гитлеровского опорного пункта обороны и освобождения литовского города Клайпеды в Москве был дан салют.

В публикации LRT также воспроизводится миф о том, что Мемель-Клайпеда был оставлен германскими войсками почти без боя: якобы Красная Армия вошла в оставленный неприятелем пустой город. И это – ложь. Клайпеда была настолько хорошо укреплена гитлеровцами, считавшими Мемель исконной территорией Рейха, что, несмотря на массированное наступление, сломить сопротивление вермахта на Клайпедском направлении осенью 1944 года, когда практически вся территория Литвы и Жемайтия были очищены от нацистов, не удалось. Еще в 1939 году немцы создали вокруг Мемеля мощные оборонительные укрепления, опоясавшие город несколькими линиями железобетонных укреплений, противотанковыми рвами, минными полями. Сам город был особенно хорошо укреплен противником: здесь находился крупный немецкий гарнизон, состоявший из 4 дивизий, усиленный 200 танками. Поэтому штурм города был отложен, и только в январе 1945 года начался второй этап Мемельской операции, завершившийся 4-7 февраля 1945 года. 

27 января 1945 года части Красной Армии, в состав которых входила 16-я Литовская стрелковая дивизия, начали штурм Клайпеды. В городе разгорелось ожесточенное сражение. Особенно упорные и кровопролитные бои происходили в районе казарм и железнодорожного вокзала. Несмотря на отчаянное сопротивление гитлеровцев, 28 января советские войска оттеснили их, полностью овладели городом и ворвались в порт. Клайпеда была освобождена от гитлеровцев. В боях за город отличилась 16-я Литовская стрелковая дивизия, ядро личного состава и командования которой составляли литовцы, считавшие борьбу с нацизмом своим долгом и делом чести. Многие воины дивизии проявили истинный патриотизм и героизм в борьбе за освобождение Литвы от гитлеровской оккупации. За боевые заслуги дивизия была награждена орденом, ей было присвоено почетное наименование «Клайпедская».

Вызывают недоумение в опубликованном LRT материале скорбные рассказы, или лучше сказать – сказки о разорении красноармейцами жилого фонда города с целью обогрева холодной зимой 1945 года и нанесении тем самым ущерба жителям Мемеля – Клайпеды. Хочется напомнить, что еще осенью 1944 года в связи с начатой Красной Армией Мемельской операцией германское военное командование эвакуировало из Мемеля практически все гражданское население: около 50 тысяч человек.  28 января 1945 года вошедшие в город войска Красной Армии обнаружили в Мемеле – Клайпеде не более 10 жителей. Так что вряд ли в этой ситуации разумно рассуждать о нанесенном населению ущербе. Почему-то авторы материала LRT не выражают скорбь по поводу погибших от гитлеровских бомбардировок 22 июня 1941 года детях, находившихся на отдыхе в Паланге, или сожженной 23 июня 1941 года со всеми жителями литовской деревни Аблинга, расположенной в 45 километрах от Клайпеды и границы с Рейхом. Может быть, это было бы уместнее, чем сожалеть о мифическом материальном ущербе жителям Мемеля?

Неправдой являются заявления в опубликованном материале о разрушениях, произведенных в городе войсками Красной Армии. Разумеется, война есть война: как правило, в силу военной необходимости в ходе боев без разрушений не обходится. Мемель являлся серьезным пунктом обороны нацистской Германии, и материальные потери при его штурме неизбежны. Но именно сами германские войска уничтожали и разрушали город, обосновывая это тем, что, поскольку немецкое мирное население эвакуировано, неприятелю, то есть Красной Армии, ничего не должно быть оставлено. Поэтому именно германские войска, уходя, минировали и взрывали промышленные объекты, набережную порта, административные и жилые здания. Об этом свидетельствуют доступные документы и исторические материалы. Сами советские руководители Литвы в течение 1945 года постоянно сообщали в Москву, что «почти все промышленные предприятия были разрушены немцами, оборудование взорвано или вывезено, городское хозяйство – водопровод, электростанция, мосты и дороги – приведены в негодность, более 60 процентов жилого фонда и зданий культурно-бытовых учреждений превращено в развалины». «Немцами взорван и разрушен Клайпедский морской порт, взорвана и выведена из строя электростанция». Это – строки из официальных донесений высшего руководства Литвы.

А вот восстанавливать все разрушенное хозяйство и создавать новое пришлось поначалу красноармейцам, в том числе воинам 16-й Литовской стрелковой дивизии, а затем – именно специалистам из России и других республик СССР, поскольку литовцы из привычной сельской местности очень неохотно переселялись в Клайпеду, несмотря на утвержденные правительством Литовской ССР планы. Для восстановления хозяйства, инфраструктуры города, налаживания полноценной жизни, создания новых промышленных предприятий нужны были рабочие руки из других источников. Поэтому о том, кто восстанавливал город и благодаря кому он стал развитым центром Литвы, забывать как раз не стоит.

На Клайпедском воинском мемориале похоронены около 700 воинов. Здесь же погребены семь Героев Советского Союза, погибших в ходе Мемельской операции: капитан В. Фомин, капитан И. Полозков, лейтенант М. Ларин, лейтенант А. Кулик, лейтенант И. Лапушкин, лейтенант Е. Белинский, младший сержант А. Портянко. Все они видели Литву впервые в жизни, мечтали скорее закончить войну и вернуться домой, к своим семьям. Но, выполняя не только воинский, но и человеческий долг, они отдали свои жизни за освобождение не знакомой им земли, очищая ее от «коричневой чумы» – гитлеровского нацизма, о зверствах которого хорошо знали. Так подвигами и ценой жизни воинов Красной Армии освобождалась Клайпеда, чтобы вновь быть возвращенной Литве. И об этом никто не имеет права забыть.

Ежегодно почтить память павших воинов на Клайпедский мемориал, который так раздражает плохо знающих историю псевдопатриотов, приходят тысячи клайпедчан разных национальностей. И это – не те, кто ностальгирует по прошлому, как считают в LRT, а потомки тех, кто освобождал, восстанавливал и строил новый город. Даже в условиях пандемии этого года клайпедчане нескончаемым потоком вместе с детьми шли 9 Мая к мемориалу, чтобы склонить головы перед памятью павших воинов, возложить цветы на братские могилы. Вряд ли жители Клайпеды согласятся и смирятся с появлением каких-либо «поясняющих» табличек, искажающих саму суть произошедших в военный период событий. Как и все здравомыслящие люди, они сочтут это оскорблением памяти героев, отдавших свои жизни в борьбе с гитлеровским агрессором.

Не говоря уже о том, что воинский мемориал является местом воинских захоронений, защищаемым международным правом и соответствующими межгосударственными договорами, это – тот памятник, перед которым должна склонять голову вся Литва, ибо под ним покоятся те, кто своими жизнями вернул Литве город-порт Клайпеду, освободив его от нацистов!

Юозас ПЕЧЮЛЯВИЧЮС, председатель Клайпедского совета ветеранов Второй мировой войны, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции  

Воинские памятники – символ правды о войне

  1. Анатолий Лавритов :

    Дожили!Послевоенное поколение людей, не имеющих не только понятий об ужасах войны для гражданского населения и подвигах тех, кто избавил мир от фашизма, по своим убогим понятиям конструирует серый мир обывателей-потребителей, для которых смакование съеденного, поношенного до дыр , а также красиво упакованного товара превыше благородных ценностей старших поколений!Это ли не упадок морали и нравственности?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.